Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предолимпийский терроризм


Андрей Солдатов полагает, что российские спецслужбы нуждаются в реформировании

Андрей Солдатов полагает, что российские спецслужбы нуждаются в реформировании

Два теракта с разницей менее чем в сутки произошли в Волгограде 29 и 30 декабря. Политолог Дмитрий Орешкин уверен, что взрывы связаны с приближающейся Олимпиадой в Сочи:

– Связь с Олимпиадой очевидна. Отсюда понятно – кому они адресованы. Во-первых, мировому сообществу – чтобы показать, что путинская модель безопасности не гарантирует спокойствия для тех, кто приезжает на Олимпийские игры в Сочи. Второй адрес – это, конечно, общественное мнение. Его надо запугать. Его надо деморализовать. Ему надо объяснить, что оно беззащитно. Третий адрес – это российское государство. Силовики демонстрируют неспособность обеспечить безопасность. Соответственно, бандиты, террористы демонстрируют готовность жертвовать собой.
Дмитрий Орешкин

Дмитрий Орешкин


Как будет дальше действовать российская власть?

– Мне кажется, что здесь очень важно соблюсти рациональность. Понимая всю боль потерь, утрат и ужас, который испытывают люди, надо понимать, что их осознанно ставят перед ложной альтернативой. Ложная альтернатива такова: силовики говорят, что им не хватает прав, им не хватает денег, им не хватает развязанных рук для того, чтобы бороться с террором. Об этом говорит господин Кадыров, который выступает за максимальное ужесточение тотального контроля над населением, ссылаясь на свой опыт. Это, с моей точки зрения, обман. Потому что в Чечне тоже происходят теракты. Более того, как многие говорили еще 10 лет назад, история с насилием из Чечни расползется по всему Северному Кавказу и дальше. Вот мы сейчас как раз это и наблюдаем – расползание насилия, террора в Дагестан, в Кабардино-Балкарию и вот уже в Волгоград.

Доку Умаров несколько лет назад заявил, что он, чтобы не подрывать среди своих сторонников или среди сочувствующих свои виртуальные позиции, отказывается проводить теракты вне территории Северного Кавказа и против гражданских лиц. Перед Олимпиадой не так давно он же заявил, что это ограничение снимается именно потому, что будет Олимпиада. Мы вернулись к середине нулевых годов, когда взрывались самолеты, взрывались поезда, взрывались станции метро.

С другой стороны, понятно, что силовики будут требовать дополнительных полномочий. Здесь очень простой встречный им вопрос. Когда вы брались за решение этой задачи, вы понимали объем ресурсов и ограничений, которые вам делегированы? Понимали. Вы взялись решать эту задачу? Взялись. И вы ее не решили. Теперь разговоры о том, что прав маловато, выглядят довольно странно. Речь идет о том, что вы, уважаемые господа, некомпетентны.

Журналист издания "Агентура.ру" Андрей Солдатов полагает, что работа российских спецслужб, которые не смогли предотвратить теракты в Волгограде, нуждается в серьезной реформе:

– Когда речь идет о серии терактов, то, конечно, панические настроения растут. Местные власти начинают прибегать к мерам скорее популистским, чем эффективным, например, к мобилизации дружинников. Это все меры, к которым прибегают от отчаяния, когда нужно показать результат, а непонятно, как его показывать. В общем-то, эта тактика способна успокоить людей, живущих в городе, но она малоэффективна.
Андрей Солдатов

Андрей Солдатов


Проблема заключается в том, что российские спецслужбы, именно контртеррористические подразделения, прошли свой период реформ еще в середине 2000-х. Тогда, к сожалению, они реформировались, исходя из поставленной задачи. Их задача была – предотвратить и противостоять появлению большой группы боевиков в городах, как это было в 2005 году в Нальчике. Для этого система была отлажена. Появились оперативные штабы, террористические комиссии. Все это хорошо помогает для координации усилий, если что-то уже случилось. Но тогда же боевики изменили тактику, изменили структуру. Они перестали действовать большими группами. Для того способа действий, к которым сейчас прибегают боевики, та система, которая была выстроена госаппаратом и спецслужбами, не очень подходит. Главная проблема здесь – обмен информацией между различными подразделениями, департаментами, службами. А эта проблема до конца не решена. Потому что существует отсутствие доверия. Не очень доверяют люди информации из управления ФСБ по Чечне, не очень доверяют информации, которая выходит из управления ФСБ по Ингушетии. Проблема еще заключается в том, что мы до сих пор живем в стране, в которой региональное управление спецслужб существует по принципу и по структуре, созданным еще в сталинские времена. Тогда была придумана система региональных управлений НКВД. И вот эта громоздкая структура с небольшими изменениями дожила до сегодняшних дней. Понятно, что она совершенно не подходит для современных угроз.

Политолог Алексей Малашенко размышляет, кто может стоять за терактами в Волгограде и способны ли спецслужбы предотвратить новые взрывы:

– Я думаю, что все достаточно грустно. Когда был первый теракт в Волгограде, автобусный, то все-таки хотелось рассматривать это как эпизод. Какая-то баба, не совсем даже нормальная. Она взорвала – непонятно почему, непонятно для чего. Но тогда же я говорил, что если это повторится, это можно будет называть неким системным предолимпийским терроризмом. И вот это не то, что подтверждается, это подтверждается вдвойне. Потому что помимо вокзала, мы получили ранним утром троллейбус. Обращает на себя внимание то, что это в одной и той же области, в Волгоградской. Во-вторых, удар наносится по транспорту. Кто-то принял решение, что транспорт – это самое уязвимое место. Сами понимаете, что в преддверии Олимпиады такого рода соображения, конечно, ко многим приходят в голову. Это не самое лучшее.
Алексей Малашенко

Алексей Малашенко


Почему Волгоград?

– Это пусть решают ФСБэшники и люди, которые несут за это ответственность. Можно на эту тему бесконечно спекулировать, но мы не знаем ответа. А придумывать можно все, что угодно. И то, что там есть активные мусульмане, что это на перекрестке, что там бывают периодически какие-то межнациональные конфликты. Но это ни о чем не говорит. Это все мы наблюдаем повсюду. Поэтому вопрос уже теперь не о печальном прошлом, а о печальном будущем.

Тут три вопроса. Во-первых, было бы неплохо знать – кто это. Какая-то новая организация? Или это спавшая организация, а сейчас проснувшаяся? Или это все-таки какие-то полоумные люди? Насчет полоумных не получается. Тут уже что-то более известное. Нужно найти группировку, сеть. С кем она связана. Второй вопрос. А где еще? Это такой, я бы сказал, риторический вопрос.

Все усилия будут сконцентрированы вокруг Олимпиады и того, что к ней ближе. А какие-то пространства будут оголены. Я думаю, что сейчас мы узнаем, что ФСБ обезвредило каких-то очередных, потенциальных террористов. Кстати, так оно может и быть. Но люди все равно ощущают себя бессильными.

Политолог и журналист Ислам Текушев, главный редактор интернет-сайта Caucasus Times, считает, что любые конспирологические версии взрывов в Волгограде, в изобилии появившиеся сегодня в социальных сетях, несостоятельны. В преддверии сочинской Олимпиады случившееся страшный удар по репутации власти и правоохранительных органов, вновь показавших свое неумение и халатность.

- Для вас теракты в Волгограде - это доказательство халатности, неумения правоохранительных органов России противостоять угрозе, масштабы которой они осознают? Или же свидетельство того, что как раз сути угрозы этой они не понимают и пытаются с ней бороться исключительно техническими методами - не умением, а числом?

- Судя по тому, как в Краснодарском крае, в районе олимпийских объектов правоохранительные органы сумели организовать многоуровневую систему безопасности, использовать самые современные методы, самые современные технологии, конечно, это огромных денег стоило. Другой вопрос, Волгоград показал, что в российских регионах не были готовы к противодействию, то есть, отсутствует методика профилактики терроризма. Все пущено на самотек. Во-первых, халатность. Во-вторых, абсолютная недееспособность властей на местах - в таких регионах, как Волгоградская область - отражать террористические атаки.

- Обычно террористы чего-то требуют, что-то заявляют, говорят о себе, берут на себя ответственность, объясняют, что они, например, мстят так за что-то. В Волгограде ничего подобного не происходило ни осенью, ни сейчас. Почему?

- Два совершенных в Волгограде теракта, а также предыдущий, случившийся недавно, очень похожи между собой по характеру. Их сходство заключается в том, что действовали террористы-одиночки. Мужчина, женщина - не суть важно. Важно, что это люди, которые, видимо, принимают решение самостоятельно. Они действуют по каким-то своим мотивам. Понятно, что все эти теракты имеют общий фон радикального ислама, они действуют под брендом Имарата Кавказа. Но в последнее время речь идет о людях, самостоятельно осуществляющих теракты и диверсии в разных регионах России. Последнее обращение лидера Имарата Кавказаа Доку Умарова как раз об этом и свидетельствует. Он обращался не к джамаатам, которые формально ему подчиняются на территории Северного Кавказа, а обращался к террористам-одиночкам. Это и мусульмане, это и русские националисты. Их Умаров призывал к свержению путинского режима.

- Сейчас появилась конспирологическая версия, что такие теракты, на самом деле, выгодны всем, кто должен их предотвращать. Как только что-нибудь подобное происходит, из бюджета всем правоохранительным органам выделяются колоссальные суммы. Эти деньги, особенно в провинции, поступают потом на счета частных компаний, которые, например, оборудуют новыми металлодетекторами входы на вокзалы или предоставляют своих охранников и так далее. Есть версия, что это, на самом деле, страшный преступный бизнес.

- В данном случае я не считаю такую теорию верной. Нынешние теракты очень невыгодны, в первую очередь, Кремлю, для которого Олимпиада, которая должна состояться в ближайшее время, очень серьезный геополитический проект. Я думаю, что и в правоохранительной системе, и в администрации Волгограда, грядут отставки высокопоставленных чиновников. Ошибка руководства России в том, что она построила свою систему управления страной ручным способом. На местах власть абсолютно не дееспособна. Она не способна решать элементарные социальные проблемы, не говоря уже о противодействии таким серьезным угрозам как теракт. На Северном Кавказе силовые структуры зачастую не замечают рождения новой ячейки, ее развития, наблюдая за тем, как она набирает силу за счет рэкета и накапливания значительных денежных средств. Потом членов такой ячейки накрывают, и после такой спецоперации неизвестно куда исчезают изъятые деньги. Естественно, членов таких ячеек уничтожают на месте.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG