Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Президент Российской Федерации Владимир Путин как-то сказал, что для него распад Советского Союза был самой большой геополитической катастрофой ХХ века. То, что он готовит сейчас, способно стать геополитической катастрофой века ХХІ.

Я не уверен, что в России это все понимают.

Этому человеку удалось объединить вокруг себя часть российского общества, убедив ее, что речь идет о возрождении величия и силы России. Что ж, у нее действительно есть и величие, и сила – весь мир восторгается величием духа творцов ее культуры. Но Путин понятия не имеет, где находится искомое. Сейчас, на самом деле, он готовит своей стране величие трагедии и силу упадка.
Я могу понять, как больно вам, россиянам, смотреть на карту страны, зияющую обидными пустотами. Те же фантомные боли пережили все известные имперские народы. Путин обещал вам восстановить утраченное, и в большинстве своем вы признали это справедливым: Грузию усмиряли "принуждением к миру", Украину сейчас – "принуждением к любви".

Раньше за Украину расплачивались соболиными мехами – сегодня, согласно сообщению редактора The Economist Эдварда Лукаса, она стоит несколько дороже: 5 млрд долларов официально, 200 долларов за газ и 15 млрд личной взятки Януковичу.

Я испытываю огромную благодарность к тем одиннадцати, что вышли 30 ноября
Я могу понять, как больно вам, россиянам, смотреть на карту страны, зияющую обидными пустотами
на демонстрацию на Манежной площади в Москве в поддержку украинского Евромайдана. Ведь это на три человека больше, нежели во время демонстрации протеста 25 августа 1968 года против ввода советских войск в Чехословакию.
И есть что-то очень символическое в том, что участница той диссидентской демонстрации Наталья Горбаневская скончалась в Париже накануне этой демонстрации, то есть 29 ноября 2013 года. Я верю, что на Манежной площади она была двенадцатой – но уже невидимой.

Та историческая демонстрация спасла тогда честь России – сможет ли такая же горстка людей достичь того же результата сегодня?

Я не хочу верить, что в огромной России лишь десятки людей понимают, что украинский Евромайдан – антипутинский, но не антироссийский. Его участники просто приняли эстафетную палочку всех европейских борцов с диктатурой: "За нашу и вашу свободу".

"За вашу" – это и о вас, россиянах. Да, Путин несет в себе огромную опасность для Украины, поскольку ставит ее на грань раскола и гражданской войны. Но не меньшую опасность Путин представляет и для России: с возрождаемым имперским "величием" она не пройдет сквозь игольное ушко будущего.
В Украине сейчас возрождается та Русь, которую, еще теплившуюся в Новгороде Великом, подавил своей опричной силой царь Иван Грозный. Эта новая Русь – альтернатива славянского жизнеустройства, и ее панически опасается Путин. Но это именно та альтернатива, которая может стать спасительной и для России.

Сегодня стоит вопрос не только о том, выстоит ли Украина. Сегодня совершается выбор и в российском обществе: поддаться ли опричному желанию "наказать хохлов" или отвести от себя каинов грех, остановив Путина.
Прошу вас, сделайте правильный выбор.

Мирослав Маринович – украинский правозащитник, сооснователь Украинской Хельсинкской группы, проректор Украинского католического университета во Львове. Бывший узник брежневских лагерей

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG