Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зона химоружия под Кировом


Удмуртия. Один из "секретных" объектов Минобороны, подобный арсеналу в Кировской области

Удмуртия. Один из "секретных" объектов Минобороны, подобный арсеналу в Кировской области

Уничтожение химического оружия в Кировской области подходит к концу. Людям жить в "зоне" опасно, но без нее – неизвестно как

Объект "Марадыковский" в Кировской области – один из семи пунктов хранения и уничтожения химического оружия в России. До последнего времени в "Марадыковском" хранилось примерно 40 тысяч авиабомб или около 7 тысяч тонн отравляющих веществ (ОВ), таких как зарин, зоман, люизитно-ипритные смеси и V-газ. Сейчас 98,5 процентов ОВ уничтожено. Однако остался самый сложный и опасный этап: предстоит уничтожить 1900 авиабоеприпасов сложной конструкции с зоманом и V-газом.

В 8 часов утра на станции "Марадыковский" свет горел только у ворот арсенала химического оружия. По тропинке между сугробов на работу к Объекту спешили люди с электрички. Я пошла вместе со всеми.

– Вы служите в воинской части? – удивленно спросил солдатик, дежуривший у шлагбаума вместе с большой лохматой собакой. Пес дремал, зарывшись в сугроб. Солдат переминался с ноги на ногу от холода.

– Корреспондент?! Сюда гражданским без пропуска нельзя! Информационный Центр арсенала находится в поселке Мирный! Это на той стороне ж/д!

Попасть на ту сторону железной дороги оказалось непросто. Путь преграждал огромный состав с цистернами сжиженного газа. Пока я раздумывала, что мне делать, пожилая женщина подала пример. Ловко подобрав полы тяжелого ватного пальто, старушка нырнула под товарняк и переползла на ту сторону. За ней юркнули две девушки и солдатик с противогазом. Движения у всех были четкие, слаженные.

– Каждый день здесь лазаем – объяснила мне девушка в яркой курточке. – Как только еще не передавило никого! А что делать? Товарняк встанет, кому охота обходить его? А перехода для народа не построено!

Девушка подала мне руку. Перекрестясь, я полезла под поезд. Очень мешала тяжелая сумка со съемочной аппаратурой.

На той стороне

На улице поселка Мирный

На улице поселка Мирный

Поселок Мирный – уютные домики под соснами, чистые улицы, магазины, школа, баня, Дом культуры. Мирный создавался как поселок городского типа для торфоразработчиков, но так получилось, что стал известен не торфом, а химическим оружием. В 1953 году в этот район завезли первые авиабомбы с боевым отравляющим газом. Местные жители грузили химические боеприпасы вручную без противогазов, потому что грузить бомбы в противогазах – слишком душно. Когда химоружия стало слишком много (Советский Союз готовился к войне с США), построили более просторное помещение, а территорию арсенала обнесли бетонным забором и колючей проволокой. Но местные жители знали, как обойти препятствие, собирали грибы и ягоды прямо на территории воинской части. Здесь "дары леса" были особенно крупными и сочными. Их продавали в районном центре Котельниче и областном – Кирове.

В 60-е арсенал "Марадыковский" оказался переполнен ржавыми и протекающими бомбами, и от них решено было избавиться. Ни о какой экологической безопасности тогда даже не помышляли. Уничтожение "лишнего" химоружия проводили в лесах и болотах в окрестностях арсенала, ипритно-люизитные смеси сжигали, фосген сливали в Карповы озера. Военнослужащим полагались противогазы БС (боевой секретный) и защитные костюмы Л-1, население обходилось без этого. Вот как рассказывала о событиях той поры бывший зоотехник колхоза "Страна Советов" Софья Юферева, в то время молодая колхозница. Рассказ записан в одной из деревень Котельнического района:

– Нарядились мы, пошли на сенокос, идем в белых платьях, кофточках, платочках. А тогда как раз в моду входил материал капрон. И у многих была одежда из синтетики. Косим мы на лугу, песни поем, ничего не замечаем. Вдруг одна посмотрела на другую и как закричит! Оказывается, на нас все платья, кофточки разъехались, на лоскуты разошлись, вся спина голая. И мы еще ничего не поняли. И вдруг к нам подъезжают военные тузы с погонами, на машинах: "Как вы себя чувствуете? Извините, бабоньки, у нас на арсенале небольшая утечка ОВ произошла! Но ничего, все пройдет!"

Привычка притупляет страх. Для жителей поселка Мирный и окрестных селений химарсенал такое же привычное дело, как для жителя рабочего города – соседство с металлургическим комбинатом. Многие даже ящики из-под боеприпасов пустили в дело – обили дощечками сараи и домики, не зная о том, что дерево впитывает отравляющие вещества, как промокашка чернила.

Фосфор в соснах

Недавно в хвое сосны и лишайниках в санитарной зоне арсенала "Марадыковский" экологи обнаружили высокое содержание вредных веществ. "За последние годы наметилась тенденция повышенного содержания общего фосфора в растительных объектах на территории санитарной зоны по мере приближения исследуемого участка к объекту", – говорилось в недавнем докладе специалистов регионального Центра экологического контроля и мониторинга по Кировской области.

Исследования проводились в так называемой санитарной зоне Обьекта по уничтожению химического оружия (ОУХО). Последние семь лет на ОУХО уничтожали фосфорорганические боевые отравляющие веществ: зарин, зоман и V-газ. Отравляющие вещества (ОВ) уничтожались на Объекте по экспериментальной двухстадийной технологии методом детоксикации в корпусах авиабомб. ОВ растворяли водой из Вятки; то, что осталось – реакционные массы и корпуса снарядов – сжигали. Сейчас 98,5 процента ОВ в авиабомбах, выливных приборах и боевых частях крылатых ракет уничтожено.

За семь лет работы Объекта было зафиксировано несколько "нештатных ситуаций" с разгерметизацией авиабомб и утечкой ОВ. Об этих случаях в СМИ сообщали жители Мирного и работники Объекта. Так, в 2010 году, по информации, переданной в местное отделение КПРФ, несколько рабочих отравились зоманом. Еще раньше при невыясненных обстоятельствах погиб 19-летний солдат-срочник Константин Ильинских. Официальный диагноз – отравление неизвестным веществом, "ему буквально выжгло желудок", как писали эксперты. Официальные органы не признали ни одного случая утечки ОВ и отравления людей.

Недавно в "Марадыковском" сотрудники кировского УФСБ сумели предотвратить террористический акт. По их информации, взорвать бомбу среди химических бомб собирались два сторонника ваххабизма. Тайник с компонентами взрывчатого вещества и подробный план арсенала нашли в 500 метрах от забора Объекта. Произошло это за несколько дней до взрыва автобуса в Волгограде. Что бы случилось, если бы террористы взорвали Объект? Капельки V-газа на кончике пипетки достаточно, чтобы отравить человека, а в "Марадыковском" такого ОВ – больше трех тонн.

По материалам книги Льва Федорова "Необъявленная химическая война в России: политика против экологии":

V-газы. Маслянистые высококипящие жидкости. Проникают в организм через кожные покровы, слизистые оболочки глаз, носа и верхних дыхательных путей, а также через ткань одежды. Пороговая доза для людей при попадании на незащищенную кожу составляет 0,003 мг/кг.
Зарин. Бесцветная прозрачная жидкость без запаха. Обладает высокой летучестью. Одно из основных ОВ армий России и США в недавнем прошлом. Уничтожает живую силу заражением приземного слоя воздуха. Смертельная концентрация около 0,2 мг/л при минутной экспозиции.
Зоман. Бесцветная жидкость с запахом камфары. Находилась на вооружении Советской армии. Смертельная концентрация – около 0,02 мг/л при экспозиции 1 мин.

Новая теплотрасса в Мирном

Новая теплотрасса в Мирном

В Зоне защитных мероприятий постоянно проживают 50 тысяч человек, здесь расположены поселок Мирный, райцентры Котельнич и Оричи. Жители Зоны выступали против экспериментов с боевой химией в густонаселенном районе Кировской области и даже собирались перекрывать Транссибирскую магистраль. Но их возражения не были услышаны. Более того, санитарно-защитная зона вокруг Объекта была сокращена с трех километров до одного. Судя по всему, не ради безопасности, а ради экономии, чтобы не платить денежную компенсацию и не переселять жителей. Ближайшая к арсеналу улица Советской Армии находится в сотне метров от забора воинской части. И там живут люди.

В рамках федеральной программы в поселке Мирный были построены многоквартирный дом, водопровод, теплотрасса, газовая котельная, дорога до райцентра, отремонтирована школа. А вот про пешеходный переход через железную дорогу почему-то забыли… В чем причина такой забывчивости? Почему люди возвращаются с работы, пролезая под колесами товарного состава? Этот вопрос я задала мэру Мирного Ирине Смердовой:


Много маленьких смертей

Сейчас на Объекте "Марадыковский" начался новый этап уничтожения ОВ, самый сложный и опасный – детоксикация кассетных боеприпасов сложной конструкции. В каждой кассетной авиабомбе расположено несколько отдельных зарядов с ОВ и взрывчатым веществом. Причем отделить взрывной заряд от ОВ в кассетной бомбе крайне сложно, если вообще возможно. Особенно учитывая, что бомбы старые, а взрыватели проржавевшие. Такие "кассеты" специалисты образно называют "много маленьких смертей".

На арсенале "Марадыковский" хранится 160 кассетных авиационных бомб типа РБК-500, в которых находится 3,792 тонны V-газа. А также 1740 кассетных авиабомб типа БКФ-П, в которых находится 10,022 тонны зомана. В кассете типа БКФ-П с зоманом находится 12 маленьких бомб. В кассете типа РБК-500 с V-газом находится 54 маленькие бомбы.

Информация предоставлена "Союзом за химическую безопасность"

Российские ученые придумали новую технологию расснаряжения сложных боеприпасов. Более 1400 таких бомб уже уничтожены на Объекте в поселке Леонидовка Пензенской области. Однако как именно "работает" новая технология, выяснить оказалось сложно. Подробности применения нового метода уничтожения оказались неизвестны даже специалистам Регионального центра экологического контроля и мониторинга. Начальник управления конвенциональных проблем правительства Кировской области Михаил Манин заявил корреспонденту Радио Свобода, что не может предоставить никакой технологической и экспертной документации. Однако, по его словам, все это можно получить в Информационном центре Объекта в поселке Мирный. Туда я и отправилась. Располагался Центр в здании поселковой администрации Мирного. "Сегодня на Объекте идет детоксикация ОВ типа зоман. Экологическая среда в норме", – сообщала бегущая строка на светящемся табло над крыльцом. Немолодой мужчина в теплой куртке и валенках задумчиво курил в сторонке.

Противогаз в доме пенсионеров из Мирного

Противогаз в доме пенсионеров из Мирного

– Какой чистый воздух в Мирном! – завела я беседу. – А ведь зоман уничтожают!

– Да уж вынюхали все! – засмеялся мой собеседник, покашливая. – Раньше-то здорово воняло, а сейчас фильтры стоят, да. Только что те фильтры? Спи…дили все, бэушные поставили. Все что можно тащат.

– А вы на Объекте работаете?

– Да, работаю, несколько месяцев осталось мне, хоть бы дотянуть до пенсии.

– А что не нравится?

– Обманывают народ. Командир в части опять новый, только что из Чечни приехал. Чуть что – и к такой-то матери всех посылает... Контрактникам платят громадные деньги, а гражданским – тьфу! Но именно гражданским доверяют операции первого класса опасности с ОВ. Техника безопасности не соблюдается ни фига! Реакционные массы прямо по цеху разливаются, в резиновых сапогах ходим по ним. Кто в противогазе, а кто и так, потому как душно в нем. Помнишь, солдатик в части умер?

– Как не помнить!

– Я, милая, сам видел, как он ходил без противогаза и еще фотографировался возле кассетных бомб, хотел послать фотку своей девушке. Вот и доигрался. Надышался, точнее.

– Руководство части опровергает эту версию…

– Они тебе что хошь опровергнут, но это знают все! А ты че журналист, что ли? Ну я попал! У нас были тут, такие разговорчивые мадам, так с ними чекисты пообщались так, что они навек говорить разучились. Собрались с семьей и уехали из поселка!

– Как проходит транспортировка кассетного оружия со склада на объект?

– Там дорога, уложенная авиационными плитами, примерно два километра. По ней и везут.

– Авиационные плиты? Но по такой дороге трясет ужасно! Сама ездила! А если растрясет снаряды?

– Если ты сама все знаешь, зачем задаешь вопросы? Вот информационный центр арсенала – там и спрашивай!

И мужчина ушел по заснеженной дороге, недовольный беседой с корреспондентом и собственной откровенностью. Представляться и тем более фотографироваться он категорически отказался.

Камера защитная детская

В Информационном центре арсенала меня ждал горячий чай, но не слишком горячий прием. Никакой технологической и экспертной документацией уничтожения кассетного химоружия здесь не обладали или не хотели предоставить.

– Мы информируем население, а журналистов и СМИ информировать не обязаны! – заявил сотрудник Информационного центра Объекта Павел Филев.

Только в виде исключения сотрудник Центра согласился поведать журналисту, как уничтожают кассетное химическое оружие с нервно-паралитическими газами в густонаселенном районе Кировской области:

– Технология уникальная, изобретена русскими учеными, не применяется больше нигде в мире. Первая линия – в Леонидовке, вторая – у нас.

Павел Филев рассказал, что на первом этапе происходит транспортировка авиабомбы сложной кассетной конструкции от арсенала до Объекта и разделение кассеты на элементы, то есть отдельные снаряды. Процесс не автоматизирован, выполняется при участии человека. На втором этапе происходит отделение ОВ от снаряда на автоматизированной линии, и затем его детоксикация с помощью дегазатора. Корпус бомбы со взрывателем уничтожают в специальной камере, осколки утилизируют.

– Павел Аркадьевич, а сколько уже снарядов уничтожено по новой технологии?

– По этому вопросу вам лучше обратиться к командиру части!

– Выданы ли населению средства химической защиты?

– Конечно, Екатерина Евгеньевна, всем выданы противогазы. И даже камеры защитные детские есть у нас.

Камеры защитные детские (КЗД-4) были мне продемонстрированы.


Больше всего меня удивило, что такая хорошая защитная камера для младенцев не выдается населению, а пылится в ДК пос. Мирный. Предполагается, что мамы с детьми в случае нештатной ситуации оперативно прибудут к ДК, построятся в колонны, наденут противогазы, упакуют младенцев в камеры и организованной колонной двинутся в эвакопункт. Успеют ли?

– Скажите, а какое покрытие у дороги, соединяющей арсенал и ОУХО? Правда ли, что там лежат авиационные плиты и машины с кассетными бомбами трясет? И они могут взорваться от такой тряски?

Павел Аркадьевич посмотрел на меня грустно и внимательно.

– Дорога ХОРОШАЯ, Екатерина Евгеньевна!

– Я вас не спрашиваю, дорога плохая или хорошая, покрытие там какое? – настаивала я.

– Дорога ХОРОШАЯ, – повторил Павел Аркадьевич уставшим голосом. – ХОРОШАЯ!!!

Взволнованный сотрудник Информационного центра пошел звонить командиру войсковой части полковнику Виталию Коцыреву. Как выяснилось, полковник находился на обеде и должен был вернуться на построение через полчаса. Но через полчаса не вернулся, а уехал в отпуск; его заместитель был так занят, что не мог встретиться с корреспондентом. Зато с журналистом охотно побеседовали жители поселка Мирный, в большинстве своем пенсионеры, которым, по их собственным словам, терять нечего.

Противогаз боевой секретный

Клавдии Михайловне 77 лет, ее мужу Михаилу Ивановичу 84. Почти полвека они прожили у химического арсенала. Шесть лет назад старикам в местном ДК выдали противогазы типа БС (боевой секретный). Две шутки. В специальных сумочках. С тех пор эти сумочки висели на гвоздике рядом с "овощной ямой". Старики никогда не пробовали использовать "средство индивидуальной защиты", и никто их не учил этому. Первая попытка воспользоваться противогазом происходит по просьбе корреспондента Радио Свобода.


Конечно, есть в Мирном люди, которые умеют пользоваться противогазом боевым секретным. В основном это работники Объекта по уничтожению химоружия, работающие с веществами первого класса опасности. Без средств защиты их просто не пустят на работу. Одна из таких людей – молодая мама и сотрудник лаборатории Объекта Светлана.


Какое будущее ждет поселок, где градообразующее предприятие – Объект хранения и уничтожения химического оружия? К 2015 году, согласно международным соглашениям, Россия должна уничтожить весь свой запас боевых отравляющих веществ. Сейчас на семи бывших арсеналах химоружия осталось примерно 10 тысяч тонн ОВ, 1700 тонны – в "Марадыковском". Уже через год на Объекте останутся только работы второстепенного плана – уничтожение реакционных масс и корпусов авиабомб, рекультивация почвы, строительство саркофага и так далее.

А что дальше?

Этот вопрос, наверное, задает себе каждый житель Мирного. Как ни боялись здесь химоружия, как ни проклинали его, как жить без него – тоже не знают. Не будет Объекта, не будет работы, как жить на улице Советской армии?

P.S. Поздно вечером я спешила на электричку и опять наблюдала знакомую сцену: люди, возвращаясь с Объекта по уничтожению химоружия "Марадыковский", перелезали через товарняк. Но этот раз сверху, по лесенке. Я включила видеокамеру.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG