Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На соседней полке с "Беркутом"


Ветераны "Беркута" в поезде Донецк-Киев

Ветераны "Беркута" в поезде Донецк-Киев

Ветераны украинского спецназа рассказывают о политике под водку с салом и перепелиными яйцами

После ночного разгрома протестующих студентов в Киеве 30 ноября украинский спецназ "Беркут" манифестанты считают самой зловещей силой в стране. Мне довелось проехать в одном купе поезда с двумя ветеранами "Беркута". За водкой, коньяком, салом и перепелиными яйцами говорили о жизни и о политике.

Произнесите слово "Беркут" на Майдане в Киеве, и на вас посмотрят с недоверием и презрением, а, может быть, и разразятся бранной тирадой. С того дня, как отряд спецназа жестоко избил студентов на Площади независимости, "золотые орлы" "Беркута" стали ненавистным объектом для многих протестующих против президента Виктора Януковича в украинской столице. Граффити на здании городской администрации Киева на Крещатике гласят: "Долой преступника [Януковича], смерть "Беркуту".

Я не без опаски обнаружил, что мне доведется ехать в одном купе с двумя ветеранами элитных сил из Донецка в Киев. Это ночное путешествие занимает 13 часов.

Слева, удобно устроившись на койке, сидит Александр. А напротив него – Юрий Викторович. Он старше по званию, а посему обращаться к нему надо по имени и отчеству. Юрий Викторович небольшого роста, но крепкого телосложения. У него мощные бицепсы, почти лысая голова и золотая цепочка на шее. Одному почти 50 лет, другому – за 50. Оба они уже не в самом лучшем для своей профессии возрасте, но оба сохранили атлетическое телосложение. Оба сейчас работают тренерами по рукопашному бою.

Они сидят спокойно, уверенно, разговаривая негромко и неспешно. Приветствуют и моментально начинают расспрашивать спутника по купе.

Гордые члены "Беркута"

На столике между нами традиционная для славянского поезда закуска: бутерброды, колбаса, вареные яйца, сырые перепелиные яйца (Юрий разжевывает их целиком, а потом выплевывает скорлупу) и черный хлеб. Бутылка коньяка. Из небольшого радиоприемника доносится электронная аранжировка советской классики и западной музыки, например, Эдит Пиаф.

Два металлических шкалика, "рюмочки", между ними налиты до краев. "Хотите стаканчик"? – быстро предлагает Юрий Викторович. Под бутылку коньяка разговор течет плавно, и мои опасения быстро развеиваются – Юрий Викторович и Александр открыто говорят о своей жизни и высказывают свое мнение.
Они ушли в отставку из спецназа в начале и в середине 90-х, но, как со смешком замечает Юрий Викторович, "однажды спецназ – спецназ навсегда". Они служили вместе в разных частях страны, оба получили награды за службу, на которую поступили в 1988 году. В Киев они ехали на съезд ветеранов "Беркута" – спецназу исполнилось 25 лет.

"Беркут" – наследник советского ОМОНа. В России эти части так и не переименовали. Они специализируются на экстремальных ситуациях – освобождении заложников, захвате организованных преступников и разгоне толпы в случае беспорядков.

Поскольку оба из Донецка, города, который является опорой Виктора Януковича, у обоих довольно мрачное представление о протестах, происходящих в основном в Западной Украине и в Киеве. Они считают Донецк "рабочей лошадью" украинской экономики, где у людей нет времени на то, чтобы протестовать на улицах.

Украинская "славянская судьба"

Юрий Викторович и Александр сожалеют о двух последних революциях – распаде СССР и "оранжевой", и боятся, что ситуация опять выйдет из-под контроля. Они верят в то, что "славянская судьба" Украины – быть вместе с Россией и Белоруссией. Они видят в авторитарной застойной политике Владимира Путина знаки будущего. Они не против того, чтобы Украина сближалась с Европой, но только на собственных, украинских, условиях.

Они особенно упирают на права ЛГБТ, спрашивают, на каком основании Запад поучает Россию и Украину по этому поводу. Пусть геи делают что хотят, но только на публику не лезут.

Но больше всего они излучают профессиональную гордость, и их раздражает недавняя критика "Беркута". "Говорят, будто части специально были созданы для того, чтобы разгонять протесты, но это фундаментально неверное представление, – говорит Александр. – Основная задача специальных подразделений ОМОНа – борьба с организованной преступностью". И хотя Александр признает, что, может быть, они зашли "слишком далеко", когда избили демонстрантов, оба уверены, что "Беркут" правильно выполнял приказ и, скорее всего, просто реагировал на насилие со стороны протестующих, которые сами спровоцировали применение силы.

Юрий Викторович отвергает мысль, что кто-то может относиться к "Беркуту" с презрением. "Кто выступает против "Беркута"? Кто эти люди, которые вышли против "Беркута"? Они агрессивные и деструктивные элементы. Они провокаторы", – говорит он. "Почему они против "Беркута"? Потому что "Беркут" держит их в рамках конституции и закона. Не дает им нарушить закон", – добавляет он.

"Рискуя жизнью" ради мира

Бутылка коньяка допита, и Александр достает бутылку водки. Но разливает водку только после того, как разбивает в стакан перепелиное яйцо. Это у него называется "новым коктейлем".

Утро началось для Юрия Викторовича рано. Он включил музыку и начал делать зарядку. На вопрос, зайдет ли он в Киеве на Майдан, он ответил: "Ни в коем случае". Но он предвкушает съезд и торжества по поводу 25-летия "Беркута". "Люди, которые надели эту форму, рискуют своей жизнью ради сохранения мирной жизни простых граждан, которые часто даже не видят, что происходит вокруг них, – говорит он. – "Беркут" взвалил себе этот груз на плечи и рискует собственными жизнями, головой, здоровьем. Хотя у всех них есть собственные семьи и дети".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG