Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сланцевый лабиринт


Пробная скважина компании Chevron на месторождении сланцевого газа, юго-восток Польши

Пробная скважина компании Chevron на месторождении сланцевого газа, юго-восток Польши

Польша так и не смогла пока оценить свои запасы сланцевого газа

Количество новых пробных скважин в стране сократилось в 2013 году вдвое, а в целом их требуется в шесть раз больше, чем уже пробурили.

В Польше было объявлено на прошлой неделе, что государственная газовая компания PGNiG подписала предварительное соглашение с американской нефтегазовой корпорацией Chevron о совместных разработках месторождений сланцевого газа в регионах на юго-востоке страны. Этим двум компаниям принадлежат 20 лицензий на такие работы в Польше, то есть 20% от всех предоставленных правительством на сегодня.

Еще в июне 2010 года в одном из телеинтервью министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский заявил: “Сланцевый газ уже трансформирует мировой рынок природного газа. Это шанс на то, и я не хочу здесь преувеличивать, чтобы Польша через 10-15 лет стала второй Норвегией”.

Проведенные за несколько лет до этого предварительные исследования показали, что Польша может располагать огромными запасами сланцевого газа. И в 2006-2007 годах правительство предоставило первые лицензии на его добычу. С тех пор прошло уже семь лет, а сколько-нибудь впечатляющих результатов нет и до сих пор.

С одной стороны, процесс требует немало времени - от получения лицензии до первой скважины необходимо получить множество разрешений, провести исследования влияния на окружающую среду, отмечает независимый польский эксперт рынков топлива Анджей Шчэнсняк:

Проблема в другом. У нас до сих пор нет ни одной скважины, которая привела бы к крупным запасам сланцевого газа. Это, конечно, отнюдь не означает, что его вообще нет. Однако некоторые инвесторы были явно разочарованы первыми результатами поисков. А три крупных зарубежных компании, включая американскую ExxonMobil, уже покинули польский рынок”.

Тем не менее, поиски сланцевого газа продолжаются, причем теперь ими все активнее занимаются польские компании, продолжает эксперт. “В этом контексте и следует оценивать соглашение PGNiG и американской Chevron: поляки смогут воспользоваться накопленным американцами опытом.

По данным Министерства окружающей среды Польши, на сегодня в стране пробурена в целом 51 поисковая скважина. Первые три - в 2010 году. На следующий год - 12. В 2012 году – уже 24. А в 2013 - только 12.

Это просто капля в море, полагает заведующий кафедрой Краковского горного университета профессор Станислав Рыхлицкий, мнение которого приводит британская газета Financial Times. По его оценкам, Польше необходимы примерно 300 скважин, каждая стоимостью 10-15 млн долларов, чтобы получить представление как об общих запасах сланцевого газа в стране, так и целесообразности коммерческой их разработки.

Руководитель польского Института энергетических исследований Анджей Сикора выразил надежду, что недавнее назначение новым министром окружающей среды Мацея Грабовского, бывшего заместителя министра финансов, ускорит работу над законодательством, касающимся добычи сланцевого газа в Польше.

Мы с 2009 года все время повторяем, что, мол, через три месяца.., отмечает Сикора. Инвесторы устали от ожидания, тем более, что приходили они в Польшу на одних условиях, а теперь оказались в ситуации постоянных перемен. Причем неизвестно еще, в каком направлении эти изменения пойдут дальше.

“Роль государства не в том, чтобы добывать углеводороды или решать, какая компания должна этим заниматься, - говорит Анджей Сикора, - а в том, чтобы создать ясное законодательство и открыть рынок настолько, чтобы инвесторы сами захотели бы к нам прийти”.

Польша может отказаться от планов создания специального государственного фонда, который участвовал бы в разработке месторождений сланцевого газа, заявил через две недели после своего назначения министр Мацей Грабовский. Вместо этого фонд мог бы стать лишь одним из акционеров таких проектов, реализуемых уже по новому законодательству, регулирующему добычу сланцевого газа.

Наибольшее влияние на его формирование, полагает премьер-министр Польши Дональд Туск, будет иметь Европейская комиссия. “На мой взгляд, не правительства стран Евросоюза, а брюссельская администрация в лице чиновников Европейской комиссии высшего и среднего уровня, принимая во внимание их весьма “проэкологические” настроения, захочет подготовить определенные механизмы регулирования этой индустрии. Тогда-то и начнутся проблемы”.

Пока в Европейском союзе формирование индустрии сланцевого газа более или менее активно поддерживают лишь три страны – Польша, Великобритания и Литва. А, например, Франция, Германия или Нидерланды придерживаются запрета на использование технологий его добычи.

Интересно, что, по мнению польских экспертов, ожидаемый здесь сланцевый газ, скорее всего, не будет намного дешевле обычного природного газа, две трети которого для своих нужд Польша импортирует сегодня из России.

И в Польше, и в Европе в целом существует целый ряд объективных факторов, которые усложняют, а значит и делают более дорогой, добычу сланцевого газа, отмечает Анджей Шчэнсняк: “По предварительным расчетам, поскольку нет еще в Европе такого месторождения, по которому можно было бы рассчитать более или менее точно, речь может идти о цене в 350-400 долларов за тысячу кубометров. А сегодня мы покупаем у России обычный газ по цене около 400 долларов, схожие цены и на европейских биржах. И если цены на обычный природный газ упали бы, например, до 300 долларов, то добыча сланцевого газа явно не окупалась бы”.

Но в любом случае о ценах пока говорить рано, продолжает Анджей Шчэнсняк. Ясно одно: если сланцевый газ в Польше появится, то это еще отнюдь не означает, что общие тарифы на газ в стране снизятся. “Он лишь заменит - и то не сразу, а лет через пять – поставки импортного газа”.

Сегодня примерно 90% всей электроэнергии в Польше вырабатывается на угольных электростанциях. То есть на этом топливе фактически держится польская экономика, из-за чего у Варшавы постоянно возникают споры с Европейской комиссией, которая добивается от Польши сокращения выбросов в атмосферу углекислого газа.

Угля в Польше очень много, проблема в том, что добыча до сих пор не организована должным образом, поэтому его приходится импортировать – из той же России или Украины, поясняет Шчэнсняк. А на то, что сланцевый газ может заменить уголь, например, в топливном балансе польской электроэнергетики, пока рассчитывать трудно. Да, запасы этого газа есть, но нет гарантии, что они настолько велики, чтобы добыча могла окупаться.

Разве что в Польше будут открыты такие же запасы сланцевого газа как в США, что тоже не исключено, - продолжает Анджей Шчэнсняк. - Но это - дело будущего. А в ближайшие лет десять или даже двадцать уголь наверняка удержит свои позиции в топливном балансе электроэнергетики Польши, и газ его не вытеснит”.
XS
SM
MD
LG