Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право на необходимую оборону


Марьяна Торочешникова: Мы уже рассказывали об истории конфликта между членами мотоклубов "Три дороги" и "Ночные волки", который стал поводом для нового витка дискуссий о практике применения в России положений Уголовного кодекса, связанных с правом на необходимую оборону. Со дня на день, как ожидалось, в суд должны были передать дело в отношении Юрия Некрасова, мотоциклиста "Трех дорог", которого обвиняют в убийстве члена конкурирующего мотоклуба. Сам Некрасов утверждает, что действовал в рамках необходимой обороны.

Кто устанавливает пределы необходимой обороны, и как часто в России защита собственной жизни может обернуться серьезным сроком за убийство? Что и в каких случаях можно считать необходимой обороной, и почему байкеры говорят о политике в деле Некрасова?

В студии Радио Свобода – адвокат Денис Ковалев и активисты мотосообщества Александр Михайлов и Андрей Родионов.

Сейчас, спустя год после начала дела, Юрий Некрасов находится в следственном изоляторе и ждет, когда его дело будет передано в суд. За это время следствие переквалифицировало обвинение с более тяжкой статьи "Предумышленное убийство" на "Причинение тяжких телесных повреждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего". Хотя его адвокат Денис Ковалев убежден, что его подзащитный действовал в рамках необходимой обороны. Насколько я понимаю, вы добиваетесь, чтобы Юрия Некрасова вообще освободили от уголовной ответственности.

Денис Ковалев: Все верно, позиция защиты не изменилась, мы считаем, что мой подзащитный действовал в пределах статьи 37-ой УК. И с учетом того, что на него было совершено нападение превосходящим количеством людей в ночное время суток, у нападавших было в руках оружие, в том числе и огнестрельное, у Некрасова были все основания, чтобы применить огнестрельное оружие и защитить свою жизнь и жизнь своих друзей, которые находились в это время также в гаражном боксе в городе Зеленограде.

Марьяна Торочешникова: Насколько я знаю, люди, находившиеся тогда в гаражном кооперативе, тут же вызвали полицию и сообщили о нападении. Почему полиция не вмешалась в эту историю?

Денис Ковалев: Действительно, в материалах дела имеется детализация телефонных переговоров, подтверждающая тот факт, что люди, которых защищал Некрасов, действительно вызывали сотрудников полиции, в отличие от нападавших. Полиция была вызвана непосредственно после начала преступного посягательства, и она приехала через несколько минут после совершенного нападения, но правовая оценка этому сотрудниками Следственного комитета не дана. Несмотря на то, что имеются документы, подтверждающие факт вызова полицейских, сотрудники Следственного комитета этот факт просто проигнорировали.

Марьяна Торочешникова: Сейчас существует два уголовных дела, одно – в отношении Юрия Некрасова, который сидит в Следственном изоляторе и ждет, когда будет решаться его участь, а второе – по факту нападения.

Денис Ковалев: Да, в октябре 2012 года возбудили дело по факту обнаружения трупа Родителева, то есть по факту его убийства, а в марте 2013 года, после многочисленных жалоб защиты Некрасова, было возбуждено уголовное дело по факту совершения грабежа группой лиц с применением насилия в отношении неустановленного круга лиц. Причем грабеж был совершен как в отношении Некрасова, так и в отношении его друзей, которые находились вместе с ним в гараже.

Марьяна Торочешникова: То есть люди из "Ночных волков" приехали в гаражный кооператив клуба "Три дороги" и отбирали еще там какие-то вещи?

Денис Ковалев: Да, и это установлено следствием. Друзья Некрасова были избиты, у них пропали личные вещи, начиная от денежных средств и кончая мобильными телефонами. Бытовыми предметами. Было повреждено имущество, принадлежащего членам клуба "Три дороги". Повреждены были мотоциклы, покрышки, баннеры с символикой мотоклуба "Три дороги". То есть можно утверждать, что в отношении Некрасова и его друзей совершен именно грабеж. А в дальнейшем, я полагаю, можно будет говорить и о разбое.

Марьяна Торочешникова: Но следователям неинтересно этим делом разбираться, им интереснее разобраться с Некрасовым.

Денис Ковалев: За шесть месяцев не проведено фактически никаких следственных действий по грабежу, которые позволили бы установить личности нападавших. Хотя защита представила все сведения о нападавших, фамилии, контактные телефоны и так далее. Мои доверители опознали указанных людей на видеозаписях. Следователи бездействуют, не проводят ни опознания, ни очные ставки.

Марьяна Торочешникова: На следующий же день после случившегося в гаражном кооперативе Александр и Андрей, насколько я понимаю, поехали туда смотреть, то же там происходит, на месте. Какие у вас впечатления остались после посещения этого гаражного кооператива?

Андрей Родионов: Прибыв на место событий на следующий день, мы попытались запечатлеть следы, которые оставила стрельба на месте событий, и было четко видно, что стрельба велась изначально выше двери. Так как пробоины в стене гаража находились выше двери, что свидетельствует о том, что, скорее всего, Некрасов давал понять нападавшим, что у него есть оружие, что они не будут сидеть и ждать, пока их изобьют и нанесут черепно-мозговые травмы, как одному из не успевших укрыться в гараже парнишек. Кроме того, наше внимание, конечно, привлекли следы взлома гаража. То есть они укрылись в подсобном помещении гаража, вход в который можно было осуществить только из гаража. Там видны следы травматического оружия в районе замка двери, следы выстрелов из дробовика, и по периметру двери видны следы от каких-то тупых металлических предметов – топор, лом, что-то типа этого. Плюс мы заглянули на крышу, шифер тоже был поврежден, - очевидно, люди бегали по крыше и пытались добраться сверху до укрывшихся в этом гараже. Сразу после этого мы поехали к зданию полиции, где ребят выпустили, потому что они целые сутки давали объяснения по случившемуся, их водили на медосвидетельствования. Ребята подтвердили все это. Плюс мы потом еще видели, что все колеса на стоявших около гаража мотоциклах были порезаны. И вообще следы вандализма около гаража присутствовали.

Александр Михайлов: Это поле боя немножко напоминало: разбросанные вещи, остатки факела, разорванный в клочья баннер…

Андрей Родионов: Кстати, ребята прокомментировали потом, что гараж пытались облить жидкостью из емкости с надписью "Бензин", но в ней хранилась жидкость от минимойки "Керхер", поэтому успехом эта попытка не увенчалась. Но это потом уже было.

Марьяна Торочешникова: А эта история вообще сильно взбудоражила российское мотосообщество?

Александр Михайлов: Определенный раскол есть, связанный с тем, что часть людей общается с "Ночными волками", часть людей вообще никак не лезет в глубину этого мотодвижения, а делает выводы по сообщениям СМИ и в интернете. Да, на форумах есть словесные перепалки, обсуждения, и это будет.

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, речь идет даже не о том, что человек совершил какие-то действия в рамках допустимой обороны, а о том, насколько были правы члены мотоклуба "Три дороги", когда решили присоединиться к какому-то зарубежному мотодвижению. И те, кто считает себя более патриотично настроенными говорят, что надо было проучить и не пускать в Россию каких-то иностранцев. А другие говорят, что у каждого есть свобода воли… И за этими спорами теряется суд.

Андрей Родионов: Отчасти так и есть, и этот случай поделил мотосообщество на два лагеря, отчасти даже непримиримых. В итоге у нас есть какая-то старая формация мотоциклистов, байкеров, не важно, которые достаточно давно приобщены к этой культуре, и в данном случае ее постулаты многие ставят выше Уголовного кодекса Российской Федерации. В Москве можно говорить, что сейчас много людей садится на два колеса, чтобы банально объехать пробки. Это люди, которые относятся к мотоциклу не как к адреналиновому снаряду, а как к транспортному средству, позволяющему доехать просто вовремя на работу. И эти споры для них являются пшиком. С другой стороны, такие люди болезненно реагируют, когда со стороны какого-то ортодоксального движения, пусть и ограниченного, может быть выдвинута претензия: дружище, а ты не по нашим правилам ездишь, субкультурным. То есть будь добр освоить наши понятия. И те люди, которые пришли в мотоциклизм не с целью приобщиться к каким бы то ни было движениям, имеющим идеологическую подоплеку, а именно как к транспортному средству, как к средству получения удовольствия от передвижения, они очень болезненно реагирует на такое навязывание со стороны. И дело Некрасова – яркий пример.

Александр Михайлов: В интернете очень много информации, когда такие правила навязывались. Например, "Тату-шоу" было прикрыто "Ночными волками". То есть татуировщики хотели провести шоу, но "Ночные волки" сказали, что нечего вам здесь делать, это надо было согласовать с нами, провести с нашим участием… Это же все смежные субкультуры. По большому счету, рок-концерты, татуировки, продажа мототехники, ремонт мототехники – все это связано с мотодвижением.

Марьяна Торочешникова: И это все должно происходить с ведома людей, которые занимаются этим?

Александр Михайлов: Да.

Андрей Родионов: Определенные структуры пытаются навязать свои порядки. Предположим, есть волонтерская программа помощи на дорогах "Мотоситизен", когда мотоциклисты, используя свою внутреннюю систему оповещения, помогают попавшим в ДТП товарищам. ДТП на мотоцикле и не автомобиле – это две разные вещи. То, что для машины царапина, для мотоциклиста в силе его незащищенности…

Марьяна Торочешникова: Часто бывает и смертельный исход.

Александр Михайлов: Не хотелось бы об этом говорить, но иногда и так бывает. Юра Некрасов стоял у истоков этого движения, и о нем можно говорить как об очень хорошо известном в байкерских кругах человеке. И среди мотоциклистов Юра Некрасов был фигурой, за которой тянулись, зная его опыт в расследовании ДТП, с очень сложной, в том числе коррупционной составляющей. Он принимал на себя организацию сбора помощи пострадавшим мотоциклистам. Его знали, к нему шли за помощью люди. И больше года человек оторван от семьи, от друзей…

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG