Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Больной человек" во главе Европы


Премьер-министр Греции Антонис Самарас, ныне - формальный "шеф" Евросоюза

Премьер-министр Греции Антонис Самарас, ныне - формальный "шеф" Евросоюза

Греция в роли председателя ЕС намерена доказать Германии, что та не права

Возглавив на полгода Европейский союз, Греция, главная жертва кризиса еврозоны, не намерена отказываться от собственных приоритетов. Один из них – убедить ЕС в том, что политика жестких бюджетных сокращений, больно ударивших прежде всего по самой Греции, должна быть свернута как можно скорее.

Несмотря на то что с 2009 года в структурах ЕС существует должность главы Европейского совета, часто упрощенно называемого "президентом Евросоюза" (ее занимает бельгиец Херман ван Ромпей, чьи полномочия истекают в конце этого года), председательство отдельных стран в ЕС, сменяющих друг друга каждые шесть месяцев, тоже сохраняется. С 1 января по 1 июля таким председателем является Греция. В Брюсселе к новому председателю отнеслись с подчеркнутым пиететом, словно стремясь подсластить грекам их нынешнюю нелегкую участь. Выступая в Афинах на церемонии принятия Грецией полномочий главы ЕС, руководитель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу взял победоносный тон:

– Не будем забывать, что совсем недавно многие говорили о якобы предстоящем выходе Греции из ЕС, о крахе еврозоны... Сам факт, что мы сейчас находимся здесь, лучше всего говорит о том, сколь ошибочными были такие прогнозы.

Премьер-министр Греции Антонис Самарас был более сух:

– Греция, принеся огромные жертвы, выходит из кризиса. Вся Европа выходит из кризиса. Конечно, проблем еще предостаточно, работы – множество. В качестве одной из своих задач как страны-председателя ЕС мы видим установление более тесной связи между Евросоюзом и обычными гражданами.

Основания для оптимизма, пусть и очень осторожного, у греческого премьера действительно есть. Экономика страны демонстрирует первые признаки оживления. В двух последних кварталах 2013 года промышленное производство в стране выросло (впервые за почти пять лет), а бюджет был сведен с так называемым первичным профицитом. Это означает, что, не лежи на Греции колоссальная задолженность перед Евросоюзом и МВФ, доходы казны превысили бы расходы. Но долг в 200 с лишним миллиардов евро есть, и это омрачает перспективы выхода из кризиса: пессимистичные прогнозы называют именно этот долг, спасший Грецию от банкротства в 2010–2012 годах, возможной причиной длительной стагнации, которая угрожает стране. Более того, Афины еще не согласовали с ЕС и МВФ обслуживание своей задолженности в текущем году. Конечно, перед глазами у греков есть обнадеживающий пример Ирландии, которая в декабре объявила о выходе из аналогичной программы финансовой помощи, предоставленной ей Брюсселем. Но ирландский кризис никогда не был столь глубок, как греческий.

Димитрис Иоаннидис – владелец небольшого магазина греческих товаров в Праге. По делам бизнеса он часто бывает в Греции, где у него много родственников:

– Я как эмигрант нахожусь в странном положении: смотрю на тамошние дела одновременно и изнутри, это же моя родина, и снаружи, все-таки живу я за границей. В Греции по-прежнему очень тяжело. Работу найти сложно, безработных примерно треть трудоспособного населения, а среди молодежи – больше половины. Сейчас, зимой, даже в Афинах многие топят дома дровами, потому что денег на нормальное отопление нет. Город пахнет дымом. На улицах можно встретить людей с плакатами "Я голоден, помогите!". И это не профессиональные попрошайки, а просто люди, у которых не осталось никаких средств. У меня с прошлого года работает мой племянник, я не могу платить ему много, хоть дела идут неплохо, но бизнес мой маленький – а он большую часть этой своей небольшой зарплаты посылает домой, у него там жена и ребенок. Но в последний раз, когда я был в Греции пару месяцев назад, то почувствовал: что-то изменилось. Такого тотального отчаяния, которое было года два назад, уже не чувствуется. То ли люди привыкли, то ли помаленьку что-то меняется к лучшему. Греки научились больше помогать друг другу, появилось много благотворительных организаций, различных групп взаимопомощи. И революции явно не будет, хотя еще недавно мне казалось, что люди просто выйдут на улицы и в ярости все сметут, – рассказывает живущий в Праге греческий предприниматель Димитрис Иоаннидис.

В последние годы жизнь смотрит на греков с грустью. Граффити в бедном районе Афин

В последние годы жизнь смотрит на греков с грустью. Граффити в бедном районе Афин

Правительство пытается найти средства, где только может. Так, с этого года за каждое посещение больницы или поликлиники греческие граждане с доходом не менее 11 тысяч евро в год должны будут платить 25 евро. Резко увеличен транспортный налог, еще раньше – налоги на табак, алкоголь, предметы роскоши. При этом уклонение от выплат в тощий госбюджет остается весьма распространенной практикой: минувшим летом, по данным выборочных проверок, проведенных министерством финансов Греции, разного рода нарушения налогового законодательства допускала примерно половина фирм, но в некоторых регионах этот показатель доходил до 85 процентов. Тем не менее, по словам главы финансового ведомства Янниса Стурнараса, в целом финансовая дисциплина растет, что и позволило нынешнему кабинету добиться первичного бюджетного профицита. В прошлом году за мошенничество и финансовые преступления были арестованы и осуждены несколько крупных бизнесменов, что вызвало позитивную реакцию общества.

Правительство Антониса Самараса считает, что Греция "пóтом и кровью" продолжает платить за ошибки и злоупотребления прошлых лет, которые привели к столь острому кризису. Действительно, из всей катастрофической греческой статистики больше всего, пожалуй, поражает следующая: в 2009 году доходы ниже официальной черты бедности имели менее 5 процентов греков; сейчас их доля приближается к 45 процентам. Это небывалое в истории Евросоюза падение целой страны в нищету.

Именно поэтому в качестве одной из задач своего председательства в ЕС Афины выдвигают пересмотр политики жестких сокращений – в пользу курса на стимулирование потребления и экономического роста. В этом отношении греки не одиноки: ориентация на предельную экономию вышла из моды, хотя главной опорой такой политики остается самая влиятельная страна ЕС – Германия. Как пишет европейская пресса, на декабрьском саммите Евросоюза канцлер ФРГ Ангела Меркель фактически оказалась в изоляции по этому вопросу. Предложенный Берлином вариант плана структурных реформ в еврозоне был отложен: лидеры других стран выразили опасения, что накануне выборов в Европарламент он лишь сыграет на руку правым популистам и евроскептикам.

Демонстраций в Греции стало меньше: люди то ли привыкли, то ли почувствовали надежду

Демонстраций в Греции стало меньше: люди то ли привыкли, то ли почувствовали надежду

Впрочем, экономить так или иначе все равно придется, по крайней мере Греции. Так, бюджет ее председательства в ЕС сами Афины называют "спартанским": он составляет 50 миллионов евро, то есть примерно половину суммы, которую тратили на аналогичные цели страны, сопоставимые с Грецией по размеру и экономическому весу. Как шутливо заметил замминистра иностранных дел Греции Димитрис Куркулас, на мероприятиях, организуемых новой страной-председателем ЕС, "вместо шампанского будем пить воду, как в Спарте". Тем не менее своей нынешней функции греческие политики уделяют большое внимание: председательство в Евросоюзе, по их мнению, способно улучшить как имидж Греции в Европе, так и образ ЕС в глазах измученных кризисом греков.

Так ли это, станет ясно в конце мая, когда граждане Греции вместе с другими жителями Евросоюза пойдут избирать депутатов Европарламента. Пока, по опросам, наибольшей популярностью у избирателей пользуются правоцентристская партия "Новая демократия" премьера Самараса и оппозиционная левая коалиция СИРИЗА во главе с харизматичным политиком Алексисом Ципрасом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG