Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Украинский выбор


На площади Независимости в Киеве, 12 декабря 2013 года

На площади Независимости в Киеве, 12 декабря 2013 года

Для свободной торговли с ЕС потребуются реформы, через которые проходили страны Восточной Европы

Европейская комиссия и правительство Украины пока по-разному представляют цели оказания финансовой поддержки стране.

Украине, в случае подписания соглашения об ассоциации с Европейским союзом, необходима финансовая помощь в объеме 20 млрд евро для компенсации потерь. Об этом, по сообщению агентства "Униан", заявил на заседании правительства в среду премьер-министр Николай Азаров, отметив, впрочем, что речь не идет о безвозмездной помощи.

Со своей стороны, Европейскому союзу необходима “полная прозрачность в отношении нужд Украины”, заявил спустя сутки на пресс-конференции в Брюсселе руководитель ведомства Европейской комиссии по вопросам расширения ЕС и политики добрососедства Штефан Фюле. Более того, ЕС ожидает, что Украина "представит серьезный экономический план", подтвердила в четверг в интервью Радио Свобода верховный представитель ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон.

В Киеве, судя по целому ряду сообщений, говоря о финансовой помощи, имеют в виду, в частности, совместное участие в крупных инфраструктурных проектах. Однако в Брюсселе могут иметь в виду другое – по крайней мере, если судить по недавнему опыту интеграции в ЕС стран Центральной, Восточной и Южной Европы.

Об этом, в продолжение серии интервью по теме с европейскими экспертами, мы говорим с научным сотрудником Института международной экономики в Вене, специализирующегося на странах Восточной Европы и СНГ, Василием Астровым.

- В 2012 году, по данным Европейской комиссии, Украина - в перечне торговых партнеров Евросоюза - оказалась лишь на 22-ом месте (1,1% общего объема торговли стран ЕС со всем остальными миром). Как страна-импортер для ЕС, Украина – на 26 месте (0,8%), а как экспортный рынок для самих стран ЕС – на 19-ом (1,4%).
Если представить, что уже итоговое, окончательное соглашение о свободной торговле между ЕС и Украиной вступило в силу, сколь заметно, на ваш взгляд, мог бы измениться удельный вес Украины во внешней торговле Европейского союза? Например, в первые же 5-10 лет его действия...

- В первые 5-10 лет удельный вес Украины во внешней торговле Европейского союза, скорее, увеличился бы. И вот почему. Ассоциированное партнерство привлекло бы на Украину западных инвесторов. Приток этого частного капитала неизбежно привел бы не только к изменениям в структуре экономики, но и к ее модернизации. Как следствие, украинские товары становились бы более конкурентоспособными, что обеспечило бы им присутствие на европейских рынках.
Кроме того, уже само по себе, благотворное влияние на экономику Украины оказало бы и более тесное сотрудничество как с различными экономическими структурами Евросоюза, так и с отдельными европейскими компаниями.

- В общем объеме нынешнего украинского экспорта в страны ЕС почти две трети приходится на три группы товаров: продукция металлургии (23% в 2012 году), минеральное сырье (21%) и овощная продукция (19%). Если же иметь в виду европейский экспорт на Украину, то более половины также составляют три группы товаров: продукция машиностроения и промышленное оборудование (25%), продукция химической промышленности (15%) и транспортное оборудование (12%).
По вашим прогнозам, можно ли ожидать заметных перемен в нынешней структуре украинского экспорта и импорта в торговле со странами ЕС, если бы соглашение о свободной торговле между ними вступило бы в силу уже в ближайшем будущем?

- Все зависит от того, о какой перспективе идет речь - краткосрочной или долгосрочной. Украину нынешняя структура ее торговли с Европейским союзом явно не удовлетворяет. В краткосрочной перспективе, на мой взгляд, соглашение о свободной торговле было бы выгоднее, скорее, Евросоюзу: продукция европейских компаний наверняка быстро заняла бы солидную нишу на украинском рынке – за счет как более высокого качества, так и отмены таможенных пошлин. Ну, а в долгосрочной перспективе, и особенно, если Украиной всерьез заинтересуются предприниматели из Евросоюза, от неизбежных перемен в структуре своего импорта и экспорта страна только выиграла бы.

- С 1998 года между Европейским союзом и Украиной действует соглашение “О партнерстве и сотрудничестве”. Именно ему на смену и должно, по планам, прийти новое соглашение, разработанное ЕС для подобных случаев – о зоне свободной торговле. К чему сводятся главные различия между ними?

- Они разнятся принципиально. Новое подразумевает отмену почти всех таможенных пошлин с обеих сторон, что фактически создает зону свободной торговли. Однако для Украины такое соглашение обусловлено проведением необходимых реформ. Речь идет, в частности, о внедрении целого комплекса определенных законов, обязательных и для всех стран-членов Евросоюза. Подобные преобразования, касающиеся, например, правил сертификации продукции, унификации стандартов в экономике и других процедур, должны были провести все страны, недавно вступившие в Европейский союз – будь то Польша или Чехия, Болгария или Румыния. И здесь речь идет об очень глубоких реформах.

Действующее же ныне соглашение между Украиной и Евросоюзом окончательно устарело. Ведь в нем, например, еще говорится о том, что за основу двусторонних торговых отношений принимаются нормы Всемирной торговой организации. На то время для Украины это было большой новацией. Но когда в 2008 году Украина сама вступила в ВТО, такого рода положения просто утратили смысл. Поэтому и разница между двумя соглашениями столь велика.

- Киев заявляет о 20 миллиардах евро необходимой стране финансовой помощи. В какой мере вы разделяете подобные оценки?

- Очень трудно определить некую сумму, в которую Украине обошлась бы реализация требований Евросоюза... Ведь многое зависит и от того, в какие сроки она может с этим справиться? Мы не знаем, идет речь о 5-ти или 10-ти годах, а может быть - даже о 15-ти? Но практика показала, что всем странам, недавно вступившим в ЕС, это стоило немалых усилий и средств. Да, в какой-то мере им повезло – необходимой трансформации их экономик весьма способствовал приток зарубежных инвестиций. Исходя из их недавнего опыта, можно осторожно надеяться, что подобное могло бы произойти и с Украиной.
Оценки в 20 миллиардов евро, на мой взгляд, отнюдь не преувеличены. Украина - огромная страна, по сравнению с недавно вступившими в ЕС восточноевропейскими, а по уровню технологического развития заметно уступает многим из них.

- У Европейского союза уже есть соглашения о свободной торговле не только со странами Европы, не входящими в ЕС (Швейцария, Норвегия или Исландия), но и с рядом других – в частности, с Южной Кореей или Чили. Кроме того, ЕС начал переговоры о подобном соглашении и с Соединенными Штатами. Но у США есть действующее c 1994 года соглашение о свободной торговле с Канадой и Мексикой (NAFTA). И США, даже заключив соглашение с ЕС, от него не откажутся. Так же как и ЕС – от своих прежних соглашений. То есть они будут параллельно участвовать сразу в нескольких.
В свою очередь, Таможенный союз (Россия, Белоруссия и Казахстан) никакого “параллельного” участия в других подобных соглашениях не предусматривает...

- Дело в том, что правила, действующие в зоне свободной торговли и в Таможенном союзе, сильно разнятся. В первом случае страна может заключать новые соглашения о свободной торговле по своему усмотрению. В таможенном союзе – все иначе. Его участники должны иметь единые таможенные правила и общие тарифы на импорт из третьих стран. Вот почему, если Украина вступит в Таможенный союз СНГ, она должна будет подчиниться всем правилам этой организации.

Для нее это будет означать, во-первых, повышение своих импортных тарифов, которые пока остаются довольно низкими. А, во-вторых, Украина лишается возможности заключить соглашение о свободной торговле с Евросоюзом. В нынешнем Таможенном союзе СНГ действуют относительно высокие таможенные пошлины в отношении импорта из стран ЕС. Так что здесь одно просто исключает другое, налицо полная несовместимость.
XS
SM
MD
LG