Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шесть лет без балета


Павел Дмитриченко на скамье подсудимых

Павел Дмитриченко на скамье подсудимых

Солист Большого театра Павел Дмитриченко приговорен к шести годам за организацию нападения на худрука Сергея Филина

Мещанский суд Москвы приговорил солиста балета Большого театра Павла Дмитриченко к шести годам лишения свободы по обвинению в организации нападения на художественного руководителя балетной труппы Сергея Филина, которому в ночь на 17 января плеснули в лицо кислотой. Филин получил сильные ожоги и перенес несколько операций.

Дмитриченко будет отбывать наказание в колонии строгого режима. К десяти годам лишения свободы в колонии особого режима приговорен исполнитель преступления Юрий Заруцкий. На четыре года заключения осужден Андрей Липатов, признанный виновным в соучастии в нападении. Суд взыскал с обвиняемых 3,5 миллиона рублей в пользу пострадавшего, полностью удовлетворив его иск.

Дмитриченко стоически вынес чтение приговора, которое длилось несколько часов, в отличие от двух его подельников: Юрий Заруцкий даже матерился, показывая, что не может больше стоять, а Андрей Липатов опирался на прутья клетки. Приставы закрывали судью телами, они стояли с каменными лицами, присутствовала овчарка. Было понятно, что общественная опасность и резонанс этого преступления учитываются.

С одной стороны, приговор очень суров, потому что судья посчитала доказанным преступный сговор подсудимых, с другой стороны, самый большой срок получил Юрий Заруцкий, и непонятно почему, если Дмитриченко разрабатывал организовывал это преступление, Заруцкий получил 10 лет, а он – шесть (прокурор просила девять). Адвокат Дмитриченко Сергей Кадыров сказал, что будет обжаловать приговор, потому что считает его необоснованным. Защитницы Сергея Филина выразили удовлетворение обвинительным приговором.

Из фрагментов зачитанного судьей приговора следовало, что жалобы Дмитриченко на давление на него во время следствия (Дмитриченко говорил, что его не кормили сутки, были жалобы об избиении его приставами) были "попыткой избежать ответственности".

Свидетели защиты довольно подробно говорили о том, что вообще происходило в Большом театре. Видимо, они сочли это возможностью высказаться о том, что в театре есть взяточничество, несправедливое распределение грантов при участии худрука, харасмент. Но судья посчитала, что у Павла Дмитриченко был мотив, поскольку он пытался спорить с Сергеем Филиным по вопросу грантов, и свидетельства защиты также легли в основу обвинения.

Дмитриченко был абсолютно не агрессивен, подробно рассказывал и о грантах и о том, как заступался за сотрудников театра, которых Сергей Филин доводил до слез, но его версия в том, что он не заказывал преступление, а просто согласился на предложение Юрия Заруцкого ударить Филина.

У Павла Дмитриченко судья спросила: "Вы не понимаете, что это преступление в любом случае, даже если вы хотели, чтобы Филина побили?" Он ответил: "А вы знаете, я в детстве много дрался, и у меня был такой опыт, когда меня побили, и это меня в жизни чему-то научило".

Накануне приговора более 150 артистов балета в открытом письме призвали проявить снисхождение к Дмитриченко. Несколько месяцев назад, после ареста, подобное письмо подписало 300 человек. В интернете в группах поддержки Павла Дмитриченко (несколько сотен человек) открыт сбор средств на адвоката. Родственники артиста подтвердили корреспонденту РС, что надеются на эти средства, а пока адвокат работает в долг.

Исполняющий обязанности ректора Академии русского балета, бывший солист Большого театра Николай Цискаридзе считает приговор солисту ГАБТ Павлу Дмитриченко слишком жестким. "Я в шоке от этого приговора! Паше навсегда сломали жизнь — танцевать он уже никогда не сможет, это невосстановимо. Безумно жаль Пашу", - приводит слова Цискаридзе "Интерфакс".

Цискаридзе заявил, что ему стыдно за правосудие. "Обратите внимание — владелец "Хромой лошади", где погибло сто человек, приговорен к шести с половиной годам, и Паша получил почти такой же срок. Разве это сопоставимо?" — продолжает Цискаридзе. "За это время нам не предъявили результатов экспертизы, установившей природу жидкости, которой облили Филина. А приговор вынесли", — заявляет артист.

Дмитриченко сочувствует и народный артист СССР Михаил Лавровский:
"Я, конечно, извиняюсь перед нашей властью, но сейчас столько непонятных приговоров — человек вырезает семью, а ему дают условный срок! То, что сделали с Филиным ужасно. Но я не знаю, что между Дмитриченко и Филиным произошло на самом деле", - заявил Лавровский "Известиям".

Процесс по делу о нападении на Филина привлек большое общественное внимание. И в зале суда, и в публичной полемике в средствах массовой информации вскрылось множество неприглядных подробностей о ситуации в творческом коллективе прославленного театра. За прошедшее с момента нападения на балетмейстера время в театре сменилось руководство, танцовщик Николай Цискаридзе – его Филин, кстати, подозревал в организации заговора – уволен и назначен руководителем петербургской Академии балета. О грядущем увольнении, впрочем, предупредили и самого Сергея Филина, сообщила 2 декабря газета "Известия".

Павел Дмитриченко ведет тюремный блог на Радио Свобода. Он сообщает, что в камере пытается заниматься растяжкой и обучает сокамерников садиться на шпагат.

Сергей Филин в течение нескольких месяцев находился на лечении в Германии. Осенью он вернулся на работу в Большой театр. Однако начались новые скандалы: американская балерина Джой Вомак заявила "Известиям", что с нее вымогали 10 тысяч долларов за возможность продолжать танцевать, и в итоге она уволилась.

Ранее Радио Свобода опубликовало материал о непростой обстановке в Большом театре, которая, как утверждалось, могла спровоцировать неуравновешенных людей совершить преступление против Филина.

Вот фрагмент этого материала:

Объяснения происходящему в Большом театре, начиная от реконструкции и заканчивая недавними скандалами, можно найти в рыночной экономике. Артисты работали на износ, производя до 30 спектаклей в месяц, а на устающих покрикивал художественный руководитель. "Буйный" Дмитриченко пытался заступаться... Во всяком случае, об этом говорят уволившиеся артисты.

"Следователь уже сказал о сроке – 8-10 лет. Но он держится и не собирается сдаваться", – рассказали близкие Павла Дмитриченко. Дмитриченко, в начале давший признательные показания в организации атаки на Филина, затем от них отказался. В социальных сетях был объявлен "краудфандинг" для оплаты услуг адвоката Дмитриченко, а в Большом театре почти триста человек подписали письмо в его поддержку, рискуя поплатиться карьерой.

Пикет зрителей Большого театра, июль 2013

Пикет зрителей Большого театра, июль 2013

До нападения на художественного руководителя балета Дмитриченко успел зарекомендовать себя как защитник прав артистов, поскандаливший с Филиным из-за хамского обращения с труппой и произвольного распределения зарплат. Поэтому одни артисты уверены, что "Павла подставили", и нужно исследовать все версии нападения, а другие говорят, что "недостатки у Филина были, но нельзя же так!", имея в виду кислоту.

Примы Большого против "новеньких"

На условиях анонимности одна из артисток балета утверждает: "Многих артистов лишают ролей из-за неугодности, например, очень многие наши примы-балерины мало заняты в репертуаре: Марианна Рыжкина, Анна Антоничева, Елена Андриенко, Мария Аллаш. Марию Александрову тоже притесняют, но она пока держится. А все из-за того, что сейчас в труппу взяли очень много артистов из других театров: из Кремлевского балета, из театра Станиславского, из Мариинского. Но если Мариинский театр – это один из лучших театров, то другие труппы слабее. Солисты из этих театров приходят в Большой и занимают сразу ведущие позиции, тем самым лишая спектаклей наших прима-балерин. И, поверьте, замена не однозначная..."

Владислав Москалев, муж балерины Светланы Лунькиной и бывший бизнес-партнер Владимира Винокура, приводит в пример Анастасию Винокур, получившую повышение при Сергее Филине:

"В ГАБТ Насте помог устроится папа – Владимир Винокур. Он хлопотал за нее и рассказывал мне об этом. Настя уже десять лет как в кордебалете. При мне папа звонил Филину дважды, в мае и июне 2012-го, и долго уговаривал повысить Настю в должности. Филин выполнил эту просьбу после того, как Винокур взял Филина на работу в свой Фонд (Фонд Владимира Винокура. – РС) и, разумеется, заплатил Филину деньги".

"Такие артисты должны быть в театре", – иронизирует бывший артист балета Алексей Корягин. Он ушел из Большого театра по собственному желанию в начале нынешнего сезона. "Есть партии, которые лучше, чем она, никто не исполнит. Например, томную дачницу 40-50 лет с большой грудью в спектакле "Светлый ручей". Шикарно справляется. А так появились артисты, к уровню которых есть вопросы".

Премии, Филин и Дмитриченко

21 марта газета "Известия" сообщила о том, что в Большом театре Счетная палата проводит проверку. По предположению издания, контролеры проверяли показания Павла Дмитриченко о несправедливом начислении зарплат в Большом театре, а также о том, что часть премиального фонда Филин оставлял себе. Правда, о результатах проверки, которую в ведомстве назвали плановой, официально не сообщалось.

Один из бывших сотрудников Большого театра систему окладов описывал так:

"Основной оклад артиста очень невелик – не больше 15 тысяч рублей. Прибавка идет за счет президентских грантов и "палочек" за спектакли. Сумма грантов колеблется, была от 8 до 24 тысяч рублей. Но гранты рассчитываются так, что остается неосвоенным фонд, который каждый месяц уходит на премии. До создания комиссии по грантам при бывшем худруке Геннадии Янине была полная неразбериха. Затем удалось добиться создания комиссии по грантам, и в целом стал порядок, хотя несостыковки оставались. На последнем заседании комиссии по грантам как представитель профсоюза участвовал Дмитриченко, и там у него случился серьезный конфликт с Филиным".

Бизнесмен, муж эмигрировавшей примы Большого Светланы Лунькиной Владислав Москалев рассказывает о занятости Сергея Филина в Фонде Владимира Винокура, где также были задействованы большие денежные средства. Москалев предлагает исследовать все версии, кому было выгодно нападение на худрука балета, в том числе и версию, связанную с борьбой за средства фонда Винокура. В настоящее время фонд Винокура и продюсер Владислав Москалев судятся.

Синдикализм не способствует карьере

В какой-то момент в Большом оказалось два профкома. В 2008 году Филин начал создавать "элитный" профсоюз, куда входили бы только артисты оперы и балета. Затем он завершил карьеру танцовщика и стал худруком театра Станиславского. Вернувшись в Большой в качестве худрука в 2011 году, он оставался руководителем "параллельного" профсоюза театра.

Такая ситуация не была нормальной, и Дмитриченко хотел, во-первых, чтобы профсоюз был независимым, во-вторых, чтобы он был один.

Молодой перспективный танцовщик Алексей Корягин уволился из Большого театра во время пятого сезона работы. По его словам, артисты получали "копейки".

"Есть оклад и есть награда, постоянная и переменная. Оклад смешон – 4-5 тысяч рублей, в зависимости от разряда, плюс "постоянный" грант и плюс переменный грант – деньги, которыми руководство распоряжается по своему усмотрению. Его могут не дать, и это будет абсолютно нормально. Всего я получал 30-40 тысяч рублей, отработав четыре сезона. Копейки. В начале пятого сезона уволился. Сергей Юрьевич предлагал и зарплату повысить, и ролями одарить. Ну, чуть больше были бы копейки. Зачем мне это? Я случайно выяснил, что наша уборщица на Новый год получила премию больше, чем я".

Но самой главной причиной увольнения стала усталость, говорит Корягин. "Мы играли до 30 спектаклей в месяц. Астрономическая цифра. Филин кричал на репетициях. Ему не нравилось, что кто-то проходит не в полную силу. Хотя уже, например, месяц артисты с утра до вечера танцуют, устали. И однажды Филин начал орать: "Думаете, вас заменить нельзя?" Тогда Дмитриченко попросил вежливого обращения: "Что происходит, нельзя к артистам относиться по-человечески?"

Материал "Большой театр как храм рыночной экономики" полностью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG