Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вокруг былых игр: Олимпиада и журналистика (2)


Израильские спортсмены, убитые террористами в Мюнхене

Израильские спортсмены, убитые террористами в Мюнхене

Иван Толстой: Вокруг былых Игр: Олимпиада и журналистика. Передача вторая. Социальные, психологические, технические аспекты соревнований, развитие общества и осмысление спорта как важного национального и политического феномена. Обо всем этом, в меру своих способностей и интересов, размышляют журналисты Свободы.
Сегодня – две Олимпиады 1972-го года. Саппоро и Мюнхен. Начнем с Зимних игр. Архивная пленка, 5-е февраля 72-го.

Диктор: Белая Олимпиада.

Андрей Горбов: У микрофона Андрей Горбов. Со мной в студии наш спортивный комментатор Андрей Большаков, и я хотел бы задать ему несколько вопросов, главным образом об итогах второго дня соревнований, но и не только о них. Андрей Николаевич, я думаю, начнем с самого захватывающего зрелища, во всяком случае для меня - с борьбы конькобежцев на дистанции в 500 метров. Немецкий спортсмен Эрхард Келлер, обладатель золотой медали Гренобля победил вторично. Такое, если не ошибаюсь, удалось за всю историю белых олимпиад только советскому конькобежцу Евгению Гришину, так ведь?

Андрей Большаков: Вы правы, Гришин побеждал на пятистовке в 56-м и 60-м годах. В Инсбруке вместе со своим соотечественником Орловым и норвежцем удостоился серебряной медали, а в Гренобле был четвертым. Теперь Гришин тренирует Валерия Муратова, очень талантливого спринтера, рекордсмена Советского Союза, который уступил в Саппоро только 0,11 секунды второму призеру, экс-рекордсмену нашей планеты шведскому атлету Хассе Бержису. Думаю, что Муратову под силу повторить в будущем успехи своего учителя. Муратову 1 мая исполнится 26 лет, а Гришин победно выступал и в 40-летнем возрасте.

Андрей Горбов: Да, но тот факт, что Эхарду Келлеру удалось добыть себе вторую золотую олимпийскую медаль - это удивительно. Ведь после своего триумфа в Гренобле, помните, мы об этом говорили, он ведь получил тяжелый перелом правой ноги.

Андрей Большаков: Нет худа без добра. Врачи вылечили его и вылечили так, что после операций правая нога стала у Келлера немного длиннее левой, а это, несомненно, дает какое-то преимущество при прохождении поворотов. На поворотах Келлер развивает скорость до 57 километров в час.

Андрей Горбов: Полиция могла бы его арестовать за превышение скорости.

Андрей Большаков: Но, видите ли, такая скорость опасна только для самого спортсмена, пешеходам она не угрожает. Вообще говоря, скорости спортсменов и спортсменок растут в наше время таким темпом, что становится сложной проблемой не только для конькобежцев. Олимпийский рекорд американца Ричарда Макдермотта на пятисотке, державшийся с 64-го года, превзошли в Саппоро сразу четыре спринтера. Новый олимпийский рекорд Келлера 39,44 секунды. Мировой рекорд 38 секунд финский конькобежец Лео Линколеси и Келлер установили перед началом ХI зимних олимпийских игр почти одновременно. А как растут скорости у горнолыжников.

Андрей Горбов: Да, каждый раз с каждым годом это ошеломляет. Победительница женского скоростного спуска Мария-Тереза Надиг развивала на отдельных участках скорость почти 80 километров в час.

Андрей Большаков: Да, скорость приближалась к 80 километрам в час. Но к такой скорости приближалась не только она одна. Ведь австрийская спортсменка Аннемари Прель, получившая серебряную медаль, отстала от победительницы только на 0,32 секунды, а удостоившаяся бронзовой медали американка Сюзан Коррок уступила Аннемари Прель менее секунды.

Андрей Горбов: Знаете, Андрей, печально, меня даже несколько удивляет тот факт, что советские горнолыжницы все еще не достигли высокого международного класса. Ведь они уже давно соревнуются в этом виде спорта.

Андрей Большаков: Да, во всех пяти.

Андрей Горбов: Так что же, по соревнованиям горного спуска они заняли 34, 37 и 39, а это предпоследнее, так ведь?

Андрей Большаков: Да, соревновались всего 41 спортсменка. Горнолыжные виды спорта до сего времени малопопулярны в Советском Союзе. Почему? Анализировать и отвечать на этот вопрос вразумительно сейчас я не берусь. Но я согласен с иностранными спортивными комментаторами, которые выражают по этому поводу глубокое и искреннее сожаление. И не только эти спортивные комментаторы, но и большинство иностранных горнолыжников и горнолыжниц хотели бы видеть в лице представителей советского горнолыжного спорта таких же сильных соперников, как, например, в парном фигурном катании на льду или на хоккейном поле. Чем больше равноценных соперников, тем быстрее достигаются новые спортивные высоты.

Андрей Горбов: Это бесспорно.

Андрей Большаков: Очень любопытно, что советские горнолыжницы, занявшие в соревнованиях по скоростному спуску лишь 34, 37 и 39 места, - это 32-летняя Галина Шихова, 27-летняя Нина Меркулова и 20-летняя Светлана Исакова. Обратите внимание на их возраст и порядок занятых ими мест. Не показывают ли эти немаловажные в спорте параметры, что в Советском Союзе еще не выявлены молодые талантливые горнолыжницы? А сколько их скрывается на Кавказе, на Урале и других горных районах Советского Союза.

Андрей Горбов: Ну да, может быть не миллионы, но сотни или десятки тысяч. Скажите несколько слов, ведь там же в этих местах предоставляются какие-то трассы именно для горнолыжного спорта?

Андрей Большаков: Медленно и в недостаточных масштабах.

Андрей Горбов: Но ведь существуют?

Андрей Большаков: Да, конечно, прогресс какой-то наблюдается. Видите ли, советские спортсмены принимают сейчас участие в пятых зимних Олимпийских играх. Со времени их блестящего дебюта в Кортине-Д`Ампеццо прошло уже 16 лет, за этот период можно было подготовить достойных претендентов на олимпийские медали и в горнолыжном спорте, и в санном, и по бобслею. Но только в Саппоро впервые приехали из Советского Союза саночники, мужчины и женщины, а на два комплекта олимпийских медалей, которые дают соревнования по бобслею, в Советском Союзе как будто даже не покушаются. В этом виде программных игр советские спортсмены опять не участвуют. А западногерманские спортсмены уже добыли в Саппоро на двухместном бобслее и золотую, и серебряную медали.

Андрей Горбов: Как вы говорили о том, что соревнования надо проводить более часто и с более-менее соперниками равной силы, если бы может быть лыжники, лыжницы в Советском Союзе принимали бы больше участия в международных соревнованиях, но ведь они же очень редко появляются и в Австрии, и в Швейцарии, и в Германии, у них просто нет навыка, нет достаточно сильного соперника и соперницы. Может быть этим объясняется то, что они отстают? Хотя, видите, санный спорт, они начали когда заниматься этим спортом - два года тому назад.

Андрей Большаков: Да, только в этом году в Братске построена настоящая санная трасса.

Андрей Горбов: Видите, они достигли больших успехов. Значит этот вид спорта им больше по душе. Насчет бобслея, не думаете ли вы, Андрей Николаевич, что бобслей - это вид спорта отнюдь не массовый и развивающийся только в очень малом количестве стран?

Андрей Большаков: Это, Андрей Львович, вопрос провокационный. Вы ведь не хотите, чтобы я оказался в положении Эвери Бренвича и начал говорить о видах спорта, которые мне лично нравятся или не нравятся. Поскольку соревнования на двухместном и четырехместном бобслее включены в программу Зимних Олимпийских игр, надо бороться за победу и в этом виде спорта.

Андрей Горбов: Я вижу, что вы дипломат. Вот еще один вопрос: что вы скажете о поражении Александра Носова в северном двоеборье? Он ведь не попал в число призеров, он занял только 7 место. А ведь в Советском Союзе были отличные двоеборцы - Николай Гусаков, Николай Киселев, Дмитрий Кочкин. В Инсбруке они добыли для команды СССР и серебро, и бронзу.

Андрей Большаков: Спортивное счастье изменчиво: сегодня ты, а завтра я.

Иван Толстой: Запись 5-го февраля 72-го. Вокруг былых Игр: Олимпиада и журналистика. Передача вторая. Тема - итоги Саппоро. 16-е февраля.

Диктор: Белая Олимпиада.

Диктор: В воскресенье 13 февраля в Саппоро в последний раз прозвучали олимпийские фанфары. На закрытом катке дворца участники церемонии закрытия увидели на огромном телевизионном экране, как в чаше над ледовой ареной погас Олимпийский огонь. Медленно поднялся флаг хозяев будущей XII -Америка, Денвер, штат Колорадо. Пора подводить итоги. Эта задача выпала сотруднику нашей спортивной редакции Петру Егорову, следившему за ходом Олимпиады и передававшему самые свежие новости из Саппоро тем из вас, кто, выражаясь фигурально, пренебрег объятиями Морфея на 11 олимпийских ночей. Петр Григорьевич, слово за вами.

Петр Егоров: Да, как выразился один бойкий на язык комментатор западногерманского телевидения, заядлых болельщиков этих игр можно было легко отличить по олимпийским кругам под глазами. Но шутки в сторону, пора за дело. Готовясь к этой программе, я задумался, как же подвести итоги? Может перечислить все сенсации 11 насыщенных неожиданностями дней? Или провести глубокомысленные параллели между 3 и 7, 9 и 11 Зимними играми? Или просто перечислить все медали и всех победителей? Ни то, ни другое, ни третье. Я решил предоставить слово истинным, так сказать, виновникам торжества - спортсменам и спортсменкам, участвовавшим в этой Олимпиаде. Своими немногословными выступлениями они напомнят нам о некоторых волнующих моментах этих игр, заставлявших нас порой сломя голову бежать к телетайпу, проверить - не ослышались ли. Но сначала соображения субординации и этикета заставляют меня проиграть вот эту звукозапись.

(Запись)

Петр Егоров: Император Японии Хирохито открывает Олимпиаду. А на следующий день на глазах императора и императрицы финишировал первый олимпийский чемпион ХI игр, победитель лыжной гонки на 30 километров офицер Советской армии Вячеслав Веденин. О том, что сказал и чего не сказал на финише Веденин, много было противоречивых сообщений. Однако агентство United Press International первым передало такие его слова.

Вячеслав Веденин: Я нисколько не устал, побеждать всегда приятно, но особенно приятно выиграть золотую олимпийскую медаль.

Петр Егоров: Слова, достойные чемпиона. Что бы там ни говорили другие агентства, включая ТАСС, мы примем эту версию. Следующим победителем в скоростном беге на 5 тысяч метров был голландский конькобежец Ард Схенк и на которого еще два раза после победы на 1500 и 10000-метровой дистанциях отдавалось эхом над ледяным полем стадиона. Время Схенка вызвало у зрителей разочарование, оно не дотягивало более секунды до олимпийского рекорда, но сам чемпион не терял бодрости духа.

Ард Схенк: Я не разочарован своим временем. Я вообще не знаю, каков олимпийский рекорд на эту дистанцию. Я хотел выиграть золотую медаль, а рекорд не так уж важен.

Петр Егоров: Но если победа Схенка ни у кого не вызвала удивления, то на следующий день во время соревнований по скоростному спуску среди женщин большим сюрпризом было поражение доминирующей на протяжении всего сезона австрийки Аннемари Прель, уступившей победу юной Мари-Терез Надиг, прозванной “швейцарским тайфуном”. Правда, говорят, что в тесном кругу друзей, обычно не страдающая отсутствием уверенности Аннемари признавалась незадолго до соревнований.

Аннемари Прель: Может быть только один раз я проиграю.

Петр Егоров: Настроение Аннемари как будто передалось командам двух великих горнолыжных держав - Франции и Австрии. Они одну за другой уступали золотые медали лыжникам и лыжницам Швейцарии, а в последний день соревнований в слаломном спуске уступили ее совершенно малоизвестному горнолыжнику из Испании Франсиско Фернандес Очоа. Когда Очоа пришел к финишу после второго спуска и стало ясно, что он чемпион, в рядах зрителей стало твориться что-то невообразимое. Даже известные своим самообладанием японские переводчицы бросались на шею победителя и обнимали его. Завоеванная Очоа медаль была единственной медалью на этих играх. Стоит привести первые слова Очоа, когда ему дали отдышаться.

Франсиско Фернандес Очоа: Это невероятно. Не может быть, чтобы это происходило наяву.

Петр Егоров: Не меньшее удивление зрителей и журналистов вызвала победа 19-летнего прыгуна Фортуны в соревнованиях по прыжкам с 90-метрового трамплина. Он принес Польше первую и единственную золотую медаль этой Олимпиады. Его победа была особенно поразительна, если участь, что в прыжках с 70-метрового трамплина лидировала тройка японцев во главе с легендарным Юкио Касая. Однако неожиданная победа не ударила Фортуне в голову, он признался, что:

Войцех Фортуна: Хотя в этот раз выиграл я, Касая, несомненно, самый выдающийся прыгун в мире. Сегодня ему просто не повезло.

Петр Егоров: Не все спортсмены и спортсменки относились к своим соперникам так по-джентльменски. Западногерманская конькобежка Моника Пфлюг, ставшая золотой медалисткой в беге на тысячу метров, она молода, немного застенчива, во время интервью не скупа ни на улыбки, ни на откровенные высказывания о своих спортивных коллегах. Как-то ее спросили, что она думает о своей противнице американке Анне Хеннинг, за день до этого одержавшей победу на спринтерской 500-метровой дистанции?

Моника Пфлюг: Мне нравится техника Анне Хеннинг, в ней чувствуется сила.

Петр Егоров: Сказала Моника Пфлюг и потом добавила.

Моника Пфлюг: Но все-таки я думаю, что такая техника больше к лицу мужчине.

Петр Егоров: Вот тебе и на, похвалила, что называется. Но справедливости ради, надо отметить, что 16-летняя рекордсменка мира Хеннинг действительно бежит, раскачивая корпус, широко размахивая руками, сильно отталкиваясь при каждом шаге, то есть как бы переняв технику своих товарищей по команде американских конькобежцев. Но примером чемпионской скромности и подлинной спортивной галантности может послужить бесспорная королева лыжни, обладательница трех золотых медалей Галина Кулакова. Закончив с большим отрывом последний этап лыжной эстафеты три по пять километров и принеся советской команде еще одну золотую медаль, Галина сказала корреспондентам.

Галина Кулакова: Мне не пришлось слишком упорно бороться за эту медаль. Мои подруги по команде не подвели меня, они передали мне конку с таким разрывом, что мне не стоило большого труда удержать его.

Петр Егоров: Галина повторила достижение своей соотечественницы Клавдии Боярских, тоже завоевавшей 8 лет назад в Инсбруке три золотые медали на лыжных гонках на все три дистанции. Но не только это. Победа советских лыжниц возвестила собой их полноправную заявку на первенство, несмотря на поражение, которое они потерпели четыре года назад в Гренобле, когда шведка Густавсен выиграла две лыжные гонки, а команда Норвегии увезла с собой медаль за 15-километровую эстафету. Но вот и подошло к концу наше очень неполное и отрывочное “интервью” с участниками XI Зимней Олимпиады в Саппоро. До новой встрече на волне Белой Олимпиады в 1976-м году.

Иван Толстой: Игры в Саппоро завершены. Неделю спустя журналисты Радио Свобода приступают к обсуждению предстоящих летних соревнований. Архивная пленка, 23-е февраля 72-го года.

Диктор: Из олимпийской столицы. Закончилась Белая Олимпиада в Саппоро, немного оттеснившая за последние недели передачи о готовящейся летней Олимпиаде в Мюнхене. Но вот все вернулась в свое русло. Сотрудник нашей спортивной редакции Петр Егоров скопил за это время целую стопку интересной информации о предстоящей Олимпиаде. Но не только это. Он по-прежнему не хочет отрываться от живой ткани истории предыдущих Олимпиад, пренебрегать, так сказать, уроками прошлого. И программу эту он подготовил в соответствии с излюбленным им рецептом: сначала свежие спортивные новости из Мюнхена, потом кое-что из истории. Правильно, Петр Григорьевич?

Петр Егоров: Да, я думаю, что нам полезно иногда вспомнить о героях прежних Олимпиад, порой совершенно забытых, или о некоторых организационных казусах, которые дают нам возможность сравнить подготовку к нынешним играм с тем, как это делалось в прошлом. Но об этом немного позднее, сначала такая новость. На Олимпиаду в Мюнхен приедут, оказывается, не только спортсмены и журналисты, тренеры и массажисты, но и школьники и студенты, изучающие физкультуру и спорт. Через национальные олимпийские комитеты разосланы приглашения, получила приглашение и советская молодежная делегация.

Диктор: Чем же будет заниматься молодежь на Олимпиаде? Следить за ходом соревнований?

Петр Егоров: Да, каждый второй день жители молодежного и студенческого лагерей смогут присутствовать на соревнованиях.

Диктор: А в остальные дни?

Петр Егоров: А в остальные дни силами оргкомитета для ни подготовлена интересная, так сказать, общеобразовательная программа.

Диктор: И что же в нее войдет?

Петр Егоров: Будут устраиваться вечера музыки. Поп.

(Музыка)

Петр Егоров: Так же бит.

(Музыка)

Петр Егоров: И негритянской музыки соул.

(Музыка)

Петр Егоров: А также проводиться экскурсии в горы, посещение местных достопримечательностей, полеты на планерах, вечера в семьях мюнхенцев.

Диктор: Но это в основном развлекательные мероприятия. Наверняка оргкомитет подготовил и что-нибудь посерьезнее для студентов институтов физкультуры, подрастающих спортивных медиков и так далее.

Петр Егоров: Верно, задумано и кое-что в этом плане. В течение последней недели перед самым началом игр студенты спортивных вузов будут присутствовать в качестве гостей на научном конгрессе, посетят институт физкультуры и спорта.

Диктор: Можете ли вы дать какие-то детали о том, где и в каких условиях будет размещена молодежь?

Петр Егоров: Прежде всего будет проведено строгое разграничение между, так сказать, сухопутными и водоплавающими гостями. Первые будут размещены в лагере в нескольких километрах от Олимпийской деревни. Любители же водного спорта, предполагается, что их будет около 300, получат возможность жить в Киле, где и будут проводиться соревнования по водным вида спорта. У них и программа с более морским уклоном: праздник на борту учебного парусного судна “Пассат”, экскурсии на острова, поездка на озеро, посещение Академии гребного спорта в Рацебурге.

Диктор: Пришло время передать вам микрофон для единоличного пользования. В конце прошлой своей программы вы пообещали, по-моему, рассказать о лондонской Олимпиаде 1908 года, которую вы назвали самой дезорганизованной Олимпиадой в истории.

Петр Егоров: Это правда. Хотя началось все как нельзя лучше. Британский Олимпийский комитет возглавил большой любитель спорта лорд Дезборе, игры открыл сам король Эдуард VII вместе со своей супругой королевой Александрой. В лондонском пригороде Шеффердс Буш был возведен прекрасный стадион на 68 тысяч мест. Не было учтено одно - английская погода. Все последующие две недели почти не прекращался дождь. По мере того, как накалялись страсти, эта особенность островного климата тоже была вменена в вину хозяевам игр. Жалобы и протесты начали поступать сразу после открытия игр. Американцы и шведы протестовали, указывая на режущее глаз отсутствие их национальных флагов над ареной соревнований. У финнов была не менее обоснованная жалоба: они решили выйти на церемонию открытия вообще без флага, потому что Россия, оказывая нажим через дипломатические каналы, требовала, чтобы финны шли либо под русским флагом, либо вообще без оного. Финны избрали самый последний вариант. Однако, самые горячие страсти бушевали между организаторами и спортсменами из Старого и Нового света. На пятый день состязаний происходили соревнования по перетягиванию каната. команда янки вышла в предписанных американскими правилами обычных ботинках, английская команда, набранная из полицейских сил Ливерпуля, вышла на место состязания в бутсах, для которых один американский представитель не мог подобрать более подходящего эпитета, чем чудовищные. Англичане возразили на это, что поскольку такие ботинки являются частью обмундирования ливерпульских “бобби”, то бишь полицейских, их тоже следует считать обычными. Естественно, американская команда не смогла устоять перед напором ливерпульцев, буравивших землю своими пудовыми башмаками. После первой же попытки они отказались продолжать соревнования и немедленно послали резкий протест в судейскую коллегию.
Не обошлось без взлета и падений и на соревнованиях по прыжкам с шестом. Дело в том, что американские прыгуны привыкли перед прыжком упирать шест в так называемый “колодец”, а приземляться они любили на взрыхленную или усыпанную опилками площадку. Спортсмены некоторых других стран не хотели ни “колодца”, ни мягкой площадки. Решено было пойти на компромисс: разрыхлить площадку, но не делать “колодцы”. В результате и та, и другая сторона осталась неудовлетворенной. Тем временем американская команда набирала все больше очков, выигрывая почти все легкоатлетические состязания. В 10 раз олимпийским чемпионом стал неповторимый Рей Юри, победивший в прыжках в высоту с места.
На следующий день проводились соревнования по марафону, финиш которых вписал одну из самых драматических страниц в историю Олимпийских игр. Почти до самого финиша вел знаменитый южно-африканский стайер Хэфернон, поэтому толпы зрителей были поражены, когда вместо него первым на кольцо стадиона вбежал низкорослый кондитер с острова Капри Дорандо Пьетри. Но,о ужас, Пьетри вдруг покачнулся, повернулся, чтобы бежать не в том направлении, а потом и вовсе упал. В толпе раздались сочувственные крики: “Эй, помоги ему там кто-нибудь”. Более трезвые голоса предупреждали: “Нельзя, это против правил”. И тут стадионы достигла весть, что следующим идет не южно-африканец Хэфернон, он был как-никак членом Британского содружества, а американец Джони Хейес. То ли руководствуясь добрыми чувствами к Пьетри, то ли стремясь не допустить еще одной победы американцев, несколько британских судей помогают Пьетри встать на ноги. Он падает еще четыре раза, пока судьи фактически на руках переносят его через финишную черту. Однако после нескольких оттяжек судейская коллегия вынуждена все-таки объявить чемпионом американца. Так закончились эти игры, многому научившие организаторов последующих Олимпиад. Были пересмотрены правила, изменены некоторые аспекты судейства. И хотя кое-кто из болельщиков, услышав этот рассказ, и вздохнет тайком: вот, мол, были интересные времена. Не будем принимать его всерьез. Дух незамутненного сенсациями здорового соперничества гораздо важнее балаганной зрелищности. И мы надеемся, что на Олимпиаде в Мюнхене будет много первого и совсем не будет второго.

Иван Толстой: Мюнхен приближался. Наш спортивный обозреватель Андрей Горбов описывал новшества летних игр 72-го года. Пленка от 26-го апреля.

Диктор: Из олимпийской столицы. С нами в студии, как обычно, Андрей Горбов, который продолжит свой рассказ о том, как город Мюнхен подготавливается к ХХ Олимпиаде. Андрей Львович, слово за вами.

Андрей Горбов: Сначала хотел бы поговорить об олимпийском соревновании, которое состоится впервые после 52-летнего перерыва - это стрельба из лука. Сколько стрелков приедет в Мюнхен, еще окончательно не выяснено. Недавно еще говорили 200 человек, теперь говорят около 300. Каждая отдельная организация стрелков имеет право послать на Олимпиаду не больше 3 мужчин и 3 женщин. Оцениваться будут только достижения отдельных стрелков, а не команд в целом, как это принято на соревнованиях европейского или мирового масштаба.

Диктор: Они не будут проводиться в самой Олимпийской деревне?

Андрей Горбов: Нет. Не очень далеко - в Мюнхенском городском парке, это не очень далеко от Олимпийской деревни. А вот теперь несколько подробностей. В колчане у каждого олимпийского стрелка будут находиться 288 стрел, 72 стрелы из них будут выпущены в первый день соревнований на дистанциях 70 и 90 метров. Во второй день стрельба будет происходить на расстоянии 30 и 50 метров для мужчин, а для женщин расстояние на первый день короче - 60 метров и 70 метров, а на второй день те же, что и у мужчин. Кстати, стрелки называют соревнования на такие дистанции двойным фипповским кругом, а простым фипповским кругом стрельбу с четырех дистанций по 36 стрел на каждую. ФИПП - так называются международные организации стрельбы из лука. Больше всего стрелков из лука имеют Соединенные Штаты - примерно 8 миллионов человек. В европейских странах этот вид спорта распространен слабее, но все же развивается в Бельгии, Англии, Франции, Польше, Швеции. В Федеративной Республике Германии спортивные организации стрелков из лука появились лишь после Второй мировой войны, в начале 50-х годов. Сейчас, меньше чем через 20 лет, в них уже состоит около 20 тысяч членов.
А теперь перейдем к другому виду спорта - к баскетболу.

Диктор: Он нем мы тоже ничего не говорили, например, о том, где будут происходить соревнования.

Андрей Горбов: В специально построенном здании километрах в 7 от Олимпийской деревни. Оно круглое, у него очень интересная крыша - она из листовой стали и имеет вид огромной опрокинутой чаши. Чаша эта покоится на круглой стене, а в ее центре для устойчивости подвешена плита весом сто тонн, даже больше. Очень удобный способ избавиться от всяких столбов и подпорок. Помещение готовы, все команды смогут в нем тренироваться. Размеры площадки для игры 26 метров на 14, а высота 12 метров, мест для зрителей 6500, и обошлось оно в 20 миллионов марок. Для разминки непосредственно перед соревнованиями имеется специальный зал, тренироваться можно будет еще в четырех других залах в разных частях Мюнхена.

Диктор: Все проблемы, одним словом, разрешены?

Андрей Горбов: Технические - да. Но вот в баскетбольном мире возникли проблемы другого рода, и они опять относятся к спорам о любителях и профессионалах. Председатель Международного Олимпийского Эйвери Брэндедж комитета не успокаивается, ему уже 84 года исполнилось.

Диктор: Ходили слухи, что он вот-вот выйдет в отставку.

Андрей Горбов: Он сам не раз говорил, что выйдет в отставку сразу после ХХ Олимпиады, а теперь передумал и хочет остаться у дел. Курьезен тот факт, что Советский Союз и другие восточноевропейские страны ему симпатизируют. И если дело дойдет до голосования, то за него вряд ли будет подано достаточное число голосов. Он еще на днях громогласно заявил, что он не вовсе, как утверждают многие, полусумасшедший старик, оторванный от современности. “До конца моей жизни, - заявил он, - я буду отстаивать Олимпийские игры как игры подлинных любителей”. Он отказывается смотреть фактам в глаза: во многих видах спорта любителей в подлинном смысле этого слова давно не осталось. Оставим это. Ко всему уже сказанному ничего добавить нельзя.

Диктор: Каким же образом это отзывается на олимпийских встречах по баскетболу в Мюнхене?

Андрей Горбов: Брэндедж обеспокоен наплывом американских баскетболистов в национальные команды Италии, Испании, Франции, Бельгии. “Мы не можем допустить, - заявил Брэндедж, - чтобы встречи баскетболистов в Мюнхене этой осенью превратились в американский чемпионат. Тот факт, что многие американцы, выступающие в национальных командах других стран, готовы в настоящий момент соответственно переменить свое гражданство, дела не меняет”. Брэндедж поручил Международной федерации баскетбола изучить эту проблему и сообщить, какие меры она сочтет необходимым принять перед началом Олимпийских игр.

Диктор: Так что в этой области нас ожидают быть может сюрпризы?

Андрей Горбов: Вполне возможно. Но так или иначе, соревнования, конечно, состоятся. Начиная с 27 августа в отборочном туре будут участвовать 16 команд, каждый день будет проводиться по 8 встреч. Дни отдыха с 31 августа по 4 сентября. Полуфинальные встречи предусмотрены на 5 и 6 сентября, а финальные на 7 и 8 сентября. Между прочим, желающим присутствовать на соревнованиях в последний день придется отказаться от сна. Чтобы избежать в этот день одновременного проведения встреч по баскетболу, дзюдо и волейболу, финал олимпийского баскетбольного турнира начнется только в 23 часа 30 минут по среднеевропейскому времени.

Диктор: Я не специалистка в этом виде спорта, но ведь некоторые команды уже вышли в финал?

Андрей Горбов: Да, в финал вышли четыре команды - США, Югославия, СССР и Бразилия. Они получили четыре первых места еще в 1968-м году. К ним надо добавить еще команду ФРГ, как устроителя Олимпийских игр - это 5. А еще по две команды из Соединенных Штатов, Азии, Африки и Европы - это 13, одну команду из Океании и две команды, которые выйдут на первые места в предолимпийском отборочном финале, который состоится в августе уже в ходе самих игр.

Диктор: Андрей Львович, круглое здание, которое было специально построено для олимпийских соревнований по баскетболу, в нем, вы сказали, 6500 мест для зрителей. Что же с ним случится после Олимпиады? Ведь соревнования такого масштаба происходят нечасто?

Андрей Горбов: Нет, все это было тщательно обдумано. Трибуны раздвигаются и могут частично быть задвинуты под трибуны, расположенные выше. Таким образом для зрителей остаются всего 5 тысяч мест. Зато в распоряжении спортсменов будет не одна, а три площадки для тренировки и встреч меньшего значения. Кроме того, зал будет пригоден для других видов спорта. Именно благодаря таким хорошо продуманным планам олимпийские сооружения так важны для Мюнхена и оправдывают огромные расходы. Мюнхен многие совершенно справедливо называют городом спорта, в нем около 300 гимнастических и спортивных объединений, которые насчитывают более ста тысяч членов.
Иван Толстой: Тема следующей беседы Андрея Горбова посвящена еще одному олимпийскому, как говорится, объекту. И объект этот, увы, запомнился больше, нежели все остальное в Мюнхене. Но давайте сперва послушаем. 3-е мая 72-го.

Диктор: Из олимпийской столицы. как подготавливается город Мюнхен к ХХ Олимпиаде? Ведет эти беседы мой коллега Андрей Горбов. Андрей Львович, о чем поговорим сегодня?

Андрей Горбов: За последнее время мы много говорили о различных видах спорта, об условиях, в которых будут проводиться те или иные соревнования. Сегодня давайте взглянем на саму Олимпийскую деревню, на условия жизни в ней, на то, как она встретит приезжающих со всех концов света гостей. Они увидят высокие белые здания, балконы на солнце, большие окна, покой, улицы без шума, много зелени, деревьев, цветов. Их встретят любезные переводчицы, гиды. Они их поведут, все покажут, объяснят. Они убедятся, что олимпийский комплекс, как совершенно справедливо указал на страницах “Известий” Николай Иванов, расположен удивительно собрано, компактно, все рядом, все в двух-трех шагах. Но подумать только, сколько трудов все это стоило устроителям игр. В создании Олимпийской деревни участвовали ведь не только архитекторы, тут были и социологи, и психологи, и социал-педагоги, и специалисты по звукоизоляции, специалисты по транспорту, по озеленению, я не знаю еще кто.

Диктор: Я бы добавила - частные предприниматели.

Андрей Горбов: Вы испортили мое лирическое вступление. Я бы упомянул о них, но несколько позднее. Здания эти действительно были построены частными фирмами и большая часть жилых помещений уже продана. Они были построены с учетом как олимпийских, так и послеолимпийских жителей и сданы в аренду организационному комитету. Вышло это очень удачно, так как сам оргкомитет не имел бы на это достаточно средств. Здания очень красивые, если вы там еще не были, то поезжайте - стоит посмотреть.

Диктор: Я кое-что видела, но не все. Я заметила, что общежития для женщин значительно отличаются от общежитий для мужчин и, по-видимому, им очень повезло.

Андрей Горбов: Не скажите, у них будет немножко больше места - вот и все. У меня есть кое-какие данные. Спортсменов вместе с руководителями, тренерами и так далее будет около 1600 и для них предусмотрено одно 18-этажное здание, в нем 800 комнат, и 800 квартир тоже однокомнатных, квартиры будут размером от 19 до 24 квадратных метров. Как правило, на одно человека и только в виде исключения для двух. Интересно, что этот комплекс построен не какой-нибудь коммерческой фирмой, а студенческой организацией.

Диктор: Он тоже сдан в аренду организационному комитету?

Андрей Горбов: Да, на время Олимпиады. Добавлю еще, что здания были построены в рекордное время благодаря новейшим строительным методам. Даже для внутреннего оформления были использованы заранее изготовленные детали. Как огромные контейнеры выглядели ванные. Души, умывальники, уборные изготовлены со стенами, потолком, даже со входной дверью, пол, который вставляли с помощью кранов в квартиры. Такие готовые санитарные узлы, которые подключали за час.

Диктор: Это в высоком здании?

Андрей Горбов: В 18-этажном здании.

Диктор: Я была в одном здании поменьше и видела, как вы сказали, однокомнатные квартиры. Каждая расположена на двух этажах, я была бы очень счастлива иметь такую. Они прекрасно устроены. Внизу гостиная, спальня, мягкие сиденья, маленькая кухня с электрической плитой, раковиной, буфетом и холодильником. Небольшая ниша для вешалки и ванная. Легкая, в современном стиле лестница ведет на второй этаж в рабочую комнату. Там стол, стул, полки для книг и выход на балкон. Очень уютно. Вся обстановка в легких современных тонах, я бы сказала, даже слишком ярких. Я лично просто ненавижу маленькие квадратные комнаты, но такая квартира имеет очень много шарма и простора даже на двоих.

Андрей Горбов: Мужчинам придется жить потеснее. У меня на этот счет тоже есть точные данные. Комната на одного от 9 до 13,5 квадратных метров, комната для двух, начиная от 14 квадратных метров, но при каждой если не ванна, то душ. А по поводу кроватей, то их длина от двух метров, до двух метров 30 сантиметров, так что и баскетболистам будет, где растянуться. Для руководителей команд предназначаются, естественно, комнаты побольше - это нормально. С диваном, креслами, бюро, телевизорами и другими удобствами. О питании мы уже разговаривали.

Диктор: Да, но очень давно.

Андрей Горбов: С тех пор было решено увеличить число мест в ресторанах, всего этих ресторанов в Олимпийской деревне три. Один из них будет открыт до двух часов ночи.

Диктор: Кто же собирается так поздно ужинать?

Андрей Горбов: Такие найдутся, и немало. Фехтовальщики, боксеры, баскетболисты, они тренируются иногда поздно вечером. Кстати, приятное сообщение для любителей фруктов - их будет сколько угодно, всех решительно видов и сортов, в особых корзинах у всех под рукой.

Диктор: Андрей Львович, мы уже говорили, что посетителей извне в деревню допускать не будут.

Андрей Горбов: Нет, об этом не могло быть и речи с самого начала. Людей извне можно будет встречать в “кафе свиданий”. Это и кафе, и ресторан, он расположен за пределами деревни, в нескольких шагах от главного входа. Там же, в этой так называемой зоне для гостей, будет ряд помещений, где можно будет записывать интервью, беседовать.

Диктор: А в самой деревне есть кино и настоящий театр.

Андрей Горбов: Да, кино небольшое, всего 250 мест. Каждый день новый фильм, самые лучшие, самые последние современные. И как я только сегодня прочел, что кино будет оборудовано для синхронного перевода на пять языков. В театре главным образом будет варьете. Во всяком случае у спортсменов будут самые разные возможности развлечься. Комнаты для телевидения, дискотеки разные, комната, где можно читать и просматривать журналы, большое помещение для настольного тенниса. Все это, конечно, подразумевается само собой.

Диктор: Будет, конечно, много разных магазинов.

Андрей Горбов: Десятки - книги, спортивные принадлежности, ювелирные изделия, граммофонные пластинки, фото- и кинокамеры, конечно, сувениры.

Диктор: Среди них, конечно, такса.

Андрей Горбов: Вы не смейтесь, эта вислоухая такса теперь самый популярный сувенир. Вы себе не можете представить, какой на него спрос. И не только в Германии - во всем мире. От его продажи организационный комитет выручил несколько миллионов марок. Говоря о развлечениях, подумать только, сколько всего будет происходить за пределами Олимпийской деревни, в самом Мюнхене. А от Олимпийской деревни до Мюнхена всего 10 минут езды. В Мюнхене намечена культурная программа, равной которой не было ни на одном фестивале. Солисты ансамблей со всего света с мировыми именами в театре, в опере, в концертных залах. Оперы, балеты, симфонические оркестры, всевозможные представления, кукольные театры, фильмы, джаз, художественные выставки. Мы об этом как-нибудь поговорим отдельно - это большая тема.

Иван Толстой: Кто? – никто, конечно, - не мог предвидеть, чем омрачатся дни мюнхенской олимпиады. 5-го сентября в 4:30 утра восемь членов палестинской террористической группы «Черный сентябрь», одетые в спортивные костюмы и вооруженные автоматами Калашникова, пистолетами ТТ и гранатами, проникли на территорию Олимпийской деревни. Заранее украденными ключами они открыли дверь дома 31 по Коноллиштрассе, где жили израильские спортсмены. Несмотря на сопротивление, оказанное атлетами, девять спортсменов, после убийства двух их товарищей, оказались в заложниках. Полицейская операция по освобождению пленных была проведена мало продуманно и непрофессионально, хотя и возглавляли ее высшие чиновники – министр внутренних дед Баварии, шеф мюнхенской полиции и сам министр внутренних дел страны Ганс-Дитрих Геншер. В аэропорту все заложники и бОльшая часть террористов погибли.
Я попросил поделиться своими воспоминаниями об этих днях ветерана Русской службы нашего радио Леонида Финкельштейна (у микрофона он выступал как Леонид Владимиров).

Леонид Владимиров: В 1938 году британский премьер-министр Чемберлен и французский премьер-министр Даладье, как известно, прилетели в Мюнхен и там заключили печально известное Мюнхенское соглашение с Гитлером. Они приземлились на мюнхенском тогдашнем аэродроме, где их встречал отнюдь не Гитлер, а некий его представитель, который потом увез их в замок к Гитлеру, и там они подписали гибель Чехословакии.
Здание аэропорта было большое и удобное здание, там разместилось Радио Свобода. И я, когда попал туда в 66 году, бывал там наездом из Лондона, но все же несколько раз. Вот такая странная связь. Потом радио Свобода переехало еще в одно здание, в новое здание и оттуда уже в здание, которое было старым американским госпиталем во время войны.
Аэродром, на который везли несчастных израильских спортсменов, - это уже новый был аэродром в Мюнхене. А что касается старого аэропорта, то его снесли и построили Олимпийскую деревню. Стало быть, несчастные израильские спортсмены жили в Олимпийской деревне, где когда-то было Радио Свобода и где еще раньше приземлились Чемберлен и Даладье.
Я был в Мюнхене в это время, когда их похитили. Было достаточно ужасно, но могло быть менее страшно и кроваво. Немцы, не зная броду, сунулись в воду. Они решили отбить заложников, в результате заложников всех перестреляли. Как не вспомнить тут председателя Совета министров Черномырдина, который такую же примерно ситуацию разрешил без капли крови. Журналисты сопровождали захваченных, куда они должны были лететь, и все обошлось. То, что министр внутренних дел Геншер сделал тогда в аэропорту, - это, конечно, кровавое безобразие. Мы читали то, что приходило в агентствах. Но к этому надо добавить, что советская печать очень старалась как-то привязать к этому делу Радио Свобода. Ну, как: похитили израильтян. Это было где? В Мюнхене. Радио Свобода находится в Мюнхене? В Мюнхене. Вот вам прямая связь. Вот на таком уровне советские газеты пытались как-то связать Радио Свобода с террористическим актом. И какая-то дурацкая газета написала, что антисоветчик Леонид Финкельштейн, сотрудник Радио Свобода, приехал специально в Мюнхен перед Олимпиадой для того, чтобы сорвать участие советских спортсменов.

Иван Толстой: А какие-то указания по освещению этого события руководство давало?

Леонид Владимиров: Никаких указаний не было. И должен вам сказать, что я вообще ни о каких указаниях не знаю. Даже в те годы, когда финансирование Радио Свобода шло через ЦРУ, вы знаете, был долгий такой период, почетными президентами Радио Свобода были Гарри Трумен и Дуайт Эйзенхауэр, бывшие два президента. А финансирование через ЦРУ - это глупость была такая. Но даже в то время, когда это финансирование было через ЦРУ, я не знаю ни о каких указаниях, приходивших сверху откуда бы то ни было. Я ездил в Вашингтон, общался с руководством Радио Свобода, я бы, наверное, что-нибудь знал или чувствовал. Ничего. На Свободе были два русских политредактора и один американец, их функции не представляли собой указаний. Был американский писатель, замечательный человек Ван дер Рор. Он был заместителем директора. Единственный раз, когда Ван дер Рор снял мою передачу, а передача была из Лондона, он написал мне письмо тут же очень вежливое, очень симпатичное о том, что, как ему кажется, я несколько сместил координаты и слишком жестко высказался по адресу советского руководства. Мы же старались не высказываться от имени Радио Свобода. Поэтому он эту передачу снял.

Иван Толстой: Как вообще реагировало на теракт журналистское сообщество?

Леонид Владимиров: Мое журналистское сообщество в Мюнхене было крайне узким и состояло только из журналистов Радио Свобода. Реакция, естественно, был ужас. А потом, после того, как Геншер совершил свой “подвиг”, ужас и отвращение. Конечно, возмущались этими мусульманами, которые похитили спортсменов, но говорили, что, может быть, можно было обойтись без горы трупов.

Иван Толстой: Леонид Владимиров-Финкельштейн, наш ветеран, в ту пору директор лондонского отделения Радио Свобода, позднее – главный редактор всей Русской Службы.
И на этом мы заканчиваем очередную передачу Вокруг былых Игр: Олимпиада и журналистика. Сегодня разговор шел о соревнованиях 1972 года.
XS
SM
MD
LG