Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мелкие предприниматели Ульяновска решили противостоять произволу властей

По официальной статистике в Ульяновске сегодня около полутора тысяч киосков («нестационарных объектов торговли»). Правда, доля налоговых поступлений в бюджет от этих «микропредприятий» не превышает одного процента. Важнее их социальная роль: каждый «микробизнесмен» обеспечивает работой и заработком себя, еще двух-трех человек и при этом ничего не просит у государства, кроме клочка земли под киоск. Поэтому когда ульяновские владельцы «нестационарных объектов» заявили, что готовы выйти на митинг и даже объявить голодовку, заявление привлекло к себе внимание и прессы, и властей.

Почему нам запрещают иметь киоски, а кому-то, оказывается, можно поставить павильон прямо на парковке для инвалидов?
Поводом для назревающего бунта стали приходящие из мэрии отказы в продлении аренды земли под киоски – без объяснения причин. И хотя «писем счастья», как их грустно-иронично называют предприниматели, то есть тех самых уведомлений, было не так много (по информации руководителя городского комитета по развитию предпринимательства Надежды Кондауровой, всего 14), малый бизнес почувствовал очередную угрозу. Три года назад кампанию борьбы с киосками их владельцам удалось отбить только с помощью антимонопольной службы. Почувствовав, что мэрия опять пошла в наступление, предприниматели выступили организованно. Их собрание 31 октября было многолюдным – пришло около 200 человек. «Почему нас хотят выжить из города? – недоумевал с трибуны предприниматель Алик Аликберов, один из инициаторов собрания. – Нас заставляют убрать наши павильоны, но при этом число временных сооружений растет – кто эти счастливчики? Почему нам запрещают иметь киоски, а кому-то, оказывается, можно поставить павильон прямо на парковке для инвалидов?»

У мэрии целый ряд претензий к владельцам киосков: у этих сооружений зачастую убогий внешний вид, который портит впечатление от города; здесь незаконно торгуют пивом; киоски продают спиртосодержащие парфюмерно-косметические жидкости во флаконах, получивших в народе название «фанфуриков» – дешевое пойло для алкоголиков; предприниматели недоплачивают налоги и используют «серые» зарплатные схемы. «Женщина купила для сына, который пришел из армии, киоск без документов, не спросив, есть ли договор аренды, – рассказывает Надежда Кондаурова. – Заплатили 200 тысяч за киоск-развалюху, а теперь не могут его легализовать».

Предприниматели признают, что в их среде далеко не все идеально. Они готовы торговать в цивилизованных условиях, но для этого им нужна аренда земли как минимум на 10 лет, чтобы окупить павильон установленного образца, а эти вложения могут составить от 100 тысяч до 400 тысяч рублей. «Если кто-то проштрафился, наказывайте конкретного предпринимателя, но зачем стричь всех под одну гребенку? – говорит предприниматель и гражданский активист Исаак Гринберг, – никогда не было такого негативного климата для развития предпринимательства, такого постоянного и циничного нарушения прав предпринимателей, как при нынешней главе города Марине Беспаловой».

Никогда не было такого негативного климата для развития предпринимательства, такого постоянного и циничного нарушения прав предпринимателей, как при нынешней главе города Марине Беспаловой
Несколько примеров такого отношения ульяновской местной власти к малому бизнесу на слуху и часто цитируются. По распоряжению администрации Заволжского района продуктовый киоск, принадлежащий предпринимателю Татьяне Рафанович, был демонтирован с помощью крана и увезен в неизвестном направлении вместе с находящимся в нем холодильником и продуктами. Рафанович имела законно оформленное право аренды. Операция проходила под присмотром полиции. В эту же самую полицию владелица киоска пожаловалась на самоуправство чиновников и получила отказ в возбуждении уголовного дела со ссылкой на «частноправовые отношения». Киоск нашелся, его даже вернули на место, но стоимость испорченных продуктов и ремонт поврежденного имущества Рафанович не компенсировали, наказания никто не понес.

У предпринимателя Ольги Игнатовой был продуктовый павильон в центре города. Она решила сделать в нем детское кафе, получив одобрение лично от губернатора области Сергея Морозова, оформленное документально. Более полугода добивалась она разрешения на аренду дополнительных 30 квадратных метров земли, получив его, взяла кредит в банке на полтора миллиона рублей на реконструкцию павильона, оплатила проект, стройматериалы, работу подрядчиков. Но, несмотря на имеющиеся законные разрешения, павильон был снесен. Игнатова слегла с сердечным приступом, а теперь на нее еще наседают представители банка, требующие возврата кредитов. Полиция завела уголовное дело, но не по факту воспрепятствования законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ), а по факту кражи. Расследование приостановлено. Чиновники, разорившие Ольгу Игнатову, не наказаны.

Несмотря на существующую хорошую законодательную базу, способную защитить малый бизнес, правоприменение остается некачественным, считает региональный уполномоченный по защите прав предпринимателей Анатолий Сага. «За год по 169-й статье в России было заведено всего 8 уголовных дел, зато тысячи дел – за незаконное предпринимательство», – говорит он. Принцип неотвратимости наказания в отношении чиновников, «кошмарящих» малый бизнес, сегодня не работает. Причем Сага признает, что население к малому бизнесу настроено негативно, и объясняет это тем, что власть зачастую искусственно настраивает граждан против предпринимателей.

В последние годы ульяновский губернатор Сергей Морозов настойчиво создает имидж Ульяновской области как «инвестиционного рая», очевидно, поэтому власть и среагировала на протест предпринимателей, грозящий испортить этот имидж. На рассылку «писем счастья» был наложен мораторий. Создана рабочая группа для изучения проблем малой торговли. Проведена инвентаризация киосков и павильонов, которая выявила, что каждый десятый из них в Ульяновске работает без документов. Мэрия вынесла на общественное обсуждение единую концепцию внешнего вида торговых павильонов, которые вписывались бы в окружающий архитектурный фон. Проблемы предпринимателей было обещано рассматривать «в индивидуальном порядке». «Я против индивидуального подхода, – говорит на это Анатолий Сага, – подход должен быть единым: по нормативным актам и без исключений».

Владельцы киосков тоже требуют от власти разработки единых правил игры: определить общие требования к внешнему виду киосков, установить единые правила размещения в городе временных объектов торговли, установить минимальный срок аренды земли под киоск – 10 лет, вернуть в местное законодательство норму о предоставлении в аренду участков земли площадью до 2000 кв. метров без торгов, что дало бы малой торговле шанс в конкуренции с супермаркетами. Предприниматели постоянно напоминают властям, что доля малого бизнеса в ВВП развитых стран составляет около 50%, а в России этот показатель не превышает 22%.

В одной из своих предвыборных статей Владимир Путин то ли пообещал, то ли пожелал, чтобы к 2020 году половина трудоспособного населения России была занята в сфере малого и среднего бизнеса. В Ульяновской области в малом бизнесе работает не более трети активного населения. Но для того, чтобы люди увидели в нем возможности лично для себя, им нужно показать, что власти их поддерживают.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG