Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роман о благородном разбойнике как книга вечности


Чабуа Амирэджиби

Чабуа Амирэджиби

В Грузии скончался Чабуа Амирэджиби, автор четырехтомной эпопеи "Дата Туташхия" и яркой книги лагерных воспоминаний

Говорить о Чабуа Амирэджиби как о "духовном отце" и "совести нации" неверно, поскольку грузинское общество не признает непререкаемых авторитетов, тем более при их жизни. Те, кто пользуются влиянием в одной части общества, обычно вовсе не столь авторитетны среди другой.

Не случайно, согласно устойчивой легенде, Амирэджиби якобы не был автором знаменитого романа "Дата Туташхиа", а лишь расширил записки безвестного молодого писателя, с которым познакомился в сталинских лагерях. В 1944 году за участие в студенческой политической группе "Белый Георгий" Амирэджиби был приговорен к 25 годам заключения. Он принимал участие в восстании заключенных в Норильске, освобожден в 1959 году, после чего занялся литературной деятельностью. До последнего времени некоторые журналисты и исследователи обвиняли писателя в том, что он якобы сообщил КГБ имена террористов, готовивших покушение на Никиту Хрущева в ходе одного из визитов советского лидера в Грузию. Амирэджиби всегда считал ниже своего достоинства отвечать на подобные обвинения. Но пророком в своем отечестве он не был, скорее, этого человека уважали как представителя так называемой "элитарной интеллигенции", которая приобрела заметное влияние на общественные настроения в республике в 1970-е годы.

Вышедшую в ту пору, а затем переведенную автором на русский язык четырехтомную эпопею "Дата Туташхиа" читали многие любители литературы. Но секрет огромной популярности Амирэджиби в другом: в советское время кинорежиссер Гига Лордкипанидзе снял по этому роману очень популярный сериал. Особенной славой этот фильм пользовался в регионе Самегрело, где происходит действие книги. Главный герой романного цикла, действие которого происходит в дореволюционной Грузии, – Дата Туташхиа, "благородный разбойник" и борец с несправедливостью, назван по имени героя языческой грузинской мифологии Туташхи. Дата Туташхиа задается целью улучшить мир. В каждой из четырех частей он проходит одну из стадий самосовершенствования: энтузиазм в борьбе с насилием, разочарование, борьба при помощи самопожертвования.

В последние четверть века – в бурный период "национально-освободительного движения", военного переворота, гражданской войны, конфликтов в Абхазии и Южной Осетии – Чабуа Амирэджиби нередко высказывал свое мнение о том, что происходит в стране. К его голосу прислушивались все власти: от президента Звиада Гамсахурдия (который писателя явно недолюбливал, как, впрочем, и всю грузинскую интеллигенцию) до Михаила Саакашвили. С большим пиететом к Амирэджиби относился Эдуард Шеварднадзе. Считается, что даже концепцию "нового шелкового пути" и "евразийского коридора" Шеварднадзе перенял у Амирэджиби: в одном из эпизодов романа говорится о потере Грузией функции "бастиона и моста" между востоком и западом.

– Амирэджиби, который ушел от нас в возрасте 92 лет, – великий писатель, автор, может быть, самого выдающегося грузинского романа, – сказал в интервью РС тбилисский филолог Леван Бердзенишвили. – Многие считают, что "Туташхиа"
Это не просто мудрая книга, это алгоритм правильной жизни, алгоритм правильного мышления
– лучший роман всех времен на грузинском языке, а Чабуа Амирэджиби – наш крупнейший писатель и общественный деятель. "Дата Туташхиа" – не просто хорошая книга и не просто "грузинская часть" мировой культуры, но подлинно народная книга, которую, наверное, прочел каждый грузин. Это не просто мудрая история, это алгоритм правильной жизни, алгоритм правильного мышления, алгоритм, я бы сказал, европейского мышления. Амирэджиби, несмотря на то, что он писал об истории, – совершенно современный писатель. К сожалению, другие книги Амирэджиби, а он написал несколько произведений, не поднимаются до того же уровня, что его лучший роман. Амирэджиби, например, написал хорошую книгу о советских лагерях "Гора Мборгали", но никогда не доходил до той художественной высоты, которой достиг в главном романе своей жизни. "Дата Туташхиа", бесспорно – это высочайший взлет, и странно, что такая книга смогла появиться в советское время. Она оказалась книгой вечности, а не книгой своей эпохи.

В последние годы правления Саакашвили об Амирэджиби было слышно нечасто. И не только потому, что он болел, а в 2010 году постригся в монахи и принял церковное имя Давид. Он продолжал публиковать свои соображения о путях развития страны, однако грузинская интеллектуальная элита, как с горечью подмечают многие, постепенно и неуклонно теряла вес в обществе.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG