Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Год культуры: идеология как нравственность


Nikolay Oleynikov, I Magri, 2013 (фрагмент)

Nikolay Oleynikov, I Magri, 2013 (фрагмент)

2014 год объявлен в России Годом культуры. Кто в этом виноват и что делать в условиях сурового закручивания духовных скреп?

2014 год объявлен в России Годом культуры. Соответствующий Указ был подписан российским президентом 22 апреля 2013 года.

Как следует из этого документа, Владимир Путин "постановляет" провести Год культуры "в целях привлечения внимания общества к вопросам развития культуры, сохранения культурно-исторического наследия и роли российской культуры во всем мире". Правительству России поручается "образовать организационный комитет по проведению в Российской Федерации Года культуры; утвердить состав организационного комитета по проведению в Российской Федерации Года культуры; обеспечить разработку и утверждение плана основных мероприятий по проведению в Российской Федерации Года культуры". Полностью с Указом "О проведении в Российской Федерации Года культуры" можно ознакомиться здесь.

Первое заседание Организационного комитета по проведению Года культуры состоялось 9 октября. В нем участвовало более 250 человек. В состав Оргкомитета входят члены Совета по государственной культурной политике при председателе Совета Федерации, члены Совета Федерации, деятели культуры, искусства, средств массовой информации и представители академического сообщества. Возглавляет оргкомитет председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Выступая на первом заседании, она отметила необходимость выработки новой государственной политики в сфере культуры:

"Единое культурное пространство выступает одним из главных стержней государства. Мы должны создавать необходимые условия и вовлекать в культурное пространство самые широкие слои населения", – сказала Матвиенко.

Министр культуры РФ Владимир Мединский и Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко на Первом заседании Организационного комитета по проведению в РФ Года культуры

Министр культуры РФ Владимир Мединский и Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко на Первом заседании Организационного комитета по проведению в РФ Года культуры

По словам председателя Совета Федерации, в последние десятилетия Россия переживает прямую интервенцию совершенно чуждых для российской самобытности и культуры веяний и течений. Решить эту проблему, по мнению Матвиенко, можно за счет повышения качества телевизионного контента, который призван поднимать эстетический уровень. Глава оргкомитета выразила надежду, что Год культуры получит масштабное информационное сопровождение, в первую очередь на государственных центральных телеканалах.

Министр культуры Владимир Мединский пообещал, что в 2014 году Минкульт выделит "тысячу грантов лучшим сельским учреждениям культуры и тысячу денежных поощрений сельским работникам культуры".

Советник президента России по культуре Владимир Толстой призвал посвятить Год культуры возвращению к нравственным ценностям. Нравственность, полагает Толстой, "является главным фактором нашего эмоционального и государственного самосохранения".

Председатель Государственного собрания Республики Алтай Иван Белеков говорил о необходимости определения мировоззренческих вопросов и ориентиров по отношению к духовным ценностям и традициям.

Главный редактор газеты "Культура" Елена Ямпольская отметила важность идеологического наполнения и региональной направленности Года культуры.

А председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Зинаида Драгункина сказала, что "уникальность культуры заключается в непрерывности генетической связи с нравственными ценностями, которые передаются из поколения в поколение, через нас к нашим детям".


Радио Свобода задает вопрос независимым деятелям культуры, что они думают по поводу объявления 2014 года Годом культуры и что делать в условиях закручивания духовных скреп.

Поэт и публицист Лев Рубинштейн говорит, что культура не терпит административного вмешательства, а любые попытки обращаться к фундаменталистским ценностям представляют настоящую опасность для культурной жизни:

Российский поэт и публицист Лев Рубинштейн

Российский поэт и публицист Лев Рубинштейн

– Как известно, существуют люди, которые, когда слышат слово "культура", у них рука тянется к разным предметам. Понятие "культура" разные люди интерпретируют по-своему. То, что вы коротко описали, имеет отношение не столько к культуре, сколько к огосударствливанию художественной культурной жизни. Это на моей памяти уже не первый раз. Культура – вещь живая. Она абсолютно не терпит и не выносит никакого административного вмешательства. Будет расцветать культура или не будет, совершенно не зависит, мягко говоря, ни от каких этих комиссий, как это у них там называется, комитетов. Культура, слава Богу, существует сама по себе. Никто никогда не мог всерьез на нее посягать. Если они начнут со своими так называемыми ценностями, которые, кстати, никто не сформулировал, потому что, когда говорят о традиционных ценностях, никто, кстати, точно не сказал, в чем, собственно, эти ценности состоят. Похоже на то, что они решили обратиться не к фундаментальным, а к фундаменталистским ценностям, наподобие некоторых государств, скажем, мусульманского Востока. Что значит "Год культуры"? А какой год бывает не культуры? Это как-то смешно все. И вообще, что они там собираются с этим делать, мне совершенно непонятно.

– Это действительно смешно. Например, Никита Михалков говорит, что "если мы для себя не определим, что такое идеология нашей культуры, нашей нравственности, нам ничто не поможет. Мы обязаны к этому отнестись как к национальной безопасности". На ваш взгляд, насколько это может быть опасно?

– Слово "безопасность" тоже в наших просторах трактуется несколько деформированно. Потому что умеют говорить о национальной безопасности, а подразумевают, что речь идет о государственной безопасности некоторых органов, которые занимаются этой государственной безопасностью. Национальная безопасность в том, чтобы всячески противодействовать как раз фундаменталистским устремлениям. Потому что либо Россия хочет стать частью современного мира, либо нет. Вот эту социальную, национальную, какую угодно общественную опасность я вижу как раз в попытке фундаментализации всякой культурной и общественной жизни. Вот это и есть опасность. Превратить Россию в Иран, во-первых, не получится. Во-вторых, если вдруг, не дай Бог, получится, то это и есть настоящая, реальная опасность.

По словам искусствоведа и куратора выставок актуального искусства Татьяны Волковой, общество сейчас все больше поляризируется, и теперь все сложнее будет заниматься нейтральной культурной деятельностью:

Искусствовед и куратор выставок актуального искусства Татьяна Волкова на открытии Международного фестиваля активистского искусства МедиаУдар - 2. Фото Татьяны Сушенковой.

Искусствовед и куратор выставок актуального искусства Татьяна Волкова на открытии Международного фестиваля активистского искусства МедиаУдар - 2. Фото Татьяны Сушенковой.

– Достаточно предсказуемо это идет из общей политики государства. Эти разговоры о едином культурном поле ведутся на фоне того, что уже произошел мощный раскол в культурном, общественном поле. Государство, которое взяло крен в такую ультраконсервативную, реакционную даже, авторитарную сторону, конечно, не может не встречать сопротивление. Вот эта борьба с инакомыслием, которая началась, она уже очевидно на всех уровнях. Ни для кого не секрет, что у нас за инакомыслие культурных деятелей сажают в тюрьму, преследуют в судебном порядке. Поэтому то, что это все усугубляется, это, конечно, очень печально. Это приведет к еще большему напряжению между этими полюсами, и все меньше будет оставаться людей, которым будет удаваться сидеть на двух стульях: и заниматься какой-то нейтральной культурной деятельностью с поддержкой государства, и при этом не изменять себе с точки зрения каких-то культурных ценностей, искусства, эстетических параметров и, конечно же, идеологических. Таким образом, общество поляризируется, создается аналог нонконформистскому искусству 60-х, 70-х, 80-х годов, когда была официальная культура, которая работала на государство с его поддержкой и на определенный идеологический заказ, пропагандистский. И была свободная, независимая культура, которая развивалась вопреки, а не благодаря государственной культурной политике, на вообще непонятных финансовых основаниях, активистских, альтруистских и к тому же под давлением и преследованием.

Художник, член рабочей группы "Что делать", член группы "Аркадий Коц", член "Группы учебного фильма" Николай Олейников размышляет, что можно и нужно делать независимым художникам и деятелям культуры в сложившихся обстоятельствах:

Николай Олейников - художник, член рабочей группы "Что делать", член группы "Аркадий Коц", член "Группы учебного фильма"

Николай Олейников - художник, член рабочей группы "Что делать", член группы "Аркадий Коц", член "Группы учебного фильма"

– Эти изменения, изменения в эту сторону были намечены уже довольно давно. Мы все как бы в ужасе, в шоке за этим наблюдаем. С другой стороны, фактически ничего не происходит. Мы фактически ничего не делаем, чтобы что-то противопоставить государственной политике в области культуры. Государственная политика в области культуры – от нее чего еще ждать? Она такой, собственно, и должна быть. Как здесь прописано, как говорят эти балаболы, так, собственно, и должна строиться государственная политика. Больше грантов в деревни, что отлично, на самом деле. Поддержка народной культуры, если речь идет о народной культуре, по-настоящему народной. Все это отлично, все это классно, замечательно, здорово. Но! Понятно, в какую сторону происходит основной крен – на усиление государственности. На то, чтобы культура уже, наконец, начала заниматься делом, а не просто разлагаться, чтобы она поддерживала и подпекала всевозможные скрепы под то, что неминуемо разваливается, как нам кажется.

Что делать в этой ситуации нам? Плакать и стоять, открыв рот, ни в коем случае не надо. Нужно самоорганизовываться, нужно действовать в совершенно разных, по возможности, максимально публичных пространствах. Я не призываю всех деятелей культуры ехать срочно в деревню и организовывать какое-то пространство культуры на местах, потому что деятелей культуры просто не хватит. Но что мы должны делать? Мы должны всеми возможными способами организовывать альтернативные площадки для высказывания. Мы должны активно, по возможности, максимально солидарно вместе высказываться по всем возможным поводам и делать так, чтобы наше мнение было слышно. Организовывать широкие и маленькие кружки, всевозможные образовательные инициативы, альтернативные инициативы в области культуры. Понятно, что будет сложно. Без государственной поддержки мы обходились в течение многих лет, и, я думаю, что обойдемся еще в течение какого-то времени. Будем поддерживать друг друга, как ни романтично это звучит. Будем стараться заниматься тем, чем мы, собственно, и занимаемся. И группа "Что делать?", и другие культурные инициативы, в которых я участвую, – это инициативы альтернативного толка по отношению к официальным. Вот, собственно, единственный здоровый рецепт, который можно предложить. Другие, наверное, в этой ситуации придумать сложно. Власть действительно как-то активно возьмется за культуру. Это было ясно уже какое-то время назад. И вот, собственно, она активно взялась за нее. Да, к сожалению, это будет уродливая, чудовищная культура Никиты Михалкова, Валентины Матвиенко и подобных, не любимых нами персонажей. Не любимых не просто потому, что они бездарные или бестолковые, но потому что в последнее время то, что они делают с культурой, вызывает, мягко сказать, недоумение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG