Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Титова. Золотые коньки Гренобля-1968


Видеоверсия программы на нашем канале в Youtube по ссылке

Леонид Велехов: Если верить историкам, то коньки были первым зимним видом спорта, появившимся в России. И, что уже не вопрос веры, а абсолютный факт, советские конькобежцы, едва выйдя на олимпийскую арену в конце 50-х годов, после того как приподнялся "железный занавес", составили мощную конкуренцию признанным корифеям - норвежцам. Гришин, Косичкин, Скобликова, Гусева, Ансен, Михайлов, Шилков. В этом ряду и имя более молодой Людмилы Титовой, олимпийской чемпионки Гренобля 1968, к слову, единственной золотой медалистки на той чрезвычайно неудачной для советской конькобежной сборной Олимпиады.

Сегодня я имею честь приветствовать Людмилу Евгеньевну в нашей студии. Наш обозреватель Алексей Кузнецов напомнит зрителям вашу замечательную спортивную биографию.

Алексей Кузнецов: Советская конькобежка Людмила Евгеньевна Титова родилась в Чите. Окончила Московский авиационный институт (1972). Выступала за "Буревестник", с 1963 – за "Зенит" (Москва).

1968 год стал наиболее ярким в карьере Людмилы Титовой. В этом году она стала абсолютной чемпионкой Советского Союза. Завоевала золотую медаль в Гренобле на дистанции 500 метров. Стала серебряным призером Олимпиады на дистанции 1000 м. И получила звание заслуженного мастера спорта Советского Союза. Все это – в 1968 году.

Кроме того, Людмила Титова – бронзовый призер зимних Олимпийских игр 1972 года в Саппоро на дистанции 500 м. Участвовала она и в зимней Олимпиаде 1976 года в Инсбруке, где заняла 7-е место на дистанции 1000 м. Людмила Титова – бронзовый призер чемпионатов мира 1971 и 1972 годов в спринтерском многоборье. Серебряный призер чемпионата Европы 1971 года. Чемпионка Советского Союза 1971-1972 годов в спринтерском многоборье. Шестикратная чемпионка СССР 1967, 1968, 1970 – 1972 годов на спринтерских дистанциях. Людмила Титова – трехкратная обладательница мирового рекорда на дистанции 1000 м 1970, 1971 и 1971 годов. Лучший из трех ее рекордных результатов – 1.27.7.

Награждена орденом Дружбы в 2011, медалями "За трудовую доблесть" и "За трудовое отличие".

Людмила Титова – автор книги "От ржавого конька до Летучего голландца", которая вышла в свет в 1974 году. После окончания спортивной карьеры работала спортивным комментатором Гостелерадио.

Леонид Велехов: Наград много, но я бы хотел начать сначала. А как, собственно, пришли на каток? В то время мама-папа не приводили за ручку, правда ведь?

Людмила Титова: Они, конечно, не приводили, но они были рядом. Потому что наш забайкальский город Чита - это суровый край. У нас мало снега, но много сильных морозов. Мне казалось, что у нас каждый двор стоял на коньках, потому что начинали все не так, как сегодня начинают с великолепных ботинок, а с нормальных "снегурочек", которые привязывали к валенкам. Это было так чудесно. Я помню это время как самое счастливое детство, потому что мы всегда могли обуть железом ноги и кататься по тротуарам. Это было очень здорово. А тротуары были ледяные.

Спасибо моим братьям, которые занимались тогда конькобежным спортом, куда меня и привели. Они мне впервые подарили в 5-м классе настоящие норвежские коньки, о которых я их очень просила. Потому что мне нравилось, как они бегают на стадионе, как занимаются.

У нас в городе до сих пор сохранились чудесные конькобежные традиции. Потому что еще живы те ветераны, которые начинали конькобежный спорт в нашем городе. Эти традиции поддерживаются и сейчас. Конечно, то золотое время, которое для меня было, когда я встала на эти "норвежки", как все участвовала в соревнованиях, это было здорово. Так постепенно все и началось. Я стала участвовать в соревнованиях области, города. Стала чемпионкой области.

Леонид Велехов: А в Москву как и когда попали?

Людмила Титова: А в Москву уже позднее. Мой тренер Нина Алексеевна Измайлова, которая была в Чите и тренировалась с моими братьями, пригласила меня в группу, тренироваться у нее. Я начала и показала тогда результат что-то 49. Маленькая девчонка пробежала так. На открытом льду это считалось хорошим результатом. И она послала мою фотографию Аниканову, который был раньше в "Спартаке" и в сборной. Написала, что эта девочка перспективная, может быть, вызовете ее на сборы и прочее. Я не верила, конечно, что кто-то меня вызовет. Я тренировалась. В школе написали, когда я выиграла, что я "лучшая конькобежица" нашего класса...

Леонид Велехов: (Смеется) Конькобежица!

Людмила Титова: (Смеется) Это было на доске написано после соревнований. Успехи приходили с каждым годом. Первый разряд выполнила в Чите. Потом уехала в Улан-Удэ поступать в институт. И там, у Тамары Ивановны Шевчук, тоже замечательного тренера, выполнила норматив мастера спорта. И вот тогда-то по письму Нины Алексеевны Измайловой меня пригласили в Киров на первый сбор. Тогда тренировалась "спартаковцы" и члены сборной. И вот Киров - это такая отправная точка была, меня заметили там и пригласили на чемпионат СССР. Он был в Мончегорске, в суровых условиях.

Там был замечательный конькобежец Роберт Меркулов, к которому меня прикрепили, чтобы он меня курировал. Роберт Меркулов тогда мне сказал: "Видишь, баба стоит на повороте? (А это была Елена Петровна Степаненко, тренер сборной страны). Она отбирает в сборную. Будешь сопли на дорожке вешать, не возьмут в сборную". А я подумала, что мне условия, подумаешь ветер. У нас в Чите все время ветер, да еще морозы. И вот там я заняла три третьих места на трех дистанциях. И тогда, видимо, на заметочку взяли и на следующий год пригласили в сборную команды, на первый сбор, который проходил в Золотых Дюнах в Прибалтике, где были все знаменитые спортсмены. Я застала великолепную плеяду конькобежцев.

Леонид Велехов: Действительно грандиозная эпоха. А как такое стало возможным?

Людмила Титова: У нас была такая конкуренция…

Леонид Велехов: Просто как в хоккее более поздних времен: несколько составов сборной страны...

Людмила Титова: Всегда говорили, что чемпионат СССР выиграть тяжелее, чем чемпионат мира. В коньках это было так, особенно у женщин. И когда я рядом с ними тренировалась, чувствовала опеку Инги Артамоновой. На первых сборах на вкатывание мы ездили в Иркутск, на озерах катались. Для меня они такие великие, а я кто? Никто вообще еще. Только подающая надежды, мне было очень приятно, мне хотелось работать, доказать, что я не зря сюда попала.

Леонид Велехов: А у вас был свой способ готовиться к забегу? Например, Феркерк под одеялами лежал, чтобы сохранить температуру.

Людмила Титова: Я видела это, когда они приезжали на чемпионат мира на Бишлете. Бишлет - это мужской каток. Там только мужчины бегали. Но мы как-то пересеклись. Наша сборная попала на Бишлет. Мы видели - он лежал в раздевалке, на нем масса одеял. Он сохранял тепло, готовился к тому единственному моменту, чтобы выстрелить. Это было так здорово. Мне запомнилось это.

У меня не было особых таких примет. Но я любила наблюдать за своими соперниками. Ведь выходишь на лед и чувствуешь - у кого-то конечек дрожит, у кого-то он стучит.

Леонид Велехов: Вы такая анализирующая спортсменка?

Людмила Титова: Но никогда не думала, с соперницей я бегу, не с соперницей. Некоторым это стимул какой-то дает бежать, а мне было важно показать свой результат. Потому что я знала - выше себя не прыгну, но свой результат мне хотелось показать. И когда я на Спартакиаде у Валентины Стениной впервые выиграла 1000 м, мне так неудобно было.

Леонид Велехов: Серьезно? (Смех в студии)

Людмила Титова: У меня есть фотография, где я с Валентиной Сергеевной после окончания. Я не знала, как ей посмотреть в глаза - она трехкратная олимпийская чемпионка была.

Леонид Велехов: Ваши любимые дистанции - короткие, спринт?

Людмила Титова: Мои дистанции были все короткие и средние. Любимая 1000 была, несмотря на то, что олимпийское золото у меня за 500. А 1000 я чувствовала от и до. Недаром, что на 1000 у меня мировые рекорды были.

Леонид Велехов: Обычно у таких звезд как вы, медалей мировых первенств, европейских больше, чем олимпийских. А у вас ровно наоборот. Это случайность? Или Олимпийские Игры для вас были таким особенным мотиватором?

Людмила Титова: Конечно. Например, Нина Статкевич - многократная чемпионка мира. А олимпийская - ни разу. Да, не сложилось. А Железовский? 6-кратный чемпион мира! И в олимпийский год он только бронзовый. Я не могу сказать - почему это.

Леонид Велехов: Может быть, перегорали?

Людмила Титова: Но ведь чемпионат мира тоже колоссальная ответственность...

Леонид Велехов: Но чемпионат мира каждый год, а Олимпиада - раз в четыре.

Людмила Титова: Да, Олимпиада - это особые соревнования. Мне кажется, что внутренняя собранность должна быть какая-то. Когда я видела Келлера, это знаменитый немецкий спринтер, когда он выходил на старт, мне казалось, что он всю жизнь свою проигрывает в этот момент. Потому что он так концентрируется! Так же как и Гришин мог сосредотачиваться на дистанции.

Леонид Велехов: Как Гришин бегал! Это такая красота!

Людмила Титова: Да, красота! На технике Гришина учились многие.

Леонид Велехов: Три Олимпиады у вас. Какая самая памятная?

Людмила Титова: Памятная, конечно, первая Олимпиада. Во-первых, успех. Во-вторых, это все было впервые. Впервые настолько эмоционально, настолько красиво, настолько необычно. Одни розы, что стоят, которые падали с неба во время церемонии открытия. У меня до сих пор есть эта роза, сделанная из материала, которая пахнет, мне кажется, до сих пор теми духами, которыми они были пропитаны.

Леонид Велехов: Французы!

Людмила Титова: Да, это было здорово! Еще мне эта Олимпиада была настолько памятна, потому что мы приехали в своих кухлянках зимних, сафьяновых сапожках, которые у нас были. На фоне солнца, роз, зеленого газона... Это была такая сказочная Олимпиада. Верхушки Альп, которые напоминали о зиме. А все остальное было такое радостное, перемешанное с весенне-зимними мотивами. Конечно, это все воодушевляло, вдохновляло.

Леонид Велехов: А почему Гренобль стал для советской конькобежной сборной провалом? Вы спасли честь - золото и серебро. А что остальные-то?

Людмила Титова: Где-то просчет тренеров, наверное, в какой-то степени был. Иногда мы так хотим победить, что бывает перетренировываемся. Но в Гренобле Лидия Павловна Скобликова участвовала, Татьяна Сидорова.

Леонид Велехов: И Гришин, кажется, участвовал?

Людмила Титова: И Гришин участвовал. Он был четвертым.

Леонид Велехов: Муратов участвовал.

Людмила Титова: Валера Муратов участвовал. Ну, не сложилось. Вот такая ситуация. Многие приехали из Давоса, когда они там наставили мировых рекордов. Приехали в Гренобль на тяжелый лед, на вязкий лед. Это был первый искусственный каток во Франции. Я думаю, что они еще не научились лавировать между льдом и погодой. Тяжелые были условия.

Леонид Велехов: А вы время открытых коньков застали?

Людмила Титова: Конечно. Я только на открытых бегала, но лед уже был искусственный. Поэтому, конечно, не приспособившись к тому льду, тогда так случилось.

Леонид Велехов: А у вас почему по-другому случилось?

Людмила Титова: Я не знаю. Наверное, надо оказаться в том нужном месте, в нужное время. Наверное, стечение обстоятельств плюс молодость. Не было, наверное, груза ответственности, как у Лидии Павловны, которая так хотела пробежать. Спорт есть спорт. Каждая Олимпиада несет свои какие-то сюрпризы...

Леонид Велехов: А что это за история с шубкой была?

Людмила Титова: С шубкой история была уже после Олимпиады на чемпионате мира. Меня уже Гренобль знал, когда мы ходили и выбирали мне шубу. Когда меня узнавали, мне говорили: "А почему вы не покупаете?" Тогда же денег было немного. Я выбрала подарки для сестры, для мамы, для брата.

Леонид Велехов: Денег мало, а родственников много.

Людмила Титова: Да. Я не думала ни о какой шубе. Так как я сказала, что у меня все есть, мне ничего не нужно, они говорят: "Нет, нет, вы должны эту шубку померить". У них не оказалась моего размера. "Нет, мы вам сейчас принесем". И вот принесли мне шубу. Я, конечно, померила. Она была, конечно, прекрасной - мутоновая с полосами кожаными.

Леонид Велехов: Снимать не хотелось.

Людмила Титова: Лодочка воротник. Замечательная шубка была. Они говорят: "Вы должны купить". Я говорю: "Нет, нет. Пускай девочки покупают". Я купила у них трикотажный костюм, который мне был нужен больше, чем шуба. Когда дома, в гостинице, я развернула сверток, шуба там лежала.

Леонид Велехов: Красиво! После Гренобля был Саппоро...

Людмила Титова: Да, был Саппоро.

Леонид Велехов: Бронза. Почему только бронза?

Людмила Титова: Опять же тяжелые условия были у нас в Саппоро. Когда мы приехали, такая метель, снег был кругом. И эти тренировочные дни сбили нас с толку, видимо. Выиграла серебро тогда Вера Краснова, наша спринтерша, молоденькая девочка. У меня она выиграла. Она была более настроенной. Она более спринтерша была, с более короткими толчками. У меня тягучая такая классика, а у нее более быстрая. И вот Евгений Романович Гришин, видимо, ее так хорошо настроил, что она удачно пробежала. Не сложилось тогда выиграть.

Тогда я проиграла Монике Флюк на 1000 м, хотя у меня была выигрышная ситуация. Я заканчивала по малой дорожке. Нельзя было мне проиграть тогда, а я проиграла, потому что ноги мне отказали. Не слушались.

Леонид Велехов: То есть?

Людмила Титова: Это трудно объяснить. Это я почувствовала в Инсбруке, когда не смогла бежать 3000 м. Я там пробежала 600 м и остановилась на повороте и не смогла оказать сопротивление. Бывают у спортсмена такие моменты перетренировки, хотя накануне на тренировке мы ловили такие скорости! Константин Кудрявцев, который отвечал за нашу команду, говорил: "Давай еще потренируемся. Ну-ка пробеги еще, ну-ка пробеги" И мы тренировались. Мы там на хороших льдах тренировались. Но в Инсбруке это сказалось. Хотя спортсмен сам должен соображать, думать. Мой тренер Красильников говорил: "Никогда не подчиняйся кому-то, не прочувствовав, что ты можешь сам сейчас сделать". Он знал, что человек, когда на пике, должен сам знать. Надо было отдыхать лежать и ждать старта.

Леонид Велехов: Вы рано ушли с дорожки, своевременно или припозднились?

Людмила Титова: У нас был замечательный доктор Мышалов...

Леонид Велехов: Ну, Савелий Мышалов! Он работал и с футболистами.

Людмила Титова: Да. Он мне всегда говорил: "Если бы ты захотела, ты бы смогла больше". Я не была идолом коньков. Они мне нравились. Я любила бегать. Конечно, приятно выигрывать. Но как-то не было такого фанатизма. Конечно, я готовилась. Конечно, я знала, чего я хочу достигнуть. Но где-то чего-то, наверное, не хватало. Спортивной злости. Вот это, наверное, мне не помогало. Но удовлетворение я получала огромное!

Леонид Велехов: Наверное, по жизни это правильнее. Тогда и легче уход, и дальше ты свою жизнь осмысляешь не как какой-то остаток, когда лучшее осталось позади.

Людмила Титова: Да, а строишь ее по-другому, да. Спорт, конечно, это часть той молодости, которую невозможно забыть. Где, как ни в спорте, можно оказаться на вершине и на дне.

Леонид Велехов: Все очень рано совершается в спортивной жизни и очень быстро.

Людмила Титова: Да, быстро и скоротечно, несмотря на то, что три Олимпиады - это 12 лет. Это постоянное напряжение, это чемпионаты мира, Европы. Постоянно ты в форме должен находиться. Но все-таки спорт должен быть для души.

Леонид Велехов: Спорт в основе своей такая гармоничная вещь, что этому и нужно следовать.

Людмила Титова: В Инцеле, чемпионат Европы, мы столько рекордов наставили! Каток Инцеля - это необыкновенный каток у конькобежцев, потому что он окружен огромными елями! Овал катка среди леса. Когда я вышла на каток, был солнечный день и падали огромные хлопья снега. Такое состояние - да, здесь только рекорды ставить! Я тогда поставила рекорд на 1000 м. Мне очень приятно это было. Такие моменты для спортсмена должны быть высшей эмоциональной точкой. Тогда у тебя получается.

Леонид Велехов: В Чите вас знают и помнят.

Людмила Титова: Приятно, потому что я там бываю каждый год. Вот уже 36 лет провожу там свой приз. Благодаря тем традициям, которые сложились, на читинском льду... У нас раньше было много стадионов. У нас мечта была, чтобы там был настоящий большой стадион для Сибири и Дальнего Востока. Из Хабаровского края приезжают к нам на соревнования. Около 200 человек собирается на некоторые старты. Мы сделали там каток на сопке - почти 1150 м. Это великолепное место, чудесное место, где разровняли верхушечку сопки. Наши энтузиасты-конькобежцы занимались спортом, а потом смогли продвинуть как-то эту идею - создать такую зимнюю Мекку. Там прекрасная лыжная база.

Конечно, мы мечтали, чтобы этот стадион перекрыли. Забайкалье - это же солнечный край. Днем растапливает лед, а зимой приличные морозы. Губернатор Гиниатулин у нас бился многие годы за этот стадион. Но сделали пока этот естественный стадион. На нем собирается очень много народу. Мы наши место над этим стадионом, который построен, выше построить крытый стадион. Но наш край дотационный. Не очень-то у нас много денег. Конечно, очень большие трудности. Пока это только мечты.

Леонид Велехов: Решили бы там провести Зимнюю Олимпиаду, все бы построили, и средства бы нашлись. Наверное, более логично было бы в тех краях проводить.

Людмила Титова: Это нужно. Если мы говорим, что спорт должен возродиться, увлечь ту молодежь, которая сейчас сидит возле телевизоров, возле компьютеров... Растет другое поколение. Если мы не создадим условия, если конькобежцы не будут тренироваться в закрытых катках, на которых соревнуются, то, конечно, ничего не будет.

Леонид Велехов: Никого валенками с привязанными коньками не удивишь и не увлечешь. Сейчас все другое.

Людмила Титова: Да. За свитерок бегали, за то, что нам дадут форму - свитерок, коньки. Это же здорово!

Леонид Велехов: Когда в первый раз вы оказались за границей?

Людмила Титова: В 1966 году.

Леонид Велехов: Мало кто тогда ездил. Какое было ваше восприятие? Контраст жизни поразил вас или нет?

Людмила Титова: Мы приехали в Тронхейм. Это портовый город Норвегии. Конечно, меня удивило какое-то спокойствие, какая-то доброжелательность. Уклад совершенно другой. Может быть, это первые старты, первый выезд такой был. Правда, перед этим мы в ГДР тренировались. Тем не менее, это было очень приятно. Я впервые увидела детей, роющихся в снегу. Они там перед занятиями кувыркались. Они выходили, и мы наблюдали, как они из этой кучи будут вылезать, потому что рядом школа. И когда прозвенел звонок, все детки побежали в школу. Я подумала, как это они сейчас выйдут, разденутся. Они мокрые такие. А ничего подобного. Они зашли в шторочками закрытый конвейер, как в химчистках у нас бывает, повесили свои комбинезончики. Они всем там в комбинезонах ходят. И все! На выходе после уроков, они уже получат свои вещи сухими и пойдут дальше в эту же кучу, кататься с горки. Меня поразила спортивность страны.

Они все спортивны настолько, что у каждого был блокнотик для автографов. Когда мы пошли в лес и тренировались, они обязательно нас встречали, брали автографы. И малолетки - по 5 лет! - они лучше нас спускались с этих горок.

Леонид Велехов: Говорим о Норвегии. Доминирование в таблицах призеров Олимпийских Игр, послевоенных, в вашем виде спорта норвежского флажка. Потом - бац! - 1956 год! И норвежский флаг вытесняется красным, советским. За счет чего тогда Советский Союз брал эти вершины?

Людмила Титова: У нас все доступно было.

Леонид Велехов: То есть все-таки в основе всего лежал массовый спорт?

Людмила Титова: Сейчас у нас спортивных школ практически не осталось. В Москве есть "Крылатское", но нет катка, как такового. Раньше был "Буревестник", "Динамо", "Труд". Было очень много катков. А сейчас их нет. Мы гордимся тем, что открыли площадки. В магазинах "МЕГА" у нас кататься можно, но это совершенно не то. Это совсем не то! У нас нет спортивных школ. У нас жизнь такая стала, что приходится выживать. А тренер получает очень мало. Он с утра до ночи должен стоять на льду. Он должен выезжать на соревнования. Он постоянно должен в поле зрения держать спортсмена. Конечно, это сложно.

Сейчас условия в современном спорте для высшей категории спортсменов предоставлены великолепные. Но это не значит, что они побегут. Сколько бы денег футболистам не платили, они у вас не заиграют.

Леонид Велехов: И, наверное, пока нет массового спорта, если нет площадки в каждом дворе, чтобы зимой там был каток, летом играли в футбол...

Людмила Титова: Да, не нужно было в абонементные группы ходить, не нужно платить. А вспомните в школах, когда лыжи были. Мы ходили с лыжами. И коньки были в некоторых школах. А когда у нас первая Олимпийская деревня была построена, на малом каточке проводились просто районные соревнования.

Леонид Велехов: У нас "Крылатское" пустое стоит!

Людмила Титова: А туда не приедешь. На метро не приедешь. А 3 часа, какой родитель пустит ребенка? Еще вот в чем проблема. Я сидела и наблюдала в "Крылатском". Когда мы ходили с ветеранами кататься, мы приходили пораньше. Там катались фигуристы. Я с тренером по фигурному катанию разговариваю: "Столько у вас детей. Сколько из них будет у вас звездами?" А они говорят: "Мы бы с удовольствием отдали в коньки, но родители не хотят". Родители видят их Родниной, Пахомовой.

Леонид Велехов: Родниными и Пахомовыми у нас тоже не пахнет.

Людмила Титова: Если проанализировать, кто чемпионами становился, все они становились из нормальных средних семей, из бедности.

Леонид Велехов: Стимул был.

Людмила Титова: Был стимул.

Леонид Велехов: Это очень важно! На этом сейчас китайский спорт весь построен. Для многих это единственная возможность пробиться куда-то на поверхность жизни.

Людмила Титова: Было интервью со Скобревым недавно. Он правильно заметил, что сейчас спортсмен, который занимается в высшем спорте, готовится к Олимпийским Играм, является членом сборной команды, имеет возможность себя как-то обеспечить на будущее. Раньше об этом не думали. Не было того, что... С чем был, с тем и остался. Был какой-то необыкновенный дух. Я не скажу, что сейчас патриотизма нет. Патриотизма хватает. Все тоже думают, что надо победить, чтобы страну представить. Но мотивация уже другая.

Леонид Велехов: Мотивация одна-единственная. Это как-то не способствует.

Людмила Титова: А это не способствует.

Леонид Велехов: А как после спорта сложилась ваша жизнь? Вы довольны?

Людмила Титова: Довольна.

Леонид Велехов: Вы были комментатором.

Людмила Титова: Да, я попробовала себя. Поступили мы с Ларисой Петрик в университет на телевизионное отделение, занимались, закончили. Распределены мы были в спортивную редакцию. Сняли свой фильм "Остановись мгновение". Это был выпускной фильм. Николай Николаевич Озеров очень много нам помог. Для меня это был не очень длинный период. 7 лет я проработала на радио и телевидении, пробовала комментировать - что-то получалось, что-то не получалось.

Леонид Велехов: А комментировать легче, чем бегать?

Людмила Титова: Я бы не сказал, что это легче. Я видела таких комментаторов, которые могли все, что угодно комментировать. Они профессионалы своего дела, причем, с настоящим, хорошим русским языком. Это очень важно. Что получилось, то получилось. Я поработала. А потом мне пришлось уехать на Кубу. На этом закончилась моя спортивная деятельность.

Леонид Велехов: А на Кубе, что делали? Какие воспоминания сохранили?

Людмила Титова: Это самые прекрасные воспоминания, потому что я была всей семьей на Кубе. Муж работал там. Он был специалистом. Мы ни от кого не зависели. Мы были сами по себе. Это было так удобно и так здорово.

Леонид Велехов: В Гаване жили?

Людмила Титова: В Гаване жили, на побережье в гостинице "Фокса".

Леонид Велехов: Знаменитое пристанище советских специалистов.

Людмила Титова: И не только советских. Там все жили. Конечно, это незабываемое время. Во-первых, потому что это было временно. Во-вторых, потому что это была необычная совсем страна - можно было посмотреть и насладиться морем и всем окружающим. Конечно, это было время, когда я могла посвятить детям. У меня двое детей было. Но там мы занимались организацией спорта. Супруг отвечал за проведение спартакиад, которые мы устраивали на стадионе "Хосе Марти". Около 3000 участников было из различных стран.

Леонид Велехов: Спортивная страна!

Людмила Титова: Да.

Леонид Велехов: Видимо, то же самое - для многих спорт был главной и единственной возможностью в жизни - победить, проявить себя.

Людмила Титова: Да. Так что, это время было замечательное у нас.

Леонид Велехов: Коньков там не было.

Людмила Титова: Конечно, коньков там не было.

Леонид Велехов: А еще читал, что вы и на обоих полюсах побывали. Было дело?

Людмила Титова: Было дело. Когда я закончила спортивную карьеру в 1976 году, я встретила в Олимпийском комитете Валентину Кузнецову, которая была основательницей команды "Метелица". Это женская полярная команда, которая участвовала в научных экспедициях. Она мне предложила: "Мы собираемся на Северный сходить. Давай с нами". Я как-то очень долго сомневалась, а потом подумала - люди ходят. Они без такой спортивной подготовки как у меня. Я выдержу, наверное. Я попробую. А потом манила неизвестность. Представляете, побывать где-то там в Арктике или в Антарктиде!

Я пришла в этот клуб и была очарована теми девчонками, женщинами, которые были там. Это были люди, которые занимались медициной, наукой, кандидаты наук, любители в спорте, мастера спорта. Мне так понравилась необычность, которая у них была. Мне захотелось узнать, что это такое, как это они ходят в эти экспедиции.

Я была не во многих экспедициях, которые они совершили. Они до меня уже побывали на станции "Восток". Они были уже в Арктике. Но на одну из них в Арктике на землю Франца Иосифа я сходила. Очень интересно было. Это надо ощутить! Я там почувствовала, что такое команда. В команде ты должен нигде не выделяться. Это суровые условия. Ты должен слушаться. И когда я впервые увидела медвежьи лапы, а я шла рядом с Валентиной Кузнецовой, я говорю: "Валюша, а что это?" Она говорит: "Тише, никому не говори. Чем позже узнают, тем лучше". (Смех в студии) Земля Франца Иосифа как родильный дом медведей. Когда приблизились, что-то захотелось вернуться обратно, чтобы не видеть эти следы.

Леонид Велехов: Я смотрю на вас - все как-то сложилось. Вы излучаете бодрость и оптимизм. Жизнь правильно идет. Конечно, в хоккее и футболе сломанных человеческих судеб после ухода из спорта гораздо больше. В коньках тоже есть. Ужасная история замечательной нашей конькобежки Татьяны Авериной.

Людмила Титова: Татьяна, когда мы встречались в последующие годы после окончания, она мне всегда говорила: "Что ты распинаешься, как тебе хорошо. Такое ощущение, что у тебя никаких трудностей не было". Я говорю: "Таня, мы же забыли о том, что испытывали мы". Да, нагрузки терпели колоссальные, огромные. Однажды мы с ней на велосипеде проехали вдвоем 200 км на одном дыхании. Мы еле добрались. Потому что наша команда села в автобус и короткой дорогой приехала обратно. Вот такие нагрузки были. А она говорила: "Знала бы ты, как я ненавижу вспоминать, как я волновалась, выходя на это". У каждого своя психология. Мы этого не замечали.

Леонид Велехов: Он побеждала как бы в результате стресса?

Людмила Титова: Может быть. Может быть, об этом знал тренер. Может быть, это все накопилось у нее. Плюс, конечно, да, где-то она пыталась расслабляться. Расслабление было необходимо, но оно вылилось в привычку пагубную. Это ее сгубило.

Леонид Велехов: Трагическая судьба.

Людмила Титова: Замечательная спортсменка. Две олимпийские награды, две бронзовые медали. Казалось бы, все впереди! Молодая. Все бывает в жизни.

Леонид Велехов: Кажется, после Инсбрука наступает начало другого пути и спада в советском конькобежном спорте. Все-таки счет медалям на пригоршни не идет. Что случилось?

Людмила Титова: Да, почти 36 лет не было олимпийского чемпиона до Журовой после меня на 500-метровке. Действительно, у нас был спад. У нас было поколение, о котором Гришин говорил: "Что вы довольствуетесь четвертым, пятым местом. Нет! Вы только должны стремиться к первому месту". И ведь раньше так и было. Второе место никого не устраивало. Ты чувствовал себя виноватым, потому что ты второй или третий. Было только первое место. И мы видели, какие были наши чемпионы - и Гришин, и Скобликова, и Ансен! У нас три человека только имеют звание олимпийского чемпиона, чемпиона мира и чемпиона Европы - это Борис Шелков, Виктор Косичкин и Николай Гуляев.

Леонид Велехов: А как в хоккее у вас нет такого мирового клуба?

Людмила Титова: Нет. Раньше у нас было по 7-8 наград на Олимпиадах.

Леонид Велехов: Было как у хоккеистов по два состава сборной.

Людмила Титова: Да. Наверное, это спорт. Все-таки приходит спад, смена поколений. Я считаю, великий тренер был на сборной в те года - это Константин Кудрявцев. То, что мог сделать! Как он был внутренне предан конькам и знаток коньков и старался все новое использовать из других видов спорта в конькобежном спорте! Недаром он был первым заслуженным тренером страны.

Леонид Велехов: Раньше дорожка была в руках северян - Советский Союз, норвежцы и т. д. За счет чего в последние годы с золотом теперь оказываются и чехи (знаменитая Мартина Сабликова), и совсем неожиданно корейцы, японцы? Что тут происходит?

Людмила Титова: Во-первых, Сабликову я считаю роботом. Я сама не представляю, как можно начать дистанцию за 33 с круг и закончить ее также! Это удивительная способность организма, работы сердца, наверное.

Леонид Велехов: Просто, как часы работает.

Людмила Титова: Это удивительное ее качество! А другие страны появились только потому, что конькобежный спорт стал под крышей. Он стал независим от погоды. Он стал такой же как фигурное катание, где можно демонстрировать свою технику, и можно работать на скоростях. Ведь американцы пришли из развлекательных программ, которые раньше они устраивали типа шорт-трека. Они прыгали через какие-то бочки. Они устраивали соревнования на малых коробках. Поэтому они уже готовые были. Они здорово стояли на коньке. Когда они влились и стали тренироваться, то, конечно, сразу результаты появились.

Сейчас у нас в Вологде появился искусственный открытый каточек. И у нас в сборной появился Кузнецов, мальчик, который тоже претендует на Олимпиаду в этом году. Дай Бог, может быть, кто-то стрельнет.

Леонид Велехов: Ситуация неоднозначно какая-то плохая, безнадежная?

Людмила Титова: Олимпийские Игры - это такие игры, когда обязательно кто-то стрельнет, на которого никто не ставит. Обязательно появится какое-то новое имя. Конечно, говорят, ну, Шани Дэвис себя проявит. А мне кажется - нет. Он уже подустал. Он тоже уже не тот. А вот будет какой-то такой всплеск молодости. Он должен быть на каждой Олимпиады.

Леонид Велехов: А может быть, наоборот - Пехштайн, которая выйдет на старт. Ей будет уже, кажется, 42 года.

Людмила Титова: Я даже боюсь произносить имена знаменитых немецких конькобежек. Но у нас есть Подкулина в этом году. Мы тоже хотим, чтобы она пробежала.

Леонид Велехов: Будем надеяться. Будем желать успеха настоящим спортсменам.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG