Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Лондоне все никак не начнется судебный процесс, которого здесь с нетерпением ждут: суд над двумя британскими исламистами, публично убившими 22 мая в лондонском районе Вулич солдата Ли Ригби. На этой неделе заседания вновь были отложены.

Кто видел тот "прямой эфир", не забудет его никогда. Крепкий и статный молодой чернокожий, с залитыми кровью руками, хладнокровно, со смаком, демонстрировал под камеру огромный, также окровавленный тесак, которым только что перерезал человеческое горло. При этом он спокойно, не повышая голоса, объяснял всем желающим слушать, в чем, по его мнению, виновато перед мусульманами британское правительство и почему за это надо было зверски зарезать посреди бела дня первого попавшегося под руку военнослужащего.

Вот это и шокировало больше всего – то, что говорил убийца-проповедник не просто по-английски, а на классическом южно-лондонском диалекте, на том, на котором разговаривают простые английские ребята из рабочих семей. И обыденный, рассудительный тон поразил – словно речь шла о починке сломавшегося бачка в туалете, а не о жестоком убийстве молодого, красивого человека, отца двухлетнего ребенка.

Убийцу-проповедника звали Майкл. У него был соучастник – Майкл-младший, оба они британцы и христиане по рождению, нигерийцы по крови. Приняв ислам, присоединились к радикальной исламистской группировке. И теперь оба они хотят, чтобы их называли исключительно по-арабски: Моджахед Абу Хамза и Исмаил ибн Абдалла. Судя по всему, обвиняемые не только не раскаялись, но и гордятся содеянным и теперь готовятся превратить суд в форум исламистской пропаганды, в способ вербовки новых сторонников.

И они уже немалого достигли. По произведенному эффекту это ритуальное, демонстративное убийство оказалось сравнимо с взрывами в лондонском метро и автобусе, устроенными единомышленниками двух Майклов в июле 2005 года.

"Сегодня мы начинаем в Англии войну", – гордо заявил один из них прохожим. "Вы ее проиграете", – ответила ему одна из пытавшихся остановить преступление женщин. Так кто же выигрывает и кто проигрывает?

Если судить по интернету, причем не только британскому, то радикалы побеждают, столько там бушует с обеих сторон злобы и ненависти. Полиция бессильна бороться против этой волны и выхватывает из океана только отдельных энтузиастов, прямо, без обиняков, зовущих к насилию и убийству. Например, 12 недель тюрьмы получил футболист Шон Так за призыв в твиттере рубить в отместку за гибель Ригби головы мусульманским детям, а также сжечь все без исключения мечети страны.

Это именно та реакция, на которую рассчитывает "Аль-Каида" и ее сторонники. Важная часть их стратегии – спровоцировать конфликт, развязать ту самую "войну", о которой мечтает Майкл-старший. Правда, детей, к счастью, пока не убивали, но мечети уже поджигают, резко участились нападения на мусульман. Британский Исламский совет безоговорочно осудил убийство Ли Ригби и заявил, что подобные зверства не имеют к исламу никакого отношения. Небольшие, но все же заметные мусульманские демонстрации против действий новоявленных моджахедов прошли в Илфорде и Баркинге.

Но с ними совершенно не согласны сами убийцы и бойцы "Лиги защиты Англии". И те, и другие убеждают мир, что произошедшее в Вуличе 22 мая – это и есть самый что ни на есть настоящий ислам. То есть и совершившие этот акт террора, и зовущие бить и громить в ответ трогательно согласны в определении сути мусульманской религии.

Парадокс? Нет, все логично. Они же фактически союзники, и цель у них одна: разрушить межобщинный мир. К тому же они в равной степени презирают либеральные ценности и принципы современного западного общества. И те и другие, наверно, наблюдают волну ненависти в твиттере "с чувством глубокого удовлетворения". И, возможно, даже приговаривают: "Верной дорогой идете, товарищи!"

Но, может, рано они радуются?

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор, востоковед

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG