Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В понедельник в Ленинском районном суде Петербурга пройдет очередное заседание по так называемому "Варшавскому делу", по которому проходит Денис Левкин, обвиняемый в избиении полицейских.

21 год исполнился Денису Левкину уже в СИЗО. 4 февраля будет год, как он там сидит. По статье 318 "Применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти" ему грозит 10 лет, обвинение строится исключительно на показаниях самих представителей власти. Пятеро полицейских во главе с начальником полиции Адмиралтейского района Григорием Клебановым утверждают, что Левкин ударил железным прутом двух стражей порядка. На суде было неоднократно отмечено, что пострадавший полицейский путается в показаниях, и относительно времени совершения преступления, и относительно фамилии своего обидчика: сначала он утверждал, что узнал ее от своего напарника, потом – от следователя. Эксперты, приглашенные защитой Дениса Левкина, считают, что на фотографиях с места событий ясно видно, что прутом орудует совсем другой человек, то же говорят и свидетели защиты.
Эти фотографии были сняты в 4 февраля 2013 года на территории Варшавского вокзала, возле пакгауза №2, за два месяца до этого оккупированного анархистами, чтобы спасти его от сноса, грозившего историческому зданию. Снести дом №118 на набережной Обводного канала собирался собственник, ООО "Адамант", но у него на пути встали около 20 молодых людей, в основном, студенты, придерживающиеся анархических взглядов. Хозяева пакгауза много раз пытались выселить оттуда незваных гостей, но их попытки не увенчались успехом. Тогда они решили сделать это силой, прибегнув к помощи полиции.

Именно в этот день друг Дениса Левкина повел его посмотреть на старинный пакгауз и поддержать приятелей. Сам Денис раньше в акциях не участвовал. Он придерживался левых взглядов, хотя ни к каким группам и организациям формально не принадлежал. Но на этот раз побыть простым зрителем ему удалось недолго – как только он пришел, ОМОН начал штурм пакгауза. Его "жильцы" оказали сопротивление и были задержаны, при этом двое полицейских оказались избиты металлическим прутом и попали в больницу с закрытыми черепно-мозговыми травмами.

Как только Денис Левкин был арестован, его мама начала поиск доказательств невиновности сына. Быстро нашлись журналисты, фотографы, которые были около пакгауза во время штурма, и среди множества фотографий обнаружились те, на которых, как уверена защита, железный прут, опускавшийся на головы полицейских, держит совершенно другой человек – вдвое старше Дениса, по-другому одетый. Хорошо видна и его рука, сжимающая прут, а на этой руке – перчатка с узором в виде снежинки. Одежду Дениса тоже легко разглядеть – это бело-голубая куртка и желтая шапка, тогда как на человеке с прутом – темная однотонная куртка с темным капюшоном. По словам Ольги Левкиной, она прекрасно знает фамилию этого человека, но называть пока не хочет, боясь навредить сыну.
Задержание защитников пакгауза Варшавского вокзала в Петербурге

Задержание защитников пакгауза Варшавского вокзала в Петербурге

– Вдруг, когда он выйдет, анархисты начнут ему мстить, – рассуждает Ольга Владиславовна. – Я к ним ходила, показывала фотографии, говорила – совесть у вас есть? Вы же знаете, кто бил полицейских, это ваш товарищ, почему же Денис должен за него 10 лет сидеть? Но они приняли решение – своих не выдавать. Я и этому человеку писала, без ответа, конечно, и в суд его вызывали, но все повестки возвращаются обратно. У меня ужасное чувство – это какой-то абсурд, ведь показания полицейских написаны практически под копирку, даже ошибки одни и те же, а изначально они как будто списаны с показаний начальника полиции Адмиралтейского района Клебанова, даже написаны от его имени, но когда им на это указали, они ответили, что это опечатка. Говорят, тот, кто записывал показания, просто перепутал. И защиты ждать неоткуда, ведь следователи, которые должны все это распутать, вообще на фотографии внимания не обратили. Когда я показала им, кто на самом деле мог бить полицейских, они сразу сказали: нет, этот нет мог. Почему, интересно?

Этот же вопрос задает себе и адвокат Дениса Глеб Лаврентьев, у которого есть две версии того, почему Денис оказался в этой истории "крайним".

– Там и экспертизы никакой не надо, на фотографиях и так все понятно: по совокупностям предметов одежды, по хронологии этих снимков видно, кто наносит полицейскому первый удар – это точно не Денис, и второй удар тоже, скорее всего, не он наносил, судя по тому, что в окне рядом с местом происшествия – совсем другой человек, и лицо, и одежда совершенно для Левкина не характерны. У меня есть версия, что лицо, наносившее удары, – это провокатор, сотрудничавший с полицейскими, чтобы превратить ненасильственную акцию в акцию с применением насилия и кого-то показательно посадить. Другая версия – что полицейские изначально допустили ошибку и непрофессионализм, договорившись дать показания на невиновного человека. Ну, и теперь у них просто выбора нет, потому что они сами совершили преступление, дав ложные показания, а затем подтвердив их на очной ставке и в суде. С учетом обвинительного уклона нашего правосудия, я думаю, что приговор, конечно, будет обвинительным.

Комплексное габитоскопическое и ситуационное исследование, приобщенное к делу, содержит вывод, что удар потерпевшему нанесло лицо, не похожее на подсудимого, этого человека можно узнать на целом ряде фотографий с места происшествия, причем в руках у него хорошо заметен длинный металлический предмет.

По мнению Глеба Лаврентьева, любой человек в состоянии отличить на имеющихся фотографиях лицо Дениса Левкина от лица человека, сидящего в окне с железным прутом в руках. Но эксперт, приглашенный стороной обвинения, заявил, что портрет – это не его специальность, и тут нужен особый эксперт. Глеб Лаврентьев утверждает, что приглашенный им эксперт обладал всеми нужными качествами, включая способность различать лица, но на суде 13 января будут снова опрашивать обоих экспертов.

В принципе, опроса экспертов добивалась и защита, но Ольга Левкина не слишком надеется на предстоящее судебное заседание: основываясь на горьком опыте, она предполагает, что вопросы будут строиться не в целях поиска истины, а так, чтобы подтвердить точку зрения обвинения. Скептически настроен и политолог, глава фонда "Республика" Сергей Цыпляев.

– Так называемое "Варшавское дело" подтверждает, что наши правоохранительные органы в большинстве случаев исходят из той философии, что государство – это все, а человек – ничто, – говорит он. – Поэтому они считают, что их задача – не защита конституционных прав граждан, в том числе права на публичные выступления, а защита государства от неразумных граждан, которые обязаны молча повиноваться любому указанию. Эта философия предполагает, что законы – только для верноподданных, а власти законам не подчиняются. И вторая вещь, которая тоже часто просматривается, – это акция устрашения. К сожалению, наши правоохранительные органы сплошь да рядом являются орудием не справедливости, а именно устрашения, это даже вслух нередко произносится.

При этом Денис Левкин – фигура, не слишком известная, и внимание средств массовой информации к его персоне несравненно меньше, чем к фигурантам других резонансных дел.

– А что вы хотите, такая проблема существует везде, и в демократических странах, где при так называемой плебисцитарной демократии вопрос попадает в фокус, только если его поднимают те или иные силы и группы влияния, – говорит Сергей Цыпляев. – Для этого они выходят на улицы, рассылают письма, организуют кампании, именно так работает общество, и думаю, что другого пути никогда и не будет. Вся система гражданских структур, правозащитных организаций должна смотреть, отслеживать ситуацию и добиваться результата по каждому конкретному человеку.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG