Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ученые отстояли право не предсказывать будущее


Академик Валерий Рубаков

Академик Валерий Рубаков

На прошлой неделе в научные институты РАН поступил пакет документов государственного задания, с требованием заполнить их и предоставить в президиум РАН не позднее сегодняшнего дня. Среди прочих пунктов, в формах должен был быть указан показатель результативности - число статей, опубликованных в реферируемых научных журналах по каждой из тем плана.

Сообщалось, что до 1-го декабря документы будут консолидированы и переданы в ФАНО, созданное в рамках реформы РАН федеральное агентство, в ведение которого переходят научные организации. На основе форм будет приниматься решение о размере финансирования институтов, а по некоторой информации, если по окончании периода плановые показатели не будут достигнуты, может быть поднят вопрос о расформировании организации.

Требование указывать в госзадании плановое число научных публикаций вызвало возмущение научного сообщества. Ученые отмечали, что предсказать, сколько будет написано статей в 2016 году просто невозможно. В итоге в минувшую пятницу заместитель президента РАН Владимир Иванов, от имени которого в институты и поступило требование заполнить госзадания, заявил, что произошла техническая ошибка, в документах число научных статей было заменено на “число работ в рамках темы”.

Академик Валерий Рубаков объяснил, что в этом виде требование заполнения госзадания можно считать достаточно безобидным.

- Как я понимаю, чиновникам просто нужна какая-то цифра, которая характеризовала бы госзадание и свидетельствовала о его выполнении или невыполнении. Изначально в качестве этой цифры выступало количество статей опубликованных за определенный период. Понятно, что сегодня планировать, кто и сколько напишет статей в 16-м году, как-то несерьезно. Ученые возмутились, что им придется писать какие-то цифры, взятые с потолка, а потом окажется, что статей будет меньше, чем в плане и задание будет считаться невыполненным, хотя результаты могут быть самые интересные и выдающиеся. Я не знаю, на каком это уровне решалось, но после протестов ученых эта цифра была заменена на безобидный параметр, на число тем, или работ, которые будут выполнены в соответствующий отчетный период. Это безобидная штука, потому что у всех и так есть тематические планы и количество тем можно вписать в соответствующую графу госзадания. Это достаточно мелкая вещь, но важно, что есть чиновничьи планы, а есть вопрос по существу - кто на каком уровне работает, и их смешивать не надо.

- Чиновникам и ученым все равно придется договориться о каких-то разумных параметрах, которые будут оценивать работу вторых и окажутся при этом понятными первым.

- Совершенно верно. Но одно дело - формальные требования, по которым нам придется ежегодно отчитываться, а другое дело - изучение ситуации по существу. Это должно происходить по разным правилам, с разными механизмами.

- Что будет зависеть от документов, которые президиум РАН собирает сейчас для ФАНО?

- Вообще-то госзадание пишется для того, чтобы обосновать финансирование. Но в реальности это достаточно формальные документы, я думаю, в конечном итоге они ни на что не повлияют.

- Подобные формы заполнялись и раньше, до реформы РАН?

- Нет, институты и подразделения институтов РАН, конечно, заполняли тематические планы, но они не были настолько формализованными. Обозначалась тематика, результаты, которых хотелось бы достичь, но без такой формалистики. Бог миловал.

- Как ФАНО будет проверять, что заявленные в плане показатели достигнуты?

- Для этого есть отчет, мы и раньше их писали ежегодно, а в последнее время даже ежеквартально. Отчеты с указанием тем и достигнутых результатов. Их, при желании, можно даже изучать по существу, Отделения РАН их действительно изучали по существу. Как это будет теперь происходить - я не знаю.

- Как можно резюмировать ситуацию?

- Чиновники неадекватно поставили задание, но это удалось сдемпфировать. Будет ли это удаваться в будущем - неизвестно.

- У научного сообщества уже сложилось какое-то мнение о назначенном руководителем ФАНО Михаиле Котюкове?

- Пока нет. Он мало “выходит наружу”, так что, во всяком случае, у тех, кого я знаю, никакого мнения о нем не сложилось. Ну, рано или поздно все равно станет ясно, что он за человек.
XS
SM
MD
LG