Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мэр Евгений Ройзман видит Екатеринбург в статусе субъекта федерации

Попытки изменить федеральное устройство предпринимаются уральскими политиками не в первый раз. В 1993 году глава областной администрации Эдуард Россель, впоследствии ставший губернатором Свердловской области, провозгласил Уральскую республику, которая смогла просуществовать чуть более четырех месяцев.

После указа президента Ельцина о роспуске Свердловского облсовета республика перестала существовать, а Эдуард Россель был отстранен от должности с формулировкой "за превышение полномочий". Стоило недавно избранному мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману произнести на заседании городской Думы слова про "особый статус", которого по его мнению заслуживает город, и многие стали искать аналогии с давними идеями бывшего губернатора Эдуарда Росселя. В 90-е годы появилось словосочетание "специфический уральский сепаратизм". Хотя и тогда, и теперь вся специфика укладывается в рамки межбюджетных отношений. Об этом говорит депутат городской думы, соратник Ройзмана по партии "Гражданская платформа" Константин Киселев:

– Никакого "уральского сепаратизма" нет, не было и не будет, это абсолютно точно. Если вспоминать историю Уральской республики, то Россель банально поставил вопрос о том, что необходимо выровнять статусы республик и областей, потому что республики получали в свое время больше полномочий, соответственно, больше финансов, имели преимущества, а области всего этого не имели.
Я уверен, что центр на это не пойдет, у центра есть дикий страх абсолютно еще сохранившийся перед Уральской республикой
Поэтому Россель сказал – давайте всех сделаем республиками, и для образца была создана эта самая Уральская республика, которая просуществовала очень недолго и юбилей которой мы недавно отмечали. Та история, которая связана с Ройзманом, она никак не связана с Уральской республикой, это опять-таки вопрос о том, что сегодня местное самоуправление абсолютно финансово беспомощно, что сегодня все финансы остаются в первую очередь у Федерации, во вторую очередь в субъектах Российской Федерации, а местное самоуправление вынуждено стоять на коленях и выпрашивать деньги. Это касается в том числе Екатеринбурга, и это продемонстрировало принятие бюджета регионального уровня, когда Екатеринбург был обделен очень существенно, и эта сумма фактически равна всему бюджету развития, в численном выражении она равна 7 млрд руб. Поэтому, когда Екатеринбург лишили этих денег, Ройзман поставил вопрос, если бы Екатеринбург был субъектом Российской Федерации, то есть городом федеральным, то тогда его бюджет формировался бы по-иному и денег в Екатеринбурге было бы, конечно, больше, тем более что сегодня Екатеринбург на 70% формирует бюджет Свердловской области.

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман

То, что сделал Ройзман, – абсолютно правильно, считает Константин Киселев. По его словам, это начало разговора о полномочиях местного самоуправления и финансовом обеспечении: "Это разговор о том, что сегодня централизация власти очень опасна, о том, что централизация власти есть фактор распада страны". Изменение статуса города Екатеринбурга потребовало бы внесения изменений в Конституцию Российской Федерации. Впрочем, Константин Киселев не видит в этом ничего невозможного:

– Изменения в Конституцию вносились регулярно, потому что регулярно происходило слияние субъектов Российской Федерации, часть из них исключалась из Конституции и, соответственно, возникали новые. Например – Пермский
История, которая связана с Ройзманом, она никак не связана с Уральской республикой
край. Не было Пермского края, он возник, но было ликвидировано два субъекта Российской Федерации, которые объединились в этот самый Пермский край. Поэтому юридико-технически все это сделать вполне реально. Но я уверен, что центр на это не пойдет, у центра есть дикий страх абсолютно еще сохранившийся перед Уральской республикой, сегодня, соответственно, перед Екатеринбургом. Центр реально боится любой инициативы. Именно поэтому на заседании Общероссийского народного фронта и возникла идея вообще фактически ликвидировать местное самоуправление, передав большинство функций на уровень субъекта федерации. Я не думаю, что это был сознательный ответ Ройзману, это просто совпало, но то, что центр готовится к очередному удушению демократии на уровне местного самоуправления – это факт.

Была ли инициатива Ройзмана поддержана остальными депутатами городской думы?

Это разговор о том, что централизация власти очень опасна
– Я сам являюсь депутатом городской думы, и мое мнение однозначное: постановка вопроса абсолютно верная, очень своевременная, и я надеюсь, что инициатива Ройзмана получит продолжение и в форме дискуссии, в том числе на федеральном уровне (хотя центр пытается замолчать эту дискуссию, ни на каком федеральном канале о ней не говорят), и в форме каких-то юридически оформленных действий со стороны Екатеринбургской городской думы и со стороны ряда областных депутатов. Я надеюсь, что продолжение будет, и что это продолжение будет позитивным.

На проблеме межбюджетных отношений акцентирует внимание и доктор политических наук Сергей Мошкин, но предложение об изменении статуса Екатеринбурга он не считает продуманным шагом:

Экономика, как говорит премьер-министр, "кислая", социальные обязательства весьма высокие, федерация поджимает расходы
– Сейчас идет интенсивное согласование и формирование бюджетов, и всем становится очевидно, что экономика, как говорит премьер-министр, "кислая", социальные обязательства – весьма высокие, федерация поджимает расходы и недодает денег регионам, в частности Свердловской области, и, соответственно, Свердловская область не дает ожидаемых денег муниципалитетам, в частности – Екатеринбургу. И вот в пылу этих обсуждений, в пылу этой дискуссии, дабы найти хоть какой-то вариант независимости от Свердловской области в получении бюджета, Ройзман делает это заявление. Мне кажется, это был некий экспромт, весьма непродуманное, "школярское" заявление. Но причина этого заявления, как мне видится, одна – это межбюджетные отношения, это чувство неудовлетворенности от тех средств, которые область передаст муниципалитету города Екатеринбурга.

По информации, приведенной на сайте городской думы Екатеринбурга, расходы городского бюджета в 2014 году снизятся на 7 млрд рублей по сравнению с 2013 годом и составят 30 млрд 360 млн рублей. Дефицит бюджета в 2014 году составит 1 млрд 789 млн рублей.

Инициатива Ройзмана вряд ли будет встречена с пониманием на уровне областной исполнительной и законодательной власти. Депутат законодательного собрания Свердловской области и сопредседатель Партии пенсионеров Евгений Артюх отмечает, что в сложившейся с городским бюджетом ситуации может быть доля вины и городских властей:

– Екатеринбург обвиняет областные власти, что они якобы изъяли часть денег и недофинансируют город. Область парирует и говорит, что, во-первых, частично изменились правила и межбюджетные отношения в связи с тем, что Российская Федерация забирает часть дохода в виде налога на доходы физических лиц. И, во-вторых, упрекает город Екатеринбург в том, что город, заявляя о желании получить какое-то финансирование, при этом не представил в достаточном количестве проектов, под которые просит деньги, а это противоречит бюджетному кодексу.

К самой инициативе мэра Евгения Ройзмана областной депутат Евгений Артюх относится без энтузиазма.

Я бы, наоборот, рассмотрел такой вопрос, как присоединение Курганской области к Свердловской
– Заявление главы города Ройзмана о том, что Екатеринбург нужно сделать городом федерального подчинения, не более чем политическое. Оно еще об одном говорит: видимо, у нынешнего главы города нет предметной реальной деятельности, а может быть, возможности какие-то реальные проекты реализовывать. По большому счету, глава города сегодня – это председатель Екатеринбургской городской думы, исполнительно-распорядительными функциями он не обладает. И, может быть, вот такие громкие заявления, которые попадают в СМИ, которые будоражат общественность, позволяют поддерживать имидж деятельного человека, хотя за ними нет никаких реальных последствий. И их не будет, я более чем уверен.

Взгляд на возможные изменения федерального устройства у областного депутата диаметрально отличается от того, который у мэра города.

– Путь дробления существующих регионов совершенно противоречит тенденции и разговорам о том, что их нужно укреплять. Я бы, наоборот, рассмотрел такой вопрос, как присоединение Курганской области к Свердловской или Челябинской, чтобы объединить сельскохозяйственный потенциал Курганской области и промышленный потенциал одной из двух других ближних областей. Кроме того, это предложение Ройзмана противоречит той идее, той концепции, которую Путин высказал в декабре прошлого года в президентском послании. Он сказал – и это идея правильная, – что нужно работать над равномерным развитием всей территории Российской Федерации. Одно дело – Свердловская область взглядом из Екатеринбурга, и совсем другое – из таких муниципальных образований, как Ивдель, Шаля, Гари, Пелым и так далее. А ведь там тоже живут люди, у них тоже есть права, предусмотренные Конституцией, там тоже нужно реализовывать социальные программы. И в этой связи попытка в рамках субъекта федерации "тянуть одеяло" на город Екатеринбург и не обращать внимания на остальные 93 муниципальных образования, входящие в состав Свердловской области, – это совсем не правильный, не государственный подход.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG