Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Антисистемный протест в странах Восточной Европы порождает иллюзии: мол, стоит заменить "плохих" политиков "хорошими", и все наладится

В одной из этих трех стран после парламентских выборов прошло уже полгода, в другой – лишь пара недель, в третьей – выборы предстоят будущей весной. Ситуация в Болгарии, Чехии и Венгрии неодинаковая, но нечто общее во всех трех случаях есть – разочарованность значительной части общества в правящих ныне политических силах. Причем это недовольство уже не конкретными политиками, а системой в целом. Антисистемный протест становится все более заметной чертой политического ландшафта Восточной Европы. Почему это происходит и какие формы принимает такой протест?



"ТАНЦУЙ СО МНОЙ" НА УЛИЦАХ СОФИИ

Восемь утра, осенний день, центр Софии. Студенты блокируют перекресток напротив Театральной академии. 17 человек выходят из толпы, ложатся на асфальт и собственными телами изображают слово-призыв: "Уходите!". Адресат призыва – болгарское правительство. Протесты против него уже вошли в историю: они продолжаются 150 дней.

На прошлой неделе к ним подключились театры, еще раньше студенты оккупировали здания нескольких университетов. Почти каждый вечер центр Софии перекрыт протестующими, которые требуют отставки правительства. И хотя участников акций уже не так много, как было в начале, в действительности протест расширяется, так как к нему подключаются представители все новых и новых слоев населения.

Все началось в середине июня, когда только что сформированное правительство социалистов назначило нового директора болгарской контрразведки. Им оказался 33-летний Делян Пеевский – человек, который формально не владеет практически ничем, но тем не менее фигурирует в списке самых богатых болгар по версии журнала "Форбс". На посту директора Государственного агентства национальной безопасности он, однако, провел только три дня: начавшиеся 14 июня протесты привели к отставке Пеевского.

Так это начиналось. Видеозапись событий в центре Софии в один из первых дней массовых выступлений:


Сегодня труднее всего объяснить, почему болгарские протесты на этом не остановились, ведь требования улицы почти немедленно были исполнены? На этот вопрос отвечает телевизионный ведущий, бывший корреспондент болгарской службы Радио Свободная Европа Иван Бедров:

– Эта волна протестов началась 14 июня, после того как парламент буквально за 15 минут принял предложение правительства, обсудил и проголосовал за назначение Деляна Пеевского директором Агентства национальной безопасности. Это агентство располагает огромной властью, у него не только контрразведывательные функции. Тогда как Делян Пеевский – фигура достаточно спорная. Задолго до своего необъяснимого назначения он уже считался олицетворением того, что считается основой болгарских проблем, – протекционистских связей, на которых построена вся его карьера. "Под него" принимались законы, делались исключения из общих правил. Пеевский – депутат, но в парламенте практически не бывает, если не считать его появления в момент назначения главой службы национальной безопасности, когда он выступил с угрозой в адрес предыдущего парламентского большинства. Понятно, что люди вышли на улицы. И понятно, что не ушли оттуда, когда Пеевский был вынужден подать в отставку. Очевидно, что не в самом Пеевском проблема, а в закулисном способе вести политику. Не случайно же, что всего через два часа после назначения Пеевского люди потребовали отставки всего только что избранного правительства.

После выборов в мае 2013 года в болгарский парламент прошло четыре политические силы. Победившая правоцентристская партия ГЕРБ, правившая до тех пор, не смогла сформировать правительство, и у власти оказалась коалиция социалистов и партии этнических турок, при негласной поддержке ультранационалистов из партии "Атака". Традиционных правых сил, которые дважды находились у власти в Болгарии после падения коммунистического режима, в новом парламенте нет: они не смогли набрать необходимое количество голосов после десятилетия внутренних расколов и скандалов. Теперь на улицах Софии немало протестующих представителей этих партий, но они находятся там как обычные граждане, ведь болгарские протесты 2013 года лишены партийного представительства и единой организации.

Люди договариваются по группам в социальных сетях и ежедневно собираются у центрального подъезда здания Совета министров, призывая правительство подать в отставку. Отсутствием политического центра объясняется, наверное, и необычная артистичность акций протеста. Юмор – основное оружие демонстрантов, свое недовольство они выражают смехом и иронией. Лидера ультранационалистов Волена Сидерова, например, не столько призывали к уходу из власти, сколько смеялись над ним: популярный журналист и режиссер надел маску, изображающую политика, и смирительную рубаху из психбольницы со связанными на спине рукавами. Он добился-таки того, что его задержала полиция, и тут же заявил, что пора арестовать оригинал, а не пародийную копию. 21 августа, в день 45-й годовщины вторжения войск стран Варшавского договора в Чехословакию, участники акций протеста в Софии принесли картонный двухметровый розовый танк – копию розового танка, инсталляции чешского художника Давида Черного. Протестующие тогда окружили посольство Чехии, скандируя "Извините!" – намек на то, что за все время демократического правления болгарские наследники Коммунистической партии так и не извинились за участие своей страны в подавлении "пражской весны".

На следующий день юмор вновь взял верх над серьезностью – по городу были расклеены официальные фотографии членов правительства и парламента, но только розовые. Вслед за ними появились взрослые и даже совсем пожилые люди, одетые в пионерские и комсомольские формы, несущие портреты Ленина и Георгия Димитрова – такой пародийной манифестацией был отмечен день 69-летия коммунистической революции 1944 года. А поскольку аббревиатура агентства национальной безопасности совпадает с английским глаголом "танцевать" – ДАНС, – то и весь протест стал называть себя "ДАНС with me" ("Танцуй со мной“).

Хотя проявления протеста разные, некоторые из них не меняются. Это, например, плакаты с загадочным коротким вопросом: "Кто?". Их можно видеть на протяжении всех пяти месяцев софийских демонстраций. Говорит журналист Иван Бедров:

– Вопрос "Кто?" превратился в единый символический лозунг протеста. Формально протестующие стали повторять вопрос "кто?", когда стало ясно, что мы так и не узнали, кто все-таки был автором решения выдвинуть Пеевского на пост директора контрразведки. Ни один болгарский политик до сих пор не взял на себя ответственность за это. Но мы не знаем и о многом другом. Например, о том, как получилась правящая коалиция, в которой социалисты находятся вместе с ультранационалистами, а те – с турецким меньшинством. Кто пошел на такое? В обмен на что? И поскольку ответа на эти вопросы все нет, люди продолжают выходить на улицы с вопросом "Кто?" и с призывом: "Уходите в отставку!".

В Болгарии противостояние политического истеблишмента и недовольной им части общества приняло, наверное, самые острые формы. Не факт, что протестующие с софийских улиц в конце концов добьются своего и правительство премьера Пламена Орешарского уйдет наконец в отставку. Но фактом можно считать другое: в Болгарии сформировалось широкое общественное движение, выступающее за изменение стиля и содержания политической деятельности. За то, чтобы из бесконечной серии закулисных сделок политика превратилась в совокупность мер и решений, соответствующих закону и подлежащих общественному контролю. Протестному движению, однако, не хватает организации, поэтому пока сложно судить о том, какое будущее его ждет.

СИНИЙ РАЗГРОМ, ОРАНЖЕВАЯ ПИРРОВА ПОБЕДА

В Чехии антисистемный протест, как ни парадоксально, вписался в рамки системы: чехи протестуют не на улицах, а у избирательных урн. На выборах 25-26 октября граждане отказали в доверии наиболее крупным партиям страны, доминировавшим в чешской политике на протяжении последних 20 лет. Ведущая правоцентристская партия, гражданские демократы (ГДП), "погорела" очень крупно: за нее проголосовали лишь 7% избирателей – худший результат "синих" (таков цвет этой партии) за всю ее историю. Традиционный соперник ГДП, "оранжевые" социал-демократы, формально преуспели, одержав на выборах победу, но с весьма скромным результатом в 20,5% голосов. Победа оказалась пирровой: "оранжевые" рассчитывали на куда более солидный результат, который позволил бы им сформировать однопартийное правительство. Более того, буквально на следующий день после выборов в руководстве социал-демократов произошел раскол, последствия которого наверняка скажутся на формировании новой правящей коалиции.

Андрей Бабиш голосует на парламентских выборах

Андрей Бабиш голосует на парламентских выборах

Настоящим победителем выборов стало движение ANO бизнесмена-миллиардера Андрея Бабиша. Созданное всего два года назад, оно заняло второе место, отстав от социал-демократов лишь на 2% голосов. Другим сюрпризом стал успех политика-популиста, предпринимателя японского происхождения Томио Окамуры: его движение "Рассвет прямой демократии", тоже политический новичок, пробилось в парламент, получив около 7% голосов. И Бабиш, и Окамура строили свою предвыборную кампанию на критике нынешних политиков как таковых, рисуя их самыми черными красками – как коррумпированных непрофессионалов, по вине которых страна погрязла в кризисе. А значит, она нуждается в приливе свежих политических сил, иными словами – самих Бабиша, Окамуры и их сторонников. Почему подобная агитация имела успех? Размышляет обозреватель Чешского радио Либор Дворжак:

– Социал-демократы и гражданские демократы оказались замешаны в крупных коррупционных скандалах. Неудивительно, что чешские избиратели решили поддержать новые, недавно созданные движения, протестуя против недостатков традиционных партий. Что касается господина Бабиша, то ему на руку сыграли два дополнительных обстоятельства. Во-первых, у него были очень хорошие пиарщики, которые организовали движению ANO весьма динамичную, профессиональную предвыборную кампанию. Во-вторых, Андрей Бабиш привлек под свои знамена многих известных и популярных в стране людей: ученых, актеров, деятелей местного самоуправления… Эта тактика оправдала себя. При этом опыт с политическими новичками у Чехии уже есть, и этот опыт не очень хороший: партия "Дела общественные" еще одного предпринимателя, Вита Барты, прошла в парламент после выборов 2010 года и в течение двух лет развалилась, погрязнув в скандалах.

– А каков примерно социологический портрет избирателей, голосовавших сейчас за протестные партии?

– Это в основном часть среднего класса. Это бывшие избиратели двух крупнейших партий, социал-демократов и гражданских демократов, разочаровавшиеся в этих партиях. И Бабиш, и Окамура обещают полный или частичный переход к мажоритарной избирательной системе, что многим избирателям нравится, поскольку пропорциональная система парламентского представительства на данный момент не очень хорошо себя зарекомендовала в глазах граждан.

– Не грозит ли успех таких сил, как ANO и "Рассвет прямой демократии", определенной дестабилизацией чешской политики?

– Исключать этого нельзя. По данным социологических исследований, как раз эти новые политические субъекты склонны к тому, чтобы перенять риторику и лозунги от действительно экстремальных сил, которые в парламент не прошли. Я приведу мнение авторитетного в нашей стране теолога и общественного деятеля Томаша Галика, который недавно заявил, что, по его мнению, идеальной была бы система, обеспечивающая баланс политических сил: две крупные партии, одна справа, другая слева от центра, и несколько партий поменьше, способных составить коалицию с той или иной из двух крупных. Но избиратели сейчас этого не хотят, они устали и решили дать шанс новым силам. Поэтому "равновесная" система у нас на данный момент разрушается или даже уже разрушена.

Е14 ПРОТИВ "ВИКТАТОРА"

Венгрия пошла по пути разрушения баланса политических сил еще раньше. Правда, в роли "тарана" выступило не какое-либо новое движение, а правая партия ФИДЕС с более чем 20-летней историей, получившая на выборах 2010 года 53% голосов. Лидер ФИДЕС Виктор Орбан, во второй раз занявший пост премьер-министра (он уже был главой правительства в 1998–2002 годах), как заявляют его оппоненты, делает все возможное для того, чтобы сделать пребывание своей партии у власти как можно более долгим и придать венгерской политике консервативно-националистический характер. Парламент Венгрии, в котором ФИДЕС располагает конституционным большинством, одобрил в прошлом году новую конституцию страны, часть положений которой вызвала резкую критику со стороны Европейского союза. Виктор Орбан вернулся к власти на волне протестных настроений, направленных против коррумпированных правительств Социалистической партии, правивших предыдущие 8 лет. Но в результате с авторитарным премьером – противники дали ему прозвище "Виктатор" – произошла метаморфоза. Как говорит оппозиционный политик, лидер движения "Вместе-2014" (Е14) Гордон Байнаи, "Орбан был символом смены режима, но сейчас он сам стал символом того режима, который следует сменить".

У Виктора Орбана хватает сторонников. Проправительственная демонстрация в Будапеште 23 октября 2013 года.

У Виктора Орбана хватает сторонников. Проправительственная демонстрация в Будапеште 23 октября 2013 года.

У Байнаи, который перед приходом Орбана недолгое время возглавлял "технократическое" правительство Венгрии, поддержанное социалистами, лучшая репутация, нежели у его предшественника на премьерском посту Ференца Дьюрчаня, которого венгерские левые часто обвиняют в том, что он привел их к краху на выборах 2010 года. Дьюрчань, ныне возглавляющий небольшую партию под названием "Демократическая коалиция", так и не избавился от роли парии в венгерской политике. На союз с ним не решается пойти никто, хотя сам экс-премьер предупреждает, что это может стоить левоцентристам поражения на выборах 2014 года. "Нынешняя предвыборная кампания будет брутальной", – пророчит Дьюрчань.

Венгерская протестная партия, в роли которой выступает Е14 Гордона Байнаи, находится в непростой ситуации. С одной стороны, она заключила предвыборный альянс с социалистами, которые уверяют избирателей в том, что избавились от опороченных фигур вроде Дьюрчаня и отказались от коррупционных практик прошлого. С другой стороны, Е14 поддерживают такие фигуры, как Петер Юхас, общественный активист и лидер движения "Милла" ("Миллион граждан в поддержку свободы слова"), который известен своей антисистемной риторикой. Вот цитата из недавнего выступления Юхаса на митинге оппозиции: "Политика – слишком важное дело для того, чтобы доверить ее профессиональным политикам. В Венгрии обычных граждан то и дело отстраняют от решения общественных дел, причем правые власти тут ничем не отличаются от левых. Все время находится кто-то, кого нужно преследовать: то либералы, то независимые общественные организации, то евреи, то цыгане, то бездомные... Мы хотим одного гражданского представительства. Мы хотим Венгрии для простых граждан".

В этих словах вся суть антисистемного популизма, причем не только венгерского. Риторика Петера Юхаса очень схожа и с выступлениями Андрея Бабиша в ходе чешской предвыборной кампании, и с лозунгами протестующих на улицах болгарской столицы. Смысл ее таков: политики плохи, продажны и некомпетентны, их следует как можно скорее заменить честными людьми, не замешанными в закулисных сделках. Над тем, что эти "честные люди" очень быстро могут превратиться в таких же испорченных политиков, лидеры восточноевропейского антисистемного протеста предпочитают не задумываться. Хотя, возможно, именно здесь лежит ключ к успеху или неудаче их деятельности. Ведь если сделать упор не на замену "плохих" политиков "хорошими", а на реформирование не оправдавших себя политических институтов и укрепление системы общественного контроля за политиками, то и митинги в скором времени могут не понадобиться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG