Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В эти долгие новогодне-рождественские праздники я обратил внимание на реплику Ксении Собчак по поводу атмосферы в Красноярске. Ксения нанесла короткий визит в город для встречи с освободившейся по амнистии Надеждой Толоконниковой.

"В Красноярске невозможно дышать. Я задыхаюсь. В воздухе везде пахнет гарью, выбросы с ТЭЦ и алюминиевого завода, морозом прибивает к земле. Бедные красноярцы :(... Как вы живете с такими экологическими проблемами? Вы же травитесь этим воздухом!"

Я прожил в Красноярске долгое время и могу подтвердить: Ксения мало что преувеличивает. У меня даже состоялась по этому поводу короткая дискуссия с Валерием Зубовым (губернатор Красноярского края в 1993-1998 годах, депутат Госдумы с 1999 года по настоящее время) о том, какой регион занимает непочетное первое место среди субъектов РФ по загрязнению атмосферы – Красноярский край или Кемеровская область?

Валерий Михайлович считает, что Красноярский край все-таки уступает первенство Кемеровской области. Я не стал с ним спорить, поскольку убежден: в крайнем случае, Красноярский край делит это место с Кемеровской областью, но никак не уступает ей. Красноярцы мне сказали, что они удивляются москвичам, которые жалуются на грязный воздух в своем городе, они так считают, что по сравнению с Красноярском Москва – это курорт.

Запланированная на 2019 год зимняя Универсиада не оставляет Красноярску другого выбора, кроме как приложить экстраординарные усилия, чтобы за ближайшие 5 лет кардинально изменить состояние городской атмосферы.

Если Ксения чуть не задохнулась в аэропорту в 20 километрах от города, то представьте себе, как будут бегать спортсмены-студенты в центре города с лицами в саже! Это будет круто. Парадоксальным является тот факт, что проживая в городе с такой грязной атмосферой, красноярцы одновременно умудрились успешно решить проблему чистоты воздуха в далеком Улан-Баторе. Дело в том, что множество жителей Монголии, переселившись в столицу, предпочли проживать не в домах, а в традиционных юртах, взяв в кольцо осады свою столицу. Для тепла в юртах и приготовления пищи они используют открытый огонь, а в качестве топлива используют все, что может гореть, включая пластиковые бутылки и старую автомобильную резину.

Из-за этого обстоятельства при любом направлении ветра атмосфера в Улан-Баторе не поддается описанию, особенно зимой. Для выхода из этой коллизии правительство республики решило обеспечить обитателей юрт бесплатным бездымным топливом. За основу были взяты научные разработки красноярцев, которые еще в советские времена далеко продвинулись в технологии сжигания угля. Наши специалисты по договору с правительством Монголии реконструировали ТЭЦ в Улан-Баторе так, что вместо полного сжигания угля до золы, теперь сгорают только летучие его компоненты, а продукт пиролиза (термококс) является высококалорийным, бездымным топливом, которым и стали снабжать жителей юрт.

Осталось только повторить этот успешный экологический проект у себя на родине в Красноярске, что, как всегда, гораздо сложнее.

Валентин Данилов – ученый-физик, бывший директор теплофизического центра в Красноярске. В 2001 году арестован по подозрению в разглашении государственной тайны, в 2004 году приговорен к 14 годам колонии строгого режима. Условно-досрочно освобожден в 2012 году. Дело Данилова было одним из наиболее громких процессов над учеными и проходило, как считают правозащитники, с серьезными нарушениями процессуального кодекса.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG