Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эколог Витишко готов к ссылке на Север


Евгений Витишко

Евгений Витишко

В среду в разных городах России прошли пикеты в поддержку осужденного сочинского эколога Евгения Витишко

В Москве, Сочи и Воронеже 25 декабря прошли одиночные пикеты в поддержку сочинского эколога Евгения Витишко. 20 декабря Туапсинский районный суд изменил наказание с условного осуждения на реальное содержание под стражей и приговорил Витишко к трем годам в колонии-поселении. Его адвокаты намерены обжаловать решение суда, за которым, по мнению самого Евгения Витишко, стоят местные органы Федеральной службы безопасности России.


В июне Туапсинский городской суд приговорил членов совета "Экологической Вахты по Северному Кавказу" Сурена Газаряна и Евгения Витишко к трем годам условно, признав их виновными в причинении ущерба забору на берегу Черного моря. За этим забором предположительно находится дача губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Впрочем, когда еще до появления надписи экологи подавали жалобу в прокуратуру на незаконное установление забора, им ответили, что этого забора не существует.
Карта участка дачи губернатора Александра Ткачева

Карта участка дачи губернатора Александра Ткачева


В интервью Радио Свобода Евгений Витишко сказал, что он не боится приговора и предполагает, что замена условного срока на реальный связана с тем, что с ним пытаются свести счеты местные органы ФСБ. Адвокаты Витишко намерены обжаловать решение Туапсинского районного суда. Эколог считает, что суд следующей инстанции, скорее всего, вынесет решение по его делу до начала Олимпийских игр:

– Я не думал, что так долго затянется вообще судебное заседание по изменению мне меры пресечения – на два дня практически. Это происходило в четверг и в пятницу. А в среду, более того, происходило заседание президиума краевого суда, который рассматривал отмену постановления Верховного суда. По сути дела, возможно было признание нас с Газаряном невиновными. Верховный суд дал определенную классификацию, что у нас не было преступного умысла. Тем более, те действия, которые были сопряжены изначально с обращением в прокуратуру и в Департамент лесного хозяйства и прочие контролирующие органы, говорят о том, что фактически забора не существовало. В связи с возбуждением второго уголовного дела Сурен посчитал нужным сменить место жительства на другую страну, а я остался, и моя задача была – обжалуя приговор, который мы считаем полностью незаконным, нарушающим конституционные права всех граждан России, последовательно вести тут деятельность, которую я вел и до этого. В связи с Олимпиадой наиболее просто было подчеркивать те незаконные, неправильно принятые управленческие решения как правительства Российской Федерации, так и администрации Краснодарского края, поэтому я поэтапно этим занимался, при всем при этом все-таки помогая и правоохранительным органам, и многим иным структурам, общественным организациям, СМИ обличать несправедливые моменты, которые при этом присутствовали. Скорее всего, это все попытались инициировать местные органы федеральной службы безопасности, которые контролируют незаконную добычу гальки из рек черноморского побережья. Не с первой попытки, но им это удалось – принять судебное решение, которое сейчас изменит мою судьбу очень круто.
В связи с возбуждением второго уголовного дела Сурен посчитал нужным сменить место жительства на другую страну, а я остался...

– Есть 10 дней на обжалование. Есть ли шансы обжаловать это постановление?

– Обжаловать постановление есть шанс всегда, это наше право, конституционное. Мы его обжалуем обязательно. У меня нет, конечно, веры, что решение суда второй инстанции, а именно – краевого суда – будет то, которое отменит предыдущее решение Туапсинского городского суда. В этот период мы максимально должны привлечь внимание общественности и в целом жителей страны к тому, что этот судейско-административный произвол может коснуться любого. Поэтому я считаю, что это очень важно – показать всем, что мы вместе будем бороться за каждого, за меня и за другого. Мы надеемся, что, скорее всего, суд второй инстанции, возможно, рассмотрит нашу жалобу до Нового года. Мы планируем подать 29-го ее по почте, а дальше у краевого суда есть месяц на рассмотрение. Когда они примут решение – я думаю, постараются максимально быстро, если есть политический заказ, ну, сразу после Нового года, чтобы не оттягивать это все до Олимпиады. Моя деятельность связана во многом с неправильно принятыми решениями и с изменением законодательства под Олимпиаду.

– Видите ли вы связь между тем, что сейчас выпустили Ходорковского и участниц Pussy Riot, и на фоне этой всеобщей радости решили заняться экологическими активистами, именно в преддверии Олимпиады?

– "Экологическая вахта", организация, в которой я состою и членом совета которой являюсь, достаточно последовательно вела эту работу по изобличению неправильных управленческих решений как края, так и правительства Российской Федерации, системно, то есть еще до начала подачи в Сочи заявочной книги и подписания международного договора о проведении Олимпийских игр. Поэтому мы как тогда считали, что Россия неспособна выполнить те обязательства, которые она на себя взяла в рамках международных договоров по проведению Олимпиады, так и сейчас. Более того, очень жестко произошло изменение законодательства под Олимпиаду. Оно позволило крупным компаниям – "Олимпстрою", "Роснефти", "Газпрому" – строить как олимпийские объекты, так и другие в местах, которые являются памятниками природы, всемирным наследием.
Более мелкие компании, более мелкие организации захватывают, завоевывают, застраивают и прибрежную полосу Черного моря, и леса, и памятники природы. Вот это очень страшно!
Более мелкие компании, более мелкие организации захватывают, завоевывают, застраивают и прибрежную полосу Черного моря, и леса, и памятники природы. Вот это очень страшно! А связано это как-то с Олимпиадой или не с Олимпиадой… Я склонен полагать, что принятие решения в отношении меня связано или с администрацией Краснодарского края, или вот с ФСБ, которая считает, что я мешаю просто контролировать строительную отрасль в конкретном регионе, в Туапсинском районе, в Сочи и других. Я уже давно считаю себя гражданским активистом, частично участвующим в политических каких-то действиях. Я баллотировался на должность мэра Крымского района города Туапсе, был кандидатом в депутаты Госдумы Российской Федерации от партии "Яблоко", в Законодательное собрание Краснодарского края, поэтому я понимаю, что сейчас судебная система всячески пытается прикрыть те действия, скажем так, управленческие, которые приняты сверху. Я судился от имени жителей против "Еврохима", крупной компании, постоянно держу на контроле действия "Роснефти". У нас серьезная кампания была проведена по отмене постановления правительства по добыче песков в Черном море, и этот неправильный проект был отменен. Я считаю, что этим надо заниматься, пускай пока несправедливое судебное решение по отношению ко мне, но таких много, и я думаю, что потихонечку страна будет меняться, мой город, мой край и прочее. У меня чувства страха нет, просто обида, но она не граничит со злобой. Приговор вступит в силу сразу после решения суда, а там, может, неделю, может, три дня дадут добраться. Я не думаю, что оставят меня в Краснодарском крае, так как возможно пристальное внимание журналистов, а оно нежелательно для власти, поэтому отправят куда-нибудь ближе к Северу. Я готов к этому, я в Коми достаточно долго учился, работал.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG