Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олимпиада для Сочи: благо или напасть?


Видеоверсия программы на нашем канале Youtube по ссылке

Леонид Велехов: Сегодня в нашей студии мои коллеги – журналисты Радио Свобода Любовь Чижова и Никита Татарский, которые съездили в Сочи, чтобы посмотреть, как на самом деле готовится город, что происходит в его окрестностям, где строится Олимпийская деревня.

Люба, Никита, по вашим ощущениям, все будет готово в срок?

Любовь Чижова: Одна женщина, жительница Сочи, сказала: "Мы были в Олимпийской деревне. Наверное, они не успеют". Наше первое впечатление от Сочи и от Адлера, где мы поселились, было точно таким же. Как же они могут успеть?! Такое ощущение, что до Олимпиады есть еще года 3-4.

Леонид Велехов: Успеть-то, я думаю, они успеют. Это у нас умеют. Вы ездили для того, чтобы посмотреть, что происходит с природой и с жизнью людей, сочинцев. Какие в этом смысле ваши впечатления? Что думают те люди, те эксперты, с которыми вы встречались?

Никита Татарский: Впечатления очень печальные. Я впервые в своей жизни побывал в Сочи. Поэтому я воспринимал его таким, какой он есть. Ощущение безрадостности, огромного напряжения. Это пробки, это грязь, это ощущение какой-то нервозности.

Любовь Чижова: Постоянное отключение электричества, грязная вода течет из крана. Все очень дорого. Все очень неприветливы, озлоблены. Можно послушать Юлию Набережную. Это один из ведущих сочинских экологов, заместитель руководителя местного отделения Русского географического общества. Она профессиональный эколог, которая говорит о том, что тот Сочи, который мы знали еще лет 6-7 лет назад, сегодня больше не существует, к сожалению.

Юлия Набережная: Город уничтожен. Сочи как здравницы больше нет. Он не существует. Потому что лучшие пляжи города, больше 40 м шириной, это были пляжи Имеретинской низменности. Там прекрасно жили местные люди. 2-3 раза в год они получали урожай на своих огородиках. Они нормально могли содержать семью. Летом отдыхающие. Шикарные пляжи, не застроенные, без волнорезов, были очень популярны. Вторая ветка железной дороги большинство пляжей просто свела на нет. Можно сказать, что моря у нас уже нет. Плюс все те объекты, которые возвели быстренько под олимпийский шумок, это же был захват земли под любыми предлогами! Земельный участочек под индивидуальную застройку. Смотришь, а там в 17 этажей уже вырос дом.

Понятное дело, что инфраструктура – канализация и т. д. – обновлялась только там, где непосредственно будут происходить эти Игры. Чтобы там не говорило наше руководство, большинство объектов к центральной канализации не подключены и не могут быть подключены. Она изношена и просто не выдержит этой нагрузки. Новую канализацию никто не озаботился сделать. Все сливается и идет в море открытым способом.

Я считаю, что ущерб природе Сочи, который был нанесен, на втором месте находится по сравнению с ущербом, который был нанесен российскому природоохранному законодательству. Для того чтобы узаконить все, что тут происходило и происходит сейчас, были внесены изменения в законодательную базу. Просто уже вошли во вкус и продолжают вносить изменения, которые разрушают всю систему охраны природы, которая выстраивалась десятилетиями. У нас сейчас получается так, что можно все. Хочешь в нацпарке строить – пожалуйста!

Сейчас манипуляции будут происходить с заповедником, "Газпром" не остановится на нацпарке. У "Газпрома" в планах круглогодичное катание на ледниках Псеашхо. Это уже территория заповедника. И они откровенно вывешивали это на своей схеме возле блинной, где Путин блинчики кушал на верхней канатке. Это увидели эксперты и сказали: "Ребята, это же уже граница заповедника! А у вас тут такая инфраструктура мощная нарисована". И этот стендик убрали. К следующему визиту его не было. Но это не значит, что "Газпром" от своих планов отказался.

Это происходит не только на территории Сочи. Беззаконие распространяется на все заповедники и национальные парки в РФ.

Леонид Велехов: Юлия упомянула Имеретинскую низменность – главное место, где разбита Олимпийская деревня. Вы были там?

Любовь Чижова: Да, мы были там.

Леонид Велехов: И это, насколько я помню, главная жемчужина в короне Сочи, потому что это уникальное место по своему климату, по природе и т. д. Что сегодня происходит в Имеретинке?

Любовь Чижова: Сегодня Имеретинка – это большая стройка. Там строятся главная ледовая арена (две ледовые арены для кёрлинга и для хоккея шайбой) и Олимпийская деревня, где будут жить спортсмены и журналисты. Но это все огорожено забором. Журналистов без аккредитации туда не пускают. Поэтому мы побродили рядом с гражданской активисткой Наташей Калиновской.

Вообще, нужно сказать о том, почему люди, живущие в Имеретинке, так переживают за то, что сейчас Имеретинка разрушена и там строятся спортивные объекты. Это самая южная часть Краснодарского края. Там самая плодородная почва. На Имеретинке расположены Колхидские болота, там останавливались более ста видов краснокнижных перелетных птиц. Там действительно уникальное место. Там росли уникальные растения, занесенные в Красную Книгу, водились уникальные амфибии. Все это засыпали землей и начали строить олимпийские объекты.

Я даже не буду останавливаться на социальном аспекте. Людей просто бессовестно оттуда выселяли, не выплачивали им положенные по закону компенсации, урезали их в правах. Те, кто остались, живут в ужасных условиях – без газа, без воды, постоянно отключают электричество. Там очень грязно, шумно. Он все стали астматиками, как нам говорили местные жители. Очень тяжело дышать этой грязью и пылью, которая там несколько лет стоит в воздухе.

Никита Татарский: Мы с Натальей Калиновской осмотрели и засняли то, во что превратилась набережная.

Наталья Калиновская: Как раз на том месте, где сейчас стоят спортивные стадионы, были поля, с которых, все прекрасно знали, нельзя было сорвать травинку. Их было больше 15. На данный момент в Имеретинской низменности все эти памятники природы угроблены. Последний памятник природы, который находился у нас возле турбазы "Черноморец" и базы "Энергия", охранялся международными конвенциями. Но на это опять никто не обращал внимания. Просто приехали представители ГК "Олимпстрой", взяли представителя Русского географического общества, выкопали несколько растений и перенесли в другое место. Сейчас территория памятника под этой шикарной красивой набережной.

Я скажу правду, я не боюсь ничего. Я ненавижу тех, кто придумал эту Олимпиаду. Ее придумали те, кому нужно было отмыть деньги и построить здесь дома. Они сейчас на этой территории хотят сделать второй Куршевель. Не секрет, все знают, кому здесь строятся коттеджи, что будет после того, как будет построена и проведена "Формула-1". На эти программы идут миллионы и миллиарды. Извините, ребята, мы были без газа – мы сидим без газа. Мы были без канализации – мы сидим без канализации.

Более того, здесь же болото. Уничтожили всю растительность, уничтожили весь животный мир. Каждый дождь мы тонем. У меня никогда дома не было выше колена воды. У нас тонут кухни. Мало того, что мы живем в воде, потому что у нас климат влажный, у нас еще плавают кастрюли со сковородками. За что мы должны ее любить?!

Любовь Чижова: Хотела добавить про Наташу Калиновскую. Она поднимала местных жителей на активную борьбу против застройки местной набережной. Госкорпорация "Олимпстрой" через суд запретила Наташе появляться на этой самой набережной. Женщина бесстрашная.

Леонид Велехов: Хорошо, что такие люди есть. Другая важная точка, опорный пункт будущей Олимпиады – это Красная Поляна. Были там?

Любовь Чижова: Да, поехали на Красную Поляну. Арендовали машину и поехали вместе с местным экологом Валерием Сучковым.

Я была там 6 лет назад и была немножко ошарашена. Если 6 лет назад там паслись лошади, коровы, бродили дикие свиньи, то сегодня это напоминает какой-то элитный подмосковный поселок – километры невысоких зданий, дорогие бутики, салоны красоты. И тоже стройка, шум, грязь. Не было дождей, когда мы были на Красной Поляне, но все равно под ногами хлюпала грязь.

На сами олимпийские объекты сейчас никого не пускают. В горы мы не попали. Мы посмотрели, что происходит в самом поселке. Конечно, масштаб строительства поражает воображение. Кто там будет жить после Олимпиады, совершенно непонятно. Понятно, что Красная Поляна стала неофициальной горнолыжной столицей после того, как ее облюбовал Владимир Путин. Вслед за ним туда потянулась вся российская элита. Там же в Кавказских горах находится его зимняя дача – дворец "Лунная поляна", к которой сейчас пытаются строить дорогу. Но экологи этому активно сопротивляются, потому что это нарушает действующее законодательство. Все олимпийские объекты, построенные на Красной Поляне, построены на территории Сочинского национального парка. Это тоже нарушает действующее природоохранное законодательство.

Никита Татарский: Я бы добавил к этому. Был природный заповедник, а теперь стал заповедник сказочной жизни не для людей.

Валерий Сучков: В районе Имеретинке проходит несколько глубоководных каньонов. Они просто пожиратели этих твердых наносов. Если их вовремя не подпитывать, не набрасывать этого галечника, то они начнут наступать на Имеретинку. Все эти ледовые дворцы, вся олимпийская инфраструктура через год, через два, через пять лет будет просто разрушена.

У нас была идея сначала привлечь международное сообщество и открыть кампанию бойкота Олимпиады. Идея была как бы очень трезвая, они до сих пор остается. Нельзя соучаствовать в преступлении. Олимпиада – преступление. Это всем понятно.

Красная Поляна – это у нас территория интересов Потанина и "Газпрома". У нас вообще все очень странно происходит. Собрался какой-то очень ограниченный круг лиц вокруг Путина. Расстелили они, видимо, карту и сказали: район Имеретинки – это Дерипаска, тебе Красную Поляну – вместе с Потаниным и "Газпромом". Почему не открыто, не честно, не на конкурсе? Почему именно эти лица, приближенные лично к Владимиру Владимировичу, получили эти жирные куски?

Леонид Велехов: Мы понимаем, что лес рубят, щепки летят, тем более, когда такой грандиозный лес и в буквальном, и в переносном смысле слова. Наверное, нельзя было обойтись без каких-то потерь. Другое дело, насколько эти потери соизмеримы с результатом…

Любовь Чижова: Местных жителей обязывают перекрывать черепицу на домах и обшивать дома садингом за свой счет. Чтобы иностранные гости, которые будут ехать на Красную Поляну, любовались красивыми отремонтированными домами. Отремонтированными за счет самих жильцов.

Леонид Велехов: Это такое новое слово в создании потемкинских деревень. Раньше это все-таки делали за казенный счет.

Любовь Чижова: А теперь за свой, причем, еще приходится людям влезать в кредиты.

Никита Татарский: Еще одна история о том, как проложен газ. Во многих местах газовые трубы проложены только для видимости. На самом деле, они никуда не ведут, никакого газа в них нет. Однако всем жителям было запрещено на время проведения Олимпиады топить дома печками, чтобы дым, который может пойти из трубы, не был виден гостям Олимпиады.

Любовь Чижова: Потому что, согласно олимпийской легенде, газ в Сочи и в прилегающих поселках есть. Мы с Никитой побывали в нескольких домах, расположенных на улице Бакинская. Это Адлер. Это в двух шагах от Имеретинки, где строятся олимпийские объекты. Из-за этих свалок от олимпийского мусора, которые вывозили и бросали рядом с этими домами, образовались оползни, из-за которых дома перекосились и покрылись трещинами. Дома признали аварийными два года назад. Люди живут в этих домах уже два года.

Мы побывали в гостях у Татьяны Скибы и ее соседа Карена Каланджяна. У них есть маленькие дети. Находиться там совершенно невыносимо. Там просто страшно. Жить в таких условиях невозможно. Через суд было признано, что им должны выплатить компенсации и куда-то переселить. Теперь Госкорпорация "Олимпстрой" кивает на местные власти, местная власть кивает на "Олимпстрой", а люди два года живут в таких ужасных условиях. Самое удивительное, что все эти два года, пока дом находится в таком состоянии, и у Тани, и у ее соседей периодически бывают журналисты и российских, и иностранных изданий. Они снимают про них репортажи, пишут статьи, но в их жизни совершенно ничего не меняется.

Мы еще с Никитой побывали на свалке в поселке Лоо. Этот поселок находится в 18 км от Сочи. Рядом с ним расположено еще несколько населенных пунктов. В них живут более 10 тысяч человек. Тут же рядом на побережье Черного моря расположены несколько детских и взрослых санаториев и около 200 мини-гостиниц. Почему я так подробно об этом рассказываю, потому что рядом со всем этим причерноморским великолепием находится самая большая свалка на побережье – олимпийская. Именно сюда в течение нескольких лет везли мусор с олимпийских строек.

Леонид Велехов: Хорошее место нашли. Лоо – это был заповедный уголок пионерских лагерей.

Любовь Чижова: Если бы вы сейчас побывали на этой свалке и увидели, что там происходит, вы бы, наверное, больше туда не поехали. Местные в море не купаются, потому что они видят, что все отходы с этой свалки стекают в море. Даже сейчас там невозможно находиться рядом с этой свалкой. Она высотой больше 80 м.

Это настоящая гора мусора, из которой вытекает черный ручей. Когда мы подошли, я спросила: "А что это за ручей течет?". "А это река Бихта", - сказал мне местный житель. Это горная река, в которой они в детстве ловили форель.

Свалка официально была закрыта в июле прошлого года. Потому что сочинские власти выделили деньги, много денег, на программу по цивилизованной утилизации мусора. Деньги эти кто-то освоил, но свалка там работала вплоть до этого года. Все это время местные жители активно с ней боролись, потому что они задыхались. Они видели там трупы животных. Поговаривали, что там находили трупы людей. Туда везли под олимпийский шумок весь бытовой мусор из Сочи, Адлера, из других поселков. Школа в 200 метрах находилась.

Такая гигантская свалка в поселке Лоо, на которой мы побывали, ее закрыли, как я уже говорила, весной этого года. Власти обещали, что после того, как свалку рекультивируют, на ней будут расти цветы. Но никаких цветов там нет.

Дедушка, с которым мы беседовали, не верит в то, что Владимир Владимирович Путин, президент России, знает о том, какие беды преследуют предолимпийского Сочи, не знает ничего о проблемах поселка Ахштырь. Это горный поселок. Через него идет грунтовая дорога. Там тоже есть олимпийская свалка – в один карьер, в котором добывают песок и другие материалы для олимпийской стройки; в другой карьер, уже отработавший, везут олимпийский мусор. Дорога одна. По ней днем и ночью идут самосвалы и грузовики. Люди нам жаловались на то, что они не могут спать, что у них у всех испорчены нервы. Они больные люди.

Леонид Велехов: Я думаю, что действительно Владимир Владимирович всех этих деталей, всех этих нюансов не знает. Он ездит по прекрасной дороге без пробок.

Любовь Чижова: Да, которая как раз находится под поселком Ахштырь. Знаменитая, самая дорогая дорога в мире.

Леонид Велехов: Да, самая дорогая дорога в мире. Это уже стало притчей во языцех. Если не ошибаюсь, каждый ее километр обошелся в 140 млн. долларов.

Любовь Чижова: А дедушка с грустью говорил нам о том, что он не сможет себе позволить побывать на Олимпиаде, посмотреть хоккей, финальный матч. Потому что билет стоит больше 11 тыс. руб.

Но пыль, которой дышат жители поселка Ахштырь, далеко не единственная проблема, о которой они нам рассказывали. Дело в том, что они оказались отрезанными от большой земли. У них раньше до Олимпиады была какая-то тропиночка, которая вела через реку в соседнюю деревню, где находится школа. Теперь эту тропиночку засыпали. И чтобы детям попасть в школу, им нужно переходить широченную федеральную трассу. Нет никакого школьного автобуса, никакого транспорта, который бы доставлял детей в школу. Поэтому, конечно, они очень встревожены.

Они много писали писем, жаловались и Путину, и местным властям. Но никто на них не обращает вообще никакого внимания. Им только запрещают встречаться с журналистами. Говорят – будете шуметь, вам вообще ничего не сделаем. У них также нет ни воды, ни газа. Им все это обещали. Им ничего не сделали. Они живут, извините, в совершенно скотских условиях.

Леонид Велехов: Тема, которую еще хотелось бы затронуть. Там, наверняка, есть люди, которые не просто приехали, посмотрели, а потом в уютной студии в Москве обо всем этом рассказали, но которые там работают под прессом власти, в постоянной опасности. Я имею в виду профессиональных экологов.

Любовь Чижова: Такие люди есть – это сочинское отделение «Экологической вахты по Северному Кавказу». Конечно, они испытывают жесточайшее давление власти. Потому что все эти годы они рассказывали о том, что олимпийское строительство происходит с нарушением действующего природоохранного законодательства. Они пытались останавливать вырубку и тисов, и самшитов. Ситуация такова, что практически на всех членов этой "Вахты" идет серьезное давление.

Андрея Рудомаху держат под подпиской о невыезде. Это руководитель «Экологической вахты по Северному Кавказу». Задерживали активистов организации Олю Носковец и Дмитрия Шевченко по наводке полиции. Один из членов этой "Вахты" Владимир Кимаев, с которым мы также встречались в Сочи, несколько недель назад попал в довольно странную аварию. Он говорит о том, что это напрямую связано с тем, что "Эковахта" активно выступает против Олимпиады.

Владимир Кимаев: В частности, Дмитрий Шевченко, представитель "Экологической вахты" по Северному Кавказу, совсем недавно был остановлен в аэропорту в связи с тем, что он по приметам якобы похож на какого-то члена террористической группировки. Хотя были опубликованы фотографии – ничего общего. Прессинг по "Вахте" идет, и говорить о том, что этого нет, мы не можем. Мы это ощущаем.

Если до сих пор город Сочи является самодостаточным, то в будущем это будет дотационный город. Денег из городского и краевого бюджетов не хватит. Нужен будет федеральный бюджет.

Леонид Велехов: Как бы вы подытоживали наш разговор?

Любовь Чижова: Мы начинали говорить о том, что облик Сочи как курортного города значительно изменился. Там выросло очень много высоток такого очень странного вида. И даже Москва сейчас по сравнению с Сочи кажется утонченным городом с прекрасной архитектурой. Потому что они там, правда, совершенно неуместны. Как нам рассказывали наши знакомые в Сочи, многие из этих домов построены незаконно. Тем не менее, они там стоят. Нам об этом рассказывал известный сочинский журналист, создатель сайта "Блог Сочи" Александр Валов. Он жаловался нам на пробки, на высокие цены, на постоянную стройку, которая не кончается. Хотя им обещали, что скоро все будет хорошо.

Александр Валов: Многие говорили, что я против Олимпиады. На самом деле, я не против Олимпиады. У меня даже футболка олимпийская. Я за Олимпиаду, но есть негативные моменты – это экология, это нарушение прав, это какой-то строительный бардак, постоянная стройка. Начиная с 2007 года - стройка, стройка, стройка. Нам все время говорят – терпите, терпите. Терпеть становится очень сложно.

Олимпиада нанесла очень серьезный ущерб туристической отрасли города. По словам председателя городского собрания Сочи, каждый год в Сочи приезжает на 15% меньше туристов. Если в советское время сюда приезжало 5 млн., то сейчас у меня большие сомнения, что приезжает 2 млн. Сами понимаете, что это город, который живет в основе своей за счет приезжающих – многие сдают квартиры, гостиницы. Вся инфраструктура города – кафе, рестораны, ночные клубы - держится на туристах. Снижение туристического трафика – это значительное снижение собственных доходов города.

Никита Татарский: Самое важное субъективное впечатление – это наша гостиница, в которой, как нам сказали, будет жить часть швейцарской делегации во время Олимпиады. Это гостиница, в которой нет отопления. Это летняя гостиница, в которой холодно было уже сейчас. Все, что мы могли сделать, это включить кондиционер на 30 градусов теплого воздуха. Но, простите, до уборной кондиционер не доставал. Поэтому, если мы хотим принять душ, мы должны бежать по холодному полу, чтобы помыться грязной, ржавой водой, которая была ржавой все дни, которые мы там находились, несмотря на обещание представителей гостиницы, что если подольше подержать включенную водичку, она очистится.

Леонид Велехов: Но это все-таки мелочи по сравнению с тем, что было сегодня главным предметом нашего обсуждения – что произошло с природой и как живут люди, оказавшиеся в центре всего этого олимпийского строительства.

Любовь Чижова: Да, экологические и социальные проблемы там очень сильно переплетены. Эксперты говорят, что подведут еще заключительные итоги, как Олимпиада отразилась на местной природе, на местном населении. Но вот уже говорят, что если раньше Сочи считался самым зеленым городом в России…

Леонид Велехов: Немудрено, это единственный субтропический регион в стране!

Любовь Чижова: …и по градостроительным нормам на одного человека там приходилось больше 16 кв. м. зелени, то после всей этой масштабной стройки там осталось меньше 3 кв. м. зелени на человека.

Леонид Велехов: Я бы хотел, чтобы картина, которую мы здесь нарисовали мрачными красками, оказалась мрачнее действительности. Но в первую очередь, я бы хотел, чтобы хоть что-то за оставшееся до начала Олимпиады время было исправлено. А после того, как пройдет этот праздник – несомненно он будет замечательным, несомненно он будет ярким для зрителей, для миллионов телезрителей, для всех тех представителей политической и спортивной элиты, которые в Сочи приедут, - чтобы после того, как праздник закончится, эти люди, которые пострадали от олимпийской стройки, были услышаны, чтобы к ним пришли на помощь. Это наша журналистская задача. Я думаю, что во многом ради этого вы в Сочи и ездили.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG