Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин слушал про Болотную, Урлашова и репрессии


Многие из политиков верят, что Путин умеет слушать

Многие из политиков верят, что Путин умеет слушать

Президент России встретился с лидерами непарламентских партий

В среду, 20 ноября, представители нескольких политических партий, не представленных в Государственной Думе, были приглашены на личную встречу к президенту Владимиру Путину.

Особо подчеркивается, что такой состав участников Кремль собрал впервые. Путин летом встречался с представителями оппозиции, в последние дни он побеседовал лично с лидерами парламентских фракций, на завтра назначен визит главы государства к писателям на литературное собрание. Осенние встречи президента Путина проходят незадолго до ежегодного послания президента Федеральному собранию, на это обратил внимание пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Пресс-служба Кремля сообщила, что на встречу с Владимиром Путиным были приглашены представители “Гражданской платформы", "Коммунистов России", "Правого дела", "Патриотов России", "Республиканской партии России – Партии народной свободы", "Родины", "Российской партии пенсионеров за справедливость" и "Яблока". Большинству из этих партий не доводилось заседать в Госдуме, но удалось получить мандаты на региональных выборах.

К беседе на какие темы следует подготовиться, сайт Кремля тоже сообщил: развитие политической конкуренции, представительство так называемых "малых партий" в органах госвласти и местного управления, а также перспективы участия пока еще непарламентских политических сил в федеральных выборах.

Выборы глав регионов останутся – заверил президент и поделился ощущением, что либерализация закона о политических партиях пошла на пользу политической системе. Приглашенные на беседу партийцы к разговору на такие темы готовы всегда. Другое дело, что результатами проведенной при Путине политический реформы многие из них недовольны. Об этом, например, говорил перед встречей лидер "Яблока" Сергей Митрохин. После свидания с Путиным он так описал свои впечатления:

Сергей Митрохин

Сергей Митрохин

– Довольны ли вы встречей, которая состоялась сегодня?

– Не могу сказать, что я доволен, но встреча была довольно долгой, никто не ограничивал в высказываниях представителей партий. Я сумел донести до президента все, что хотел сказать, разумеется, в режиме краткого формата выступления. Я передал президенту несколько папок с обращениями, в первую очередь по нарушениям прав граждан, по политзаключенным и политическим репрессиям, особенно в регионах России, по делам, мало освещаемым в СМИ, но не менее жестоким, чем те, которые широко известны. Например, по Краснодарскому краю – я рассказал президенту о произволе, который творят там силовики, особенно ФСБ. Произвол носит ярко выраженный политический характер, в том числе по отношению к активистам "Яблока" и к правозащитным организациям. На гонения против этих организаций очень сильно повлиял закон об иностранных агентах, о чем я тоже сказал президенту и предложил ему в послании к Федеральному собранию затронуть тему гражданского и межнационального мира. Сейчас общество находится в конфликте с властью, этот конфликт со стороны власти принимает довольно жестокий, неправовой характер. Я предложил ему это прекратить и начать с широкой амнистии.

– А кто-то вас поддержал еще?

– Пожалуй, Владимир Рыжков. Я выступал вторым, вслед за Михаилом Прохоровым, а Владимир Рыжков выступал после меня, и он больше сосредоточился на "узниках Болотной", но сказал примерно то же самое, то есть в данном случае наши позиции совпали. По поводу межнационального мира я сказал, что ситуация обостряется и государство несет ответственность за это. В частности, государственные и общественные деятели, которые позволяют себе неподобающие заявления, а также правоохранительные органы с их коррупцией, которая порождает конфликты на межнациональной почве. Есть еще и избирательное применение законодательства, например, об ответственности за разжигание межнациональной розни, когда страдают люди зачастую ни в чем не виноватые, а действительно виновные высокопоставленные чиновники уходят от ответственности.

Я предложил президенту дать четкий сигнал политической элите в своем послании – о том, что недопустимо поджигать фитиль, потому что на пороховой бочке сидят не только те, кто пиарится на этой теме, но и весь наш народ. Я говорил об экономической политике, предлагал меры по обеспечению прозрачности монополий, которые сегодня являются фактически тяжкой обузой для нашей экономики и для граждан, для потребителей жилищно-коммунальных услуг, эти монополии практически облагают нас данью. Я предложил начать решение проблемы резкого социального расслоения, которое, по данным экспертов, рекордное в России по сравнению с развитыми странами. Я предложил начать с ликвидации теневой экономики, потому что теневая экономика как раз вносит львиную долю вклада в социальное расслоение. И начать с обеспечения прозрачной деятельности всех компаний, всех монополий, провести их независимый аудит, выставить результаты аудита в интернете. Передал президенту конкретные предложения по борьбе с коррупцией и обеспечению прозрачности. На это он откликнулся достаточно оживленно и сказал, что "мы к этому тоже стремимся, здесь, в этом вопросе мы союзники", на что я ответил, что делается довольно мало для этого.

Он также поддержал тезис о том, что необходима деофшоризация российской экономики. Я предложил достаточно радикальные меры для того, чтобы вывести российскую экономику из-под контроля офшоров. К сожалению, я не уверен в том, что все эти меры будут реализованы. Хотя президент сказал, что предложения мои изучит. То же самое он сказал и по поводу большого пакета материалов, которые ему передал Владимир Рыжков, это независимое расследование по Болотной площади. Но я не думаю, что будут сделаны выводы. Тем не менее, несмотря на то что я не уверен в прямом эффекте, все же надеюсь, что какие-то сдвиги произойдут. Мы должны вести диалог с властью и пытаться влиять на власть по тем вопросам, которые актуальны для граждан, для наших избирателей, для всей нашей страны. Поэтому диалог будем продолжать, но, естественно, не поступаясь нашими позициями, той оценкой деятельности Путина лично и режима, который он создал в России, который мы считаем коррумпированным и авторитарным.

Владимир Рыжков, сопредседатель партии "РПР-Парнас" ("Республиканской партии России – Партии народной свободы"), по его собственным словам, говорил президенту в основном о том, что связано с соблюдением прав человека. При этом Владимир Рыжков признал, что некоторые коллеги по партии его отговаривали от визита к Путину:

Владимир Рыжков

Владимир Рыжков

– Для меня главный итог в том, что я сказал все, что считал нужным сказать, без всяких купюр. И то, что говорили люди на Болотной и Сахарова. И я передал президенту Путину резолюции митингов на Болотной площади и на проспекте Сахарова. Я передал ему общественный доклад по расследованию по "болотным узникам", список 70 политзаключенных, который опубликовало 30 ноября общество "Мемориал".

Говорил я, что есть три вещи, которые разрушают государство, – это репрессии, фальсификации на выборах и коррупция. И сказал, что если страна хочет двигаться вперед, то надо заканчивать политику репрессий, надо отменять "закон Димы Яковлева", надо отменять закон об "иностранных агентах", надо выпускать всех политзаключенных, надо привести политическую систему в соответствие с Конституцией, гарантировать политическую конкуренцию и свободные выборы, освободить страну от коррупции. Я очень рассчитываю на то, что будут конкретные результаты, прежде всего амнистия для политзаключенных, затем политическая реформа и свободные выборы. Если что-то из этого будет сделано, значит, я ходил не зря. У нас в партии две большие группы. Одни считают, и я в первую очередь, что нужно использовать каждую возможность, чтобы добиваться своих целей и вытаскивать людей из тюрем, делать реформы. А другие считают, что с властью не нужно и не о чем говорить. Действительно, две противоположные точки зрения есть. Но формального решения принято не было. Приглашение пришло мне, и я решил идти. Я считаю, что сделал правильно.

В беседе с представителями непарламентских партий глава государства выразил собственные воззрения на многие темы, вызывавшие общественную дискуссию. Определенные виды бизнеса нужно вывести из офшоров исключительно в Россию, с
Говорил я, что есть три вещи, которые разрушают государство, – это репрессии, фальсификации на выборах и коррупция
прогрессивной шкалой налогообложения пока не спешить, национализация предприятий – не метод оздоровления экономики. Все это прозвучало в ответ на предложения "Яблока" и "Правого дела" по экономическим вопросам. Президент пообещал лидеру "Гражданской платформы" Михаилу Прохорову внимательно разобраться в ситуации с заключением под стражу бывшего мэра Ярославля Евгения Урлашова. Помимо заботы об Урлашове, Прохоров продвигал свои представления о земельной реформе, которые Путин предложил ему изложить на бумаге. Наконец, Владимир Путин произнес, что в России не должна создаваться обстановка враждебности по отношению к ЛГБТ-сообществу. Проблему ксенофобии по отношению к мигрантам, по его мнению, решит создание в регионах миграционных центров, последний срок для региональных властей – 2-3 месяца будущего года.

Со слов зампреда "Патриотов России" Надежды Корнеевой, еще до встречи стало известно, что председатель партии Геннадий Семигин собирался затронуть темы, которые, по его мнению, должны найти отражение в послании президента. Эта встреча вряд ли повлияет на содержание послания президента Федеральному собранию, – считает политолог Евгений Минченко:

– Цель этой встречи – показать, что есть итоги политический реформы, дескать, облегчены условия регистрации новых партий, теперь их стало гораздо больше, посмотрим, что из этого получилось. Логика Путина понятна – он показывает, что никакой он не диктатор, а, наоборот, тот, кто после своего возвращения на пост президента значительно
Логика Путина понятна – он показывает, что никакой он не диктатор, а наоборот
либерализовал политический режим по сравнению с тем, который существовал во время Дмитрия Медведева. Основные посылы Путин сформулировал еще в рамках своего предыдущего послания Федеральному собранию: есть определенные границы, которые, по его мнению, пересекать нельзя. Есть среди них очевидные – это первенство национальных интересов. Есть вещи, которые, на мой взгляд, являются слишком жесткими ограничениями. Это, например, – национализм ни в коем случае. Думаю, русский национализм должен иметь легальное политическое представительство, и это будет гораздо лучше, чем всплески насилия, которые мы видели, скажем, в Бирюлеве.

Хочет ли Путин сам что-то услышать от этих политических партий? Понятно, что публичный формат не предусматривает возможность глубоко содержательного обмена мнениями. Но я считаю, что Путин на самом деле очень чутко прислушивается к тому, что ему говорят, и заинтересован в том, чтобы расширялось количество источников информации о происходящем в стране. Маловероятно, что эта встреча серьезно повлияет на содержание послания к парламенту, но для "малых партий" сходить на такую встречу гораздо полезнее, чем не ходить. Потому что это рост узнаваемости, возможность попасть на экраны телевидения, "подкрутить" бренд своей партии, ну и, может быть, донести до президента какие-то мысли, которые лидеры партий считают важными для их избирателей, – полагает Евгений Минченко.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG