Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ходорковскому амнистия не грозит


Среди правозащитников, встречавшихся 10 декабря с Владимиром Путиным, были и члены Совета по правам человека

Среди правозащитников, встречавшихся 10 декабря с Владимиром Путиным, были и члены Совета по правам человека

Президентский проект амнистии ко Дню Конституции в корне отличается от проекта Совета по правам человека

Во вторник обнародован президентский проект постановления об амнистии. Под амнистию в честь 20-летия Конституции России попадут семь фигурантов "Болотного дела" (все, кроме обвиняемых по статье 318 "Применение насилия по отношению к полицейским"), участницы панк-группы Pussy Riot и активисты "Гринпис". Распространится она и на некоторых обвиняемых по другим громким уголовным делам. Впрочем, президентская амнистия значительно уже, чем та, что предлагали Владимиру Путину члены Совета по правам человека.

Члены СПЧ, готовившие по просьбе Владимира Путина проект постановления об амнистии, исходили из поручения президента, который говорил, что только насильственные деяния, повлекшие тяжкие последствия, не должны попасть под амнистию. В российском Уголовном кодексе, помимо статей, прямо ассоциированных с причинением вреда жизни и здоровью, насилие отмечается как квалифицирующий признак, отягчающий ответственность и наказание. А потому, в соответствии с пожеланиями президента, Совет исключил из-под действия амнистии те части разных статей, которые содержат квалифицирующий признак – насилие. Но президент, судя по тексту его проекта постановления, исходил из иных соображений – амнистия не коснется целой главы Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за преступления в сфере предпринимательской деятельности. Так что ни Михаилу Ходорковскому с Платоном Лебедевым, ни Алексею Навальному с Петром Офицеровым такая амнистия не грозит.

Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву не стоит рассчитывать на амнистию

Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву не стоит рассчитывать на амнистию

​По словам члена президентского Совета по правам человека Тамары Морщаковой, эти два проекта – президентский и тот, что предложил СПЧ, – отличаются принципиально.

"Планировавшаяся Советом амнистия была замыслена именно как широкая, которая освобождает от разных последствий осуждения или освобождает от того, что мешает людям получить какие бы то ни было послабления в ходе отбывания наказания, – поясняет Тамара Морщакова. – Согласно проекту Совета, не обязательно должно было в силу амнистии наступить освобождение, но большинство осужденных получали какие-то послабления в их содержании. Вот это все совершенно отрицается проектом, который сейчас подан. Кроме того, проект, который заявлен публично, исходит из странной довольно идеи применительно к экономическим деяниям, что экономическая амнистия уже была, и поэтому не нужно распространять амнистию на целую главу Уголовного кодекса, 22-ю "Преступления в сфере предпринимательской деятельности". В то время как состоявшаяся экономическая амнистия была совершенно неудачна, в ней были сформулированы такие невыполнимые условия для освобождения, что практически тысяча человек в результате была амнистирована с небольшим, причем еще меньшее число из них освобождалось из мест лишения свободы. И это, конечно, не основание для того, чтобы сейчас не распространять на эту категорию дел амнистию. Потому что получается, что по этой амнистии освобождаются люди, совершившие более тяжкие деяния, чем те, которые предусмотрены 22-й главой, а эти не освобождаются только потому, что они как бы освобождались по прежней амнистии. Но это явно дискриминационный подход!"

Тамара Морщакова

Тамара Морщакова

По мнению Тамары Морщаковой, о дискриминационном подходе к проведению этой амнистии свидетельствует и один из последних пунктов проекта постановления, согласно которому не попадают под амнистию нарушители порядка в местах лишения свободы.

"Назначение дисциплинарных взысканий в местах лишения свободы – это абсолютная прерогатива каждого местного начальника в этом учреждении, и даже не самого высокого, и они раздают эти взыскания как угодно, – говорит Морщакова. – Человек может находиться безвылазно в штрафных изоляторах, и против этого нет никакого средства борьбы. Наша амнистия предполагала возможность погасить все наложенные дисциплинарные взыскания в местах лишения свободы и начать с чистого листа, хотя бы для того, чтобы люди, находящиеся там, могли обратиться на общих основаниях с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Это самый мягкий путь был, потому что все равно потом суд решает, освобождается он условно или нет, но это подводило бы черту под незаконной практикой дисциплинарного взыскания в местах лишения свободы, а она очень обширна".

Дисциплинарные взыскания есть у участниц группы Pussy Riot Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой и, хотя они подлежат амнистии, как женщины, имеющие несовершеннолетних детей, досрочно на свободу могут и не выйти.
Зато под такую амнистию попадут семь фигурантов "Болотного дела" (все, кроме обвиняемых по статье 318 "Применение насилия по отношению к полицейским, активисты "Гринпис", художник Петр Павленский, обвиняемый в хулиганстве за акцию "Фиксация" на Красной площади, участники погромов в Бирюлеве, антифашисты Денис Солопову и Петр Силаев, получившие политическое убежище в Нидерландах и Испании после возбуждения против них уголовных дел за участие в протестной акции у администрации подмосковных Химок в 2010 году.

Впрочем, чтобы воспользоваться амнистией, все они должны дождаться приговора, отмечает адвокат Дмитрий Аграновский:

"В отношении всех статей дела прекращаются на той стадии, на которой они находятся. Это обычная практика, так в амнистиях всегда. А вот в отношении статей 212, 213 и 264-й, части 1-й почему-то амнистия применяется только по вступлении приговора в законную силу, – говорит Аграновский, – там же написано: освободить от наказания осужденных. Осужденным становится человек, когда приговор в отношении него вступает в законную силу. Просто логически непонятно, почему по всем статьям, в том числе и более тяжким, дела прекращаются в тот момент, когда амнистия вступает в силу, и так всегда, и только по вот этой категории дел, по этим трем статьям амнистия так странно отложена".

Дмитрий Аграновский

Дмитрий Аграновский

В президентском проекте постановления об амнистии обращает на себя внимание и то обстоятельство, что предлагается освободить от уголовной ответственности сотрудников органов внутренних дел и органов уголовно-исполнительной системы. В частности, амнистировать могут сотрудников ОВД "Дальний", "жемчужного" прапорщика, надсмотрщиков из Копейской колонии.

"Почему-то вдруг по пути из СПЧ в Госдуму пропали 285-я и 286-я статьи УК – это "Злоупотребление" и "Превышение должностных полномочий", – замечает руководитель проекта "Гулагу.нет" Владимир Осечкин, – а мы с вами знаем, что более 90 процентов представителей правоохранительных органов, которые осуждаются за пытки и превышение должностных полномочий, непосредственно получают сроки лишения свободы либо штрафы по пункту А, части 3-й, статьи 286-й Уголовного кодекса. Таким образом, в сегодняшнем виде постановление об амнистии распространяется на представителей силового блока, на людей, которые, злоупотребляя, превышая должностные полномочия, причиняли физический вред арестованным и осужденным, и при этом не амнистируются предприниматели, которые осуждены по 159-й и 160-й статьям УК, которые не попадали под экономическую амнистию в июле. Идея широкой амнистии исковеркана, и в данном виде называть эту амнистию широкой было бы неправильно".

Член президентского совета Тамара Морщакова отмечает, что для проекта, предложенного Владимиром Путиным Думе, характерна положительная дискриминация в отношении тех, кто находится на службе в органах правопорядка. Основная идея – полицию не трогать. Если ты что-то сделал в отношении полицейского или другого представителя государственной власти, то уже не подлежишь освобождению. Но все сотрудники этой системы, напротив, амнистируются вне привязки к каким-нибудь преступлениям, кроме тех, что оговорены как исключения.

Теоретически депутаты могут переписать президентский проект или принять свой, поскольку амнистия – исключительная прерогатива парламента. И на акт об амнистии президент не вправе наложить вето.

Голосование по проекту амнистии в первом чтении состоится 17 декабря, сообщил во вторник глава думского комитета по уголовному, арбитражному, гражданскому и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, а в окончательном виде она будет принята до конца года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG