Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В "Нью-Йорк Таймс" от 13 января появилась статья Сары Элизабет Ричардс "Новые границы технологии плодородия". Ее рассуждения строятся вокруг недавнего случая: транссексуал Энди Инкстер, меняя в восемнадцатилетнем возрасте пол с женского на мужской, подвергся удалению грудей, но сохранил женские репродуктивные органы. Теперь он пожелал обзавестись ребенком, то есть сам родить его, не прибегая к современным способам оплодотворения, например in vitro – рождению в пробирке.

Сложность случая в том, что, меняя женский пол на мужской, пациент принимает повышенные дозы тестостерона, и неясно, какое влияние это окажет на возможного в будущем ребенка. Это кажется классическим казусом, но тут уже не единичный случай, а система. В США 700 тысяч транссексуалов. Было проведено исследование об отношении к ним лечебных заведений и частнопрактикующих докторов. Отношение оказалось не совсем политически корректным. 19 процентов от 6450 опрошенных транссексуалов сообщили, что им отказали в медицинской помощи, а 28 процентов жаловались на волокиту. 2 процента сказали, что их оскорбили физическим действием.

Вопрос упирается в гендерную, то есть родовую, половую идентификацию пациентов. Лечение мужчин и женщин во многих случаях требует разных подходов, и врачи затрудняются в выборе соответствующих методик медицинской помощи. Затруднения главным образом связаны с тем же усиленным приемом мужских или женских гормонов при перемене пола.

Но случай Энди Инкстера все же остается уникальным. Впервые в истории человечества может появиться беременный мужчина. Как тут не вспомнить эпатажное стихотворение Давида Бурлюка:

Мне нравится беременный мужчина
Как он хорош у памятника Пушкина
Одетый в серую тужурку
Ковыряя пальцем штукатурку
Не знает мальчик или девочка
Выйдет из злобного семечка?..


Сейчас, кстати сказать, пол будущего ребенка определяется очень просто. Но беременный мужчина – действительно зрелище невиданное. И тут хочется вспомнить недавнюю критику Запада, прозвучавшую с самой высокой российской трибуны. Очень запомнились слова о бесполой и бесплодной толерантности Запада. Как видим, о бесплодности говорить не приходится: рожать становятся способны даже новоявленные мужчины. Но, конечно, понятия пола и размножения претерпевают колоссальные сдвиги. И это связано не с моральным упадком, как соблазнительно думать, а с превращением современной цивилизации в техногенную.

Стало возможным отделить проблему репродукции человека от пола, вообще изменить половые практики. Для рождения человека нынче пол не нужен, секс сделался не бытийно важным элементом, а развлечением, даже поставленным на индустриальную базу. Это не курьез и не упадок, а тенденция человеческого развития.

700 тысяч транссексуалов в США – не пустяк. Человек радикально преодолевает природу. Становятся возможным осуществление самых невероятных утопий, вроде мыслей Циолковского о человеке-растении или государстве атомов. Это сдвиг поистине космического масштаба. К этому процессу нельзя подходить моралистически, он объективен, почти что независим от человеческой воли. Собственно, сама человеческая воля делается агентом космической эволюции. Тут уже трудно сказать, где причина, а где следствие. Здесь нет места моральным оценкам.

Но в России пытаются выносить оценки. И трудно удержаться от мысли, что это всего лишь хорошая мина при плохой игре, вернее в отсутствие всякой игры. Объективно это выражение факта научно-технической отсталости современной России. Страна выпадает из мирового процесса, из человеческой истории. Это куда печальнее превращения женщин в мужчин и наоборот. Впрочем, еще не ясно, произведет ли Энди Инкстер зачатие.

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG