Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Самое неинтересное в данном сюжете – подкинули или нет адвокату Мусаеву пистолет по месту прописки. В конце концов, это рутина, все давно привыкли и к тому, что в квартирах у граждан нередко хранится оружие, и к тому, что ствол могут подбросить. В том числе и адвокату: достаточно вспомнить случай с Михаилом Трепашкиным. Если больше нечего предъявить, а посадить человека надо, то следствие использует весь свой, как бы поточнее сформулировать, боевой арсенал. И когда Мурад Алаудинович высказывает радость по поводу того, что гости не нашли в его доме артиллерийскую установку, он это говорит со знанием дела.

Куда интересней другое. Конфликт конкретного Мусаева с собирательным Бастрыкиным длится уже давно и проявляется по-разному. В записях на страницах виртуального адвокатского "Дневника", где Мусаев ставил легендарного пресс-атташе СК Маркина перед непростым выбором: или он лжец, или профнепригоден. В обстоятельных дискуссиях с силовиками, которых защитник скопом называл "подлецами". Сами же дискуссии разгорались в ходе процессов, в которых адвокат защищал и продолжает защищать чеченцев, обвиняемых в убийстве таких разных людей, как Анна Политковская и Юрий Буданов. Точнее, "убийца Буданова" уже приговорен, но Мусаев не оставляет попыток вытащить его из тюрьмы.

До сих пор в поединках чеченского адвоката с российской правоохранительной системой независимые эксперты фиксировали боевую ничью. Иначе и быть могло. За каждым из участников конфликта стоял так называемый административный ресурс, и силу его незачем было сравнивать и испытывать. Ибо Кадырова, который покровительствует адвокату, и собирательного Бастрыкина, который объявил сезон охоты на Мусаева, поддерживает один и тот же Владимир Владимирович Путин. И когда в ноябре прошлого года Рамзан Ахматович призывал земляков не горячиться и не митинговать в защиту Мусаева, поскольку такие вопросы решаются не на митингах, он знал, что говорил. Предполагалось, что адвокат неуязвим, но и с силовиками ничего дурного не случится.

Путин любит всех. Это еще с древних времен называется системой сдержек и противовесов. Тем не менее в квартирах Мурада Мусаева произведены обыски и найден пистолет; кроме того, у адвоката и у его коллеги Дарьи Трениной изъяты ноутбуки и флешки. Оба обвиняются в "подкупе свидетелей" и "вмешательстве в деятельность суда" – по тем самым статьям, которые им инкриминировались еще осенью. Мусаева, по его словам, пасут чекисты, иногда задерживают для проверки документов, но не арестовывают. Такой команды пока не поступало.

И вот здесь – настоящая интрига. Понятно, почему так возбудились "органы". Собрана новая коллегия присяжных, которая продолжит рассматривать дело об убийстве Анны Политковской, а у прокуроров сохранились скверные воспоминания о первом суде, в ходе которого Мусаев одержал победу и добился освобождения своего подзащитного. Агрессивная, предельно жесткая манера, в которой действует адвокат, часто оказывается эффективной, оттого и велик соблазн исключить его из процесса. Непонятно, почему развалилась указанная система и куда подевались сдержки с присущими им противовесами.

Можно предположить, что предновогодние теракты в Волгограде заставили Путина несколько разочароваться в Рамзане как гаранте стабильности на Кавказе, и президент просто не стал вмешиваться, когда узнал, что силовики нагрянули к знаменитому адвокату. Это, конечно, едва ли означает, что дана отмашка Мусаева посадить, чтобы Кадыров призадумался о границах своей власти и про сочинскую Олимпиаду. Скорее, речь идет о превентивной акции: Владимир Владимирович выражает недовольство Рамзаном Ахматовичем, а Бастрыкин пытается закошмарить адвоката. Причем безуспешно, поскольку адвокат славится своим бесстрашием и в свежем посте в фейсбуке снова высказывается "о подлецах" – и со всей решительностью.

Однако имеется и другая версия. После освобождения Михаил Ходорковский не без оснований предположил, что президент не хочет "постоянно благоприятствовать силовикам", оттого и решил, наперекор Сечину и всей его группировке, помиловать МБХ. А если это так, то сдержки с противовесами по-прежнему действуют и эксплуатируются, и вот пришла пора кинуть кость Бастрыкину. Чтобы прокурорские работники не слишком огорчались по поводу Ходорковского. А если это так, то над головой чеченского адвоката и впрямь сгустились правоохранительные тучи, и судьба его может сложиться драматически. Все-таки пистолеты не каждому подбрасывают, если речь действительно идет о провокации против Мусаева, а также против его брата Магомеда, который находился в квартире в момент обыска.

Но это, повторю, самый скучный сюжет во всей истории. Сажают в России, когда сильно захотят, и без этих изысков. И отпускают на волю даже после того, как гарант многократно выскажется про то, что у арестанта, представьте себе, "руки в крови". Все это слова пустые, ничего не значащие. Оттого среди вопросов, возникающих при чтении свежих новостей из жизни Мурада Мусаева, отсутствует самый вроде бы главный: виноват он или нет? В силу явной бессмысленности такого вопроса.

Илья Мильштейн – политический комментатор и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG