Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Писать про то, как устроено ЗАО "Россия" – более известное как кооператив "Озеро", – опасно: за это сажают, бьют и, вероятно, убивают. В Германии тоже есть Deutschland AG – это старый, но по-прежнему популярный образ, описывающий влияние банков и промышленников на немецкую политику и передающий хитросплетение родства и взаимной поддержки в кругу крупных немецких капиталистов. Но сколь бы Deutschland AG ни был влиятелен, он делит власть с политиками и гражданским обществом. Последнее, в лице организации Lobby Control, регулярно проводит в Берлине экскурсию по центру города, рассказывая на пороге офисов лоббистских организаций про то, как конкретные политики связаны с бизнесом или как деловые интересы корпораций превращаются в политические решения.

Вместе с 22 другими слушателями я побывал на этой экскурсии и заплатил за двухчасовую прогулку солнечным, но холодным днем 10 евро. Устройство Deutschland AG стало мне немного понятней, как и устройство немецкого гражданского общества: два часа, выходной день, 22 человека, 10 евро. В некотором смысле, это было 8 маленьких митингов-пикетов. Никого не задержали, не побили и, вероятно, не убьют: как сказал мне экскурсовод, проблем у них ни с полицией, ни с охранниками лоббистских штаб-квартир не было – как-то экскурсию не пустили в офис Volkswagen, в другой раз, наоборот, директор одной из организаций пригласили всех активистов Lobby Control на встречу.

Lobby Control немного выбиваются из российского, представления о гражданском обществе. Гражданское общество – а лучше, третий сектор – это активность, независимая одновременно и от власти, и от бизнеса. Но чаще всего НКО и grassroots-инициативы в большей степени уделяют внимание именно государству и чиновникам. В хорошо функционирующем гражданском обществе именно бюрократия связана по рукам, и государство – мельчает. Это автоматически приводит к тому, что власть перетекает к корпорациям, которые, оставаясь частными, практически выведены из под контроля со стороны третьего сектора. И это не только и не столько левый взгляд на проблему (а Lobby Control безусловно левая организация): цель лоббистских организаций – решить рыночные задачи своих членов, максимизацию прибыли, не рыночными методами – ограничением конкуренции и получением преференций. Корпорации, получающие свою прибыль с помощью принуждения граждан к покупке (а это и есть государственная субсидия) или заставляющие клиентов платить больше (а это и есть ограничение конкуренции), – может, являют собой даже и более современный образ власти, чем государства с их бюрократией и полицией.

Кто ходит на эти экскурсии? Например, школьные учителя. Одна из организаций – INSM – привлекла внимание Lobby Control как раз своими бесплатными методическими пособиями для школьников и учителей по социологии и политологии. Но Lobby Control в распространении в школах бесплатных методичек видит попытку “ультралиберальной индоктринации”. Проблема индоктринации в послевоенной Германии вообще воспринимается остро, а в школе – особенно. Прежде всего, это проблема для самих учителей: в большинстве немецких школ учителя являются госслужащими и при вступлении в должность учителя общественных наук подписывают своеобразный отказ от индоктринации. Экскурсии Lobby Control для них – не развлечение, а подготовка к урокам.

Ходят на экскурсии и журналисты. Впервые о Lobby Control я услышал от журналистки Джеммы Пэрзген, одной из руководительниц немецкого отделения организации "Репортеры без границ": ее волнует смешение журналистики и PR, и это еще одна проблема, которой занимается Lobby Control. В фойе немецкого телеканала ZDF экскурсовод рассказывал про “джинсу” – заказные материалы в немецких СМИ, которые на фоне кризиса печатных изданий стали более заметным явлением. ZDF, впрочем, в “джинсе” замечен не был, и фойе этого телеканала выбрано Lobby Control, кажется, из театрально-логистических соображений: там тепло, дизайн выполнен в виде телевизионной студии.

Офис ZDF находится прямо между Федерацией немецких пивоваров и кафе Mercedes-Benz. Федерация пивоваров – классическое лобби, но славно оно еще и тем, что раздает немецким политикам премии “Посол пива”. В 2012-м, например, это звание получил Петер Альтмайер, министр окружающей среды в
Немецкое гражданское общество не столько про прямое политическое действие – для этого есть партии, – сколько про "общественную коммуникацию", публичный разговор на беспокоящую общество тему
правительстве Меркель. История, рассказанная нам у кафе Mercedes-Benz, пожалуй, более скандальная. Правительство Германии на международном уровне резко выступает против повышения требования к автопроизводителям по уровню выброса C02, и Lobby Control отмечает биографии тех политиков, которые тесно связаны с автомобильной индустрией: это, например, бывший депутат и министр Эхарт фон Клейден (Eckart von Klaeden), только что стал одним из директоров (как раз по лоббизму) Daimler AG, производящей Mercedes-Benz. По данным Spiegel, немецкая прокуратура проводит предварительное расследования случая, когда Клейден заказал такое исследование выхлопов С02 у автомобилей, производимых в Германии, которое соответствовало интересам Daimler AG. На этом примере Lobby Control пытается продвинуть свою антилоббистскую инициативу, требуя, чтобы между занятием политических должностей и постов в корпорациях был промежуток в три года – это позволит "охладить" связи, накопленные политиками во время работы в правительстве.

У офиса крупнейшей немецкой энергетической кампании E.On всплывают детали биографии Геральда Хенненхофера, который на протяжении своей карьеры успел переместиться из департамента министерства охраны окружающей среды, занимающейся ядерной энергетикой, в Е.On и затем обратно в министерство. А биография Пеера Штайнбрюка, бывшего министра финансов и кандидата в канцлеры от Социал-демократической партии, отражена в его декларации о доходах, полной бесконечных гонораров за выступления и консультации. Эти гонорары не мешали Штайнбрюку заниматься политикой.

Экскурсия Lobby Control заканчивается в довольно неожиданном месте – в Берлинской академии искусств. В этом же здании расположен China Club – элитный бизнес-клуб, членство в котором стоит, по словам экскурсовода, 10 тысяч евро. Прямо во время рассказа экскурсовода о преимуществах консьерж-сервиса, включающих доставку выпивших посетителей домой, к лифту, служащему входом в клуб, протиснулись через толпу слушателей два бизнесмена из Азии. У одного из них в руках был портфель из белой крокодиловой кожи, другой, по виду начальник первого, старался не показать своего лица, и, после заминки, оба они скрылись в лифте.

Эпизод с лифтом и членами клуба, стесняющимися пройти в лифт на глазах у зрителей так же, как незадачливый турист – свернуть в секс-шоп на оживленной улице, честно говоря, оставил после себя неприятное чувство соглядатайства. Под определенным углом зрения с той же брезгливостью можно рассматривать и всю деятельность Lobby Control: до экскурсии активность этой организации мне чем-то напоминала наш закон “об иностранных агентах”, который якобы скопирован с американского антилоббистского законодательства FARA. Но в ходе экскурсии я был "индоктринирован": как минимум в тех случаях, когда бизнес пересекается с политикой и политиками, следить за бизнесом – оправданная и значимая задача для третьего сектора.

Отстаивать право людей ходить с белыми кожаными портфелями из крокодиловой кожи в сколь угодно дорогие клубы, впрочем, тоже в интересах гражданского общества. Сегодня Lobby Control добивается лишь того, чтобы вход лоббистов в такие клубы, как правительство и парламент, находился под жестким общественным контролем.

Экскурсии – лишь один небольшой проект маленькой организации из семи сотрудников с годовым бюджетом в 300 тысяч евро. Интерес и к проблеме, и к самому Lobby Control растет – тот же бюджет, наполняющийся преимущественно с помощью частных пожертвований, каждый год увеличивается почти в полтора раза. Но именно в этих экскурсиях, очень спокойных, насыщенных информацией и нацеленных на заинтересованных сограждан, отражается то, что я успел пока понять про немецкое гражданское общество: оно не столько про прямое политическое действие – для этого есть партии, за которые принято не только голосовать, но и участвовать в их каждодневной работе, – сколько про "общественную коммуникацию", публичный разговор на беспокоящую общество тему. Само по себе привлечение внимания, сбор и распространение информации уже – половина дела, особенно если речь идет о лоббистах.

Григорий Охотин – независимый журналист, участник проектов OvdInfo.Org и ClosedSociety.Org, при поддержке Фонда Марион Дёнхофф занимается исследованием немецкого гражданского общества

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG