Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Потерпевшие - в клетке, подсудимый - на скамейке


Фото А.Турулева, ИА mega-u.ru

Фото А.Турулева, ИА mega-u.ru

В четверг в суде Копейска Челябинской области, спустя месяц после первого заседания, продолжилось рассмотрение по существу уголовного дела Дениса Механова, бывшего начальника Копейской колонии №6, где год назад случился бунт заключенных.
Механову начали зачитывать обвинительное заключение. Ему инкриминируется злоупотребление должностными полномочиями -13 эпизодов и незаконное изготовление оружия – 5 эпизодов. Следствие, опираясь на показания свидетелей и потерпевших, считает, что Механов неоднократно заставлял подчиненных заниматься поборами. Установленная сумма ущерба – свыше 322 тысяч рублей. Потерпевшими по делу проходят более 10 человек, в том числе, осужденные, бывшие заключенные колонии, а также родители осужденных.
Денис Механов в зале суда. Фото О.Труфановой

Денис Механов в зале суда. Фото О.Труфановой

Еще одна статья связана с незаконным изготовлением колюще-режущего оружия, которое Механов организовал на территории колонии силами заключенных. Сабли, ножи и кинжалы бывший начальник ИК хранил в своем кабинете. Но вовсе не кустарное производство оружия, а именно поборы и издевательства со стороны надзирателей привели в ноябре 2012 года к бунту в Копейской колонии. После этих событий более 900 осужденных обратились к прокурору Челябинской области и руководителю Совета по правам человека при президенте России с открытым письмом, в котором, среди прочего, требовали отстранить от должности Дениса Механова, ссылаясь на то, что он препятствует расследованию нарушений и, пользуясь своим служебным положением, давит на свидетелей и потерпевших.
Николай Щур, член ОНК Челябинской области, считает, что дело Механова, в зависимости от того, чем оно завершится, повлияет на расследование других преступлений, связанных с Копейской колонией №6. Именно поэтому оно было выделено в отдельное производство:
- Ему были предъявлены обвинения в смешном объеме: 11 эпизодов по вымогательству денег, хотя таких эпизодов несколько сотен, а то и тысяч – и тому есть подтверждения документальные. Плюс изготовление оружия. Выделили его в отдельное производство для того, чтобы понять, какова же будет реакция властей на предъявление обвинения Механову. То ли его оправдают, или вынесут мягкий приговор. То ли поступят по закону, ведь даже этих 11 эпизодов достаточно, чтобы посадить его на 10 лет. В результате этого решения суда следствие будет действовать дальше: или предъявлять обвинения другим фигурантам, или тормозить это дело.

По мнению Щура, расследование дела Механова специально затягивается, потому что в Москве до сих пор не решили, что же с ним делать:
- Следствие было процессуально ограничено одним годом. Они выдержали ровно этот срок, хотя могли и раньше отправить в прокуратуру или в суд обвинительное заключение. Ждали-ждали, а сигнал все не приходит. Сейчас идет борьба ГУФСИН с Администрацией президента. ГУФСИН пытается всячески отстоять свою точку зрения, что у них в хозяйстве все хорошо. А Администрация президента не знает, что перед Олимпиадой делать. Инициировать громкий процесс – значит, настроить против себя всю систему исполнения наказаний. А ничего не сделать – тоже нельзя, дело имело широкий резонанс.
У журналистки и правозащитницы Оксаны Труфановой, помимо надежды на справедливый приговор, есть и вопросы к позиции прокуратуры на процессе. По ее мнению, с стороны обвинения идет давление на потерпевших и попытка выгородить Механова:
- В качестве иллюстрации могу привести один факт: в деле бывшего заключенного Данила Абакумова, которого обвиняют по заявлению Механова по 306 статье, интересы Механова как потерпевшего защищала сотрудница Копейской прокуратуры, которая в то же время представляет обвинение на процессе против самого Механова. Как такое может быть?? У Механова теперь три адвоката, еще и прокуратура на его стороне, а у потерпевших вообще нет защиты.
Один из основных вопросов, связанных с бунтом в ИК №6, это последствия, которые он повлек за собой для тюрем и колоний Челябинской области. По мнению Оксаны Труфановой, поборы и пытки в тех масштабах, которые были до этого, прекратились, но многое из прошлого, к сожалению, сохранилось:
- По бытовым условиям ничего не изменилось, лучше не стало. Я была вчера в колонии №2, которую возглавляет бывший начальник шестой колонии, это предшественник и учитель Механова по фамилии Каримов. Как член ОНК я вынесла оттуда кучу жалоб. Многие жаловались на отсутствие медицинской помощи. Недавно умер больной диабетом, который впал в инсулиновую кому. С них всех сняли инвалидности, не знаю уж, по какой причине, хотя они все инсулинозависимые. А сегодня на них начала давить и угрожать администрация: зачем вы общались с правозащитниками?! Пытаются они все-таки закручивать снова гайки. Сейчас же сменился начальник УФСИН, вместо Турбанова будет новый руководитель с Сахалина. Мы-то надеемся, что все изменится и станет лучше, а начальники челябинских колоний надеются, что можно будет наконец-то ввести ОМОН и угомонить слишком распоясавшихся после этого бунта зэков.
Николай Щур признает: после копейских событий произошли принципиальные изменения, но нельзя утверждать, что они не носят временный, вынужденный характер. Не исключено, что в случае мягкого или оправдательного приговора Денису Механову поборы и издевательства могут вернуться:
- До копейских событий вымогательства и пытки во всех колониях Челябинской области носили массовый, а в шестой колонии – просто тотальный характер. Избиения, издевательства каждый день. Сейчас этого совершенно точно нет. Если приговор будет обвинительным, и Механов получит реальный срок, произойдет просто слом существующей системы. Многие сотрудники, которые выслужили пенсию, просто уйдут, а те, которым еще служить, очень быстро «переобуются» и будут работать, как положено. Если же приговор будет или очень мягким или тем более оправдательным, репрессии, скорее всего, вернутся.
Потерпевшие. Фото А.Турулев, ИА mega-u.ru

Потерпевшие. Фото А.Турулев, ИА mega-u.ru

Бывший начальник ИК№6, а ныне фигурант уголовного дела Денис Механов, буквально вырос на территории Копейской колонии, где работал его отец. Когда его не стало, бывшие коллеги помогли сыну, и он очень быстро сделал карьеру. И еще одна интересная деталь: потерпевшие на этом процессе сидят в клетке, а обвиняемый - на скамейке в зале.
XS
SM
MD
LG