Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Как, вы не слышали историю об Ангеле и собаке Владимира?! В Европе только об этом и говорят! Ну, насчет всей Европы – это я, пожалуй, погорячился. Но в Берлине, да и по всей Германии разговоры об Ангеле и собаке Владимира до сих пор не утихли. Хотя сколько, казалось бы, уже времени минуло! Но отзвуки до сих пор гуляют.

Дело в том, что канцлер ФРГ Ангела Меркель боится собак – с детства и очень сильно. Бывает. В информационных справках, которые служба протокола канцлера рассылает при подготовке визитов Меркель, указано: No dogs. Упомянули этот пункт и при подготовке визита Ангелы Меркель в Россию.

И вот приезжает Меркель в ноябре 2012-го на встречу с В. В. Путиным. Российский лидер по обыкновению задерживается, в комнате стоит низенький столик да два кресла по бокам от него (ну, и чуть-чуть для сопровождающих). Ждать, как утверждают немецкие дипломаты, рассказавшие мне эту историю, долго не пришлось – открылась нешироко дверь и в комнату... вошла собака президента России, известная каждому россиянину, – лабрадор Кони. Собака аккуратно обошла пустое кресло, обнюхала федерального канцлера и села прямо у кресла Меркель. Через несколько минут дверь открылась снова и в комнату вошел российский президент.

Отвлекусь от международных отношений и расскажу, что один из обычных элементов тактики следователей ФСБ состоит в том, чтобы вывести допрашиваемого из равновесия перед началом допроса. Либо неспровоцированным оскорблением, либо попробовав напугать чем-то, и близко не связанным с темой предстоящей беседы. Главное, чтобы в голове допрашиваемого поселился раздражитель, не связанный с основной темой беседы, – тогда концентрация снижается, а вместе с ней и степень сопротивляемости психологическому давлению следователя. Вы знаете, как это бывает, когда в споре один собеседник ведет другого в нужном направлении? Если не знаете – добро пожаловать в русскую тюрьму, там вы с этим столкнетесь в первой же камере, и будет это сопровождать вас до самого выхода по концу срока.

Владимир Владимирович Путин вообще-то одно время работал в Управлении КГБ по Ленинграду и Ленинградской области следователем, о чем хорошо помнят его разговорчивые друзья. А Ангела Меркель (она же из Восточной Германии) сталкивалась с работой следователей МГБ ГДР (Государственной службы безопасности – Штази по-немецки). Отца Ангелы Штази обрабатывала, дочь тоже "слегка" зацепило. И вот сидит Меркель на переговорах с Путиным, рядом с Меркель сидит собака Путина, а напротив сидит сам Путин и ведет дипломатическую игру, нацеленную на то, чтобы отклонить претензии к российской политике со стороны канцлера ФРГ.

В ФРГ к середине 2012 года уже вовсю бились две влиятельные силы, которые сильно расходились во взглядах на то, как Германия должна выстраивать отношения с Россией. МИД Германии и значительная часть немецких промышленников стояли за то, что надо закрывать глаза на антидемократические авторитарные наклонности Кремля, с тем чтобы не навредить сиюминутным перспективам германского бизнеса в России. Зато широкая коалиция политиков из бундестага и германских партий вкупе с немецкими избирателями требовали от канцлера занять решительную позицию по отношению к Кремлю, который недвусмысленно шел "вперед назад за лиловыми кроликами", восстанавливая чуть ли не все отрицательные (с точки зрения Германии) черты Советского Союза. Канцлер Меркель балансировала между двумя силами, склоняясь больше к позиции первой из них.

Скажу, пожалуй, о том, как немецкие дипломаты оценивают роль личных переживаний в истории (рассказал мне эту историю человек, ныне работающий
Главное, чтобы в голове допрашиваемого поселился раздражитель, не связанный с основной темой беседы, – тогда концентрация снижается, а вместе с ней и степень сопротивляемости психологическому давлению следователя
заместителем министра иностранных дел ФРГ). Не будем строить догадок насчет того, была ли разъярена Меркель по возвращении в Берлин по поводу применения Путиным "этих кагэбэшных штучек". Замечу лишь, что после встречи Ангелы Меркель с президентом России и его собакой федеральный канцлер буквально в течение нескольких дней значительно поменяла свою позицию по поводу российского направления и из защитника позиции МИДа и "беспринципных", как их называли в бундестаге, промышленников стала проповедником необходимости проводить более жесткую политику по отношению к Москве. И Германия из верного союзника России стала вдруг неудобным собеседником. В результате интересы России страдают. И объясняют немцы – не без удовольствия, кстати – эти перемены влиянием "истории об Ангеле и собаке Владимира". Ошибаются, наверное (дипломатично говоря): так ведь не бывает, чтобы под влиянием личных мотивов отдельно взятого политика, пусть и высокого ранга, менялась государственная политика!

Игорь Сутягин – лондонский военно-политический эксперт. Бывший сотрудник Института США и Канады, в 2004 году осужден к 15 годам заключения за государственную измену. Приговор ставился под сомнение правозащитным сообществом и Европейским судом по правам человека. В 2010 году освобожден в результате обмена заключенными между Россией и США.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG