Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поспешный "Южный поток" в Сербию


За минуты до начала церемонии, 24 ноября 2013 года

За минуты до начала церемонии, 24 ноября 2013 года

В Сербии началось строительство участка газопровода "Южный поток", его протяженность – более 400 километров

Президент Сербии по видеосвязи отдал распоряжение, добавив: "Вы долго ждали этого", и два сварщика – русский и серб – начали сваривать стык двух труб, украшенных сербскими и российскими флагами, в местечке Шайкаш в Воеводине, в 80 километрах от Белграда. Торжественную церемонию в прямом эфире транслировало государственное телевидение.

В этом событии, но на расстоянии – в Белграде – приняло участие все руководство Сербии в полном составе и делегация из России во главе с министром энергетики Российской Федерации Александром Новаком и главой "Газпрома" Алексеем Миллером. Сербы, впрочем, были чуть разочарованы, ведь раньше обещали, что на начало строительства "Южного потока" приедет сам Владимир Путин.

Потом пошли речи о том, что Сербия теперь будет процветать: в экономику вольются миллиардные инвестиции, появятся десятки, а то и сотни тысяч рабочих мест, страна станет региональным, а, может быть, и европейским энергетическим центром. Президент Сербии Томислав Николич заявил, что газопровод "Южный поток" символизирует дружбу сербского и русского народов и является памятником прогрессу:

"Многочисленные памятники свидетельствуют ​о том, что мы страдали и побеждали вместе, всегда на одной стороне правды и свободы, – сказал Николич, углубляясь в историю. – Нашему поколению выпала честь написать страницу вековой дружбы – новую, иную. Это не только историческая страница. Сегодня мы, чувствуя ответственность перед предками и потомками, воздвигаем новый памятник – памятник прогрессу и трудовым связям".

Президент заметил также, что отныне Белград и Москву "связывает новая энергия, которая Россию уже связала с самыми мощными партнерами в Европе – русский газ, осуществление сербской энергетической мечты о снабжении без сомнений и неизвестности".

Сварка с бухты-барахты


Однако с торжественной и символической сваркой первого стыка трубы строительство трубопровода в Сербии все-таки не началось. Оно, согласно обещаниям руководства страны, начнется через пару месяцев. Не закончена разработка проекта, не национализирована земля, по которой пройдет труба "Южного потока", не объявлен даже конкурс для строительных фирм. Много неизвестного, противоречивого, а то и секретного стоит за этим проектом в Сербии.

Я считаю, что все это было организовано с бухты-барахты с целью произвести впечатление на обычных людей: вот, дескать, как только у нас возникают проблемы, сразу на помощь православные братья с Востока!
Редактор экономического отдела белградского аналитического еженедельника "Нови магазин" Миша Бркич замечает, что вся эта церемония выглядела как цирковое представление. "Я считаю, что все это было организовано с бухты-барахты с целью произвести впечатление на обычных людей: вот, дескать, как только у нас возникают проблемы, сразу на помощь православные братья с Востока!" – говорит экономист. Событие, по его мнению, имеет также и политическое измерение – это демонстрация российского влияния в Сербии, чтобы показать или предупредить, что Россия в Сербии может предпринять то же самое, что на днях сделала по отношению к Украине – остановить или хотя бы временно затормозить европейский путь Сербии. "На мой взгляд, – говорит Миша Бркич, – первый стык сварили так спешно, потому что это надо было сделать до того, как Сербия получит дату начала переговоров о вступлении в Европейский союз".

По мнению редактора экономического отдела еженедельника "Нови магазин", Сербия могла бы иметь от газопровода двойную экономическую пользу. Во-первых, обеспечила бы достаточно газа для домашнего хозяйства и промышленности, особенно если страна намеревается наладить экономическую энергетическую безопасность и стабильность для новых инвесторов. Во-вторых, Сербия получит проценты от транзита газа до стран Евросоюза. Таким образом, экономическая выгода неоспорима. "Когда Германия получила "Северный поток", она не скрывала, что получила от него большую пользу, так и мы можем иметь пользу от газопровода", – замечает экономист.

Однако в сербском обществе не исчезают подозрения о темных, засекреченных сделках, связанных со строительством газопровода "Южный поток". Осенью внимание общественности привлекла серия передач белградского независимого телеканала Б92 под названием "Энергетические разногласия", в которой в результате длительного журналистского расследования, подкрепленного копиями засекреченных документов и свидетельствами очевидцев, были раскрыты скандальные факты о том, как сербские политики в области энергетики шли навстречу всем требованиям и желаниям Кремля, не учитывая интересы собственной страны. Например, для управления "Южным потоком" в 2009 году была создана совместная сербско-российская фирма, на самом деле офшор-компания, финансы которой Сербия практически не будет в состоянии контролировать.

Трубопровод в Сербии, налоги – в Швейцарии


В обществе много спекуляций, которые подогревает еще и тот факт, что фирма, руководящая строительством и эксплуатацией газопровода через Сербию, зарегистрирована в Швейцарии, замечает Бркич. То есть фирма будет обязана выплачивать налоги не в Сербии, а там, где она числится. В целом в межгосударственном энергетическом соглашении, подписанном с Россией бывшим президентом Сербии Борисом Тадичем, много загадок и тайн. "У нас уже долгое время преобладает мнение, что элементы этого соглашения обеспечивают России энергетическое превосходство в Сербии, что Сербия попадает в вассальное подчинение", – говорит Бркич. А в последние дни многие опасаются, что российская сторона из-за предыдущих долгов Сербии за российский газ может попытаться забрать всю национальную газовую промышленность – как собственно производство, так и систему распределения. "Я считаю, что эта угроза российского доминирования в энергетическом секторе Сербии существует, особенно если учесть, что "Газпром" имеет контрольный пакет акций компании "Нефтяная промышленность Сербии" (НИС). Ведь недавно мы услышали острые слова и бурную полемику по поводу управления этой компанией", – говорит экономист.

Александр Новак и Алексей Миллер на церемонии начала строительства, 24 ноября 2013 г. в Белграде

Александр Новак и Алексей Миллер на церемонии начала строительства, 24 ноября 2013 г. в Белграде

По просочившейся информации, российское руководство компании НИС отвергает право сербской стороны влиять на принятие решений, не считаясь с установленными рамками партнерства. Серьезные разногласия в руководстве Сербии возникли и по поводу "Южного потока". В центре этого конфликта оказалась министр энергетики Зорана Михайлович, открыто выступающая с призывами пересмотреть неблагоприятные для Сербии пункты энергетического соглашения с Россией и условия управления будущим магистральным газопроводом. Президент Владимир Путин на недавней встрече с президентом Сербии выразил недовольство такой позицией членов сербского правительства. Москва отказала министру Михайлович в намеченном визите, до последнего момента не было известно, разрешат ли ей участвовать в церемонии старта "Южного потока". Она намекала и на то, что российско-сербские энергетические отношения определяются не экономическими интересами страны, а политическими и личными.

"Сербское энергетическое рабство"


По первым оценкам, строительство газопровода "Южный поток" через Сербию будет стоить 1 миллиард 900 тысяч евро. Во время торжественной церемонии символического запуска строительства "Южного потока" в Белграде был подписан документ о предоставлении кредита Сербии на половину этой суммы.

Из всех стран, через территорию которых будет проходить магистральный газопровод "Южный поток", Сербия является единственной, не имеющей права на равную долю в совместной компании, отмечает экономический обозреватель Милан Чулибрк. У нее лишь 49 процентов. Возникает вопрос: можно ли было достичь более благоприятной договоренности о строительстве и использовании газопровода? Ведь Сербия теперь должна взять у русских партнеров кредит и оплачивать его по ставке 4,25 процента в год. "Таким образом, большая часть прибыли, практически вся прибыль от транзита газа, годами будет уходить на погашение долга, – говорит Чулибрк. – Если подсчитать, что от транзита Сербия может получить 200 миллионов евро в год, а участие сербской стороны около 950 миллионов, плюс процентные ставки по кредиту, то, по меньшей мере, пять, шесть или даже семь лет страна не будет получать никакой прибыли. Практически вся прибыль пойдет на возвращение кредита". С другой стороны, у Сербии денег нет: каждый год государственному бюджету не хватает миллиарда, а то и полтора миллиарда евро, и поэтому другого способа, чем взять кредит, не было.

В то время наши политики соревновались в поездках в Москву, чтобы сфотографироваться с Путиным и Медведевым, надеясь, что это принесет им благосклонность определенной части избирателей
Однако все-таки нельзя положение Сербии в сделках с Россией, в подписании, как считают многие, неблагоприятного энергетического соглашения, ставящего Сербию в условия "экономического рабства", объяснить только нынешней крайне плохой экономической ситуацией в стране, когда условия определяет другая сторона.

"Мне кажется, что фундамент этого энергетического соглашения и всего подобного ему был заложен еще в 2008 году, перед парламентскими и президентскими выборами", – говорит Чулибрк. Иными словами, энергетическое соглашение с Россией – это последствие политических, а не сугубо экономических причин. "В то время наши политики соревновались в поездках в Москву, чтобы сфотографироваться с Путиным и Медведевым, надеясь, что это принесет им благосклонность определенной части избирателей, – замечает экономист. – Это было время, когда в Белграде рассчитывали на поддержку России в разрешении статуса Косово. Все это было упаковано в один пакет, и в такой атмосфере было достигнуто соглашение о продаже контрольного пакета акций компании "Нефтяная промышленность Сербии" (НИС) за скромные 400 миллионов евро и получены обещания о газопроводе, который теперь начинает реализоваться".

Основной недостаток энергетического соглашения, полагает Чулибрк, состоит в том, что Сербия согласилась на условия, которые другим странам – участницам проекта "Южный поток" даже не выставлялись. "А до того нам пришлось отдать России право на эксплуатацию до 2038 года своих нефтяных и газовых месторождений, от чего мы получили лишь 3 процента прибыли", – замечает экономист. В самой России, как и в других государствах, эта рента составляет от 10 до 30 процентов. "Непонятно также, – продолжает Чулибрк, – почему Сербия должна была согласиться на 49 процентов партнерства в "Южном потоке", если могла получить половину, как все остальные страны".

Из-за этих нерешенных или решенных не в пользу Сербии вопросов, по мнению экономиста, можно ожидать, что и впредь время от времени будут возникать проблемы с желанием Сербии что-то изменить, добиться все-таки более благоприятной позиции в отношениях с российскими партнерами.

По "Южному потоку" природный газ из России планируется транспортировать в Западную Европу через Болгарию, Сербию, Венгрию, Словению и Италию, с ответвлениями в Боснию и Герцеговину и Хорватию, возможно, в Македонию и в Косово. Запуск строительства "Южного потока" состоялся два года назад в России в районе Анапы. Сербия – первое иностранное государство, которое официально объявило о начале строительства.

На следующий день после церемонии, ознаменовавшей предстоящее строительство газопровода "Южный поток", посол России в Белграде Александр Чепурин выступил с инициативой включить Сербию в Евразийский таможенный союз. А премьер-министр Сербии Ивица Дачич в интервью агентству Associated Press сделал заявление, которое привлекло внимание и вызвало вопросы в Европе. Премьер сказал, что Сербия бы не поворачивалась в направлении Востока, если бы Запад не выдвигал по отношению к ней завышенные требования.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG