Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сейчас идут жаркие дискуссии о сборе денег на лечение в США певицы Жанны Фриске. Спорят о том, можно ли было обнародовать страшный диагноз, надо ли было просить у публики деньги, если у жертвы болезни есть жилье в Майами, а зарабатывала она полтора миллиона долларов в год.

Вот это не так уж важно.

Энтузиасты, сотрудничающие с Первым каналом, надеются, что после сбора на операцию поп-звезде у "Русфонда" останутся, как они пишут, "лишние деньги". И пойдут они на спасение неинтересных массам тяжелобольных детей. В этом же уверены и менеджеры Первого. Получается, что сочувствие лично Жанне Фриске лишь приманка, на которую ловят благотворителей. Не очень-то морально, но… "что делать", "людей надо спасать"…

Никто из представителей "прогрессивной общественности", готовых в который раз брать деньги у народа России на благое дело лечения тяжелобольных, не желает говорить вслух, что они годами делают это в первую очередь из-за абсолютно порочной социальной политики путинского государства.
Никто из общественных активистов, просящих у народа деньги на благотворительных телемарафонах, публично не предлагает власти поменять свою политику, не считает нужным потребовать изменить бюджет в пользу здравоохранения. Я этого не слышу и сейчас.

Таковы правила игры.

Не так давно просили не на несчастную Жанну Фриске, а на пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке. Деньги собрали немалые. Организаторы телемарафона получили премию правительства в области журналистики. Между тем средств в казне было вполне достаточно, чтобы каждому, лишившемуся жилья, купить и к зиме поставить новый модульный дом со всем необходимым.
Россия пока что чудовищно богата – и чудовищно расточительна. Только что были обещаны и частично уже выданы ради мифической "интеграции" дикие суммы режимам Виктора Януковича (15 миллиардов долларов из Фонда национального благосостояния) и Александра Лукашенко (5 миллиардов).

По мнению Бориса Немцова, "распилены" многомиллиардные олимпийские ассигнования. Объекты спорта и инфраструктуры построены как минимум за двойные деньги по сравнению с их аналогами в других странах. Предположим, украденного не вернешь. Но нельзя ли поучиться на этом печальном опыте? Зачем вслед за Универсиадой в Казани и Олимпиадой в Сочи хвататься за еще проведение Универсиады в Красноярске? Или нет другого способа улучшить жизнь провинциального города, как учинить там спортивные соревнования или саммит АТЭС с неизбежным масштабным разворовыванием бюджета большой стройки?

Владимир Путин: оружие вместо лекарств

Владимир Путин: оружие вместо лекарств

Перед президентскими выборами 2012 года лояльные Кремлю авторы "Программы 2020" говорили про "бюджетный маневр", предлагали срочно увеличить расходы на образование и здравоохранение. Но после победы на выборах у Владимира Путина оказались иные приоритеты. Президент начал выделять федеральные миллиарды на модернизацию производства военной техники, на полицию и спецслужбы. Свои "майские указы" о срочном повышении зарплат учителям и врачам Путин повелел выполнять регионам, с их нищими бюджетами. Губернаторы и мэры начали сокращать персонал, закрывать школы, больницы и поликлиники, сельские амбулатории и фельдшерские пункты и, наконец, залезли в гигантские долги…

Между тем даже на часть средств, выделяемых ВПК, можно было бы уже сейчас, хоть завтра спасти тысячи обреченных людей, отправив их на операции в клиники Европы или США.

Меньше танков и ракет – больше современных технологий в том же здравоохранении. При грамотном увеличении расходов на медицину за 5-7 лет, росте приема в медицинские вузы, отправке врачей на учебу и стажировки в лучшие клиники мира, при закупках современной техники можно было бы поднять уровень медицины хоть бы до среднеевропейского. Об этом говорят специалисты.

Судя по дискуссиям на недавнем Гайдаровском форуме, политика Путина на самом деле сведется к тому, чтобы обещать модернизацию системы общедоступного здравоохранения, но де-факто в первую очередь будет развиваться платная медицина. Хотя клиник, работающих по системе дополнительного страхования, уже вполне достаточно для среднего класса.

Более того, платная медицина успешно прилепляется к так называемой бесплатной. Кооперативы горбачевской поры выдаивали госпредприятия. Сейчас платная медицина успешно пожирает ту, которую людям оплатили работодатели по ОМС. Простые процедуры в обычных поликлиниках становятся недоступными, в очередях нужно стоять неделями. И в том же здании те же процедуры или консультации беспрепятственно предлагаются за плату как "дополнительные услуги".

Вводимые без учета специфики медицины нормативы "койкооборота" просто убивают "малодоходные" отрасли. В одной из больниц Москвы главврач – "эффективный менеджер" закрыл одно из лучших в столице отделений терапевтического направления, потому что "оно почти не окупается, хирургия выгоднее"... Теперь тем, кого можно было лечить щадящими методами, предлагают дорогостоящие операции.

Вице-премьер правительства Ольга Голодец рассказывала, что медицина в России не уступает США, говорила про уникальные операции. Их в России делают, но именно как уникальные. И даже в Москве в формально ведущих больницах не обеспечены элементарные условия для лечения и выхаживания.

"Сегодня амбулаторные центры, больницы Москвы оснащены на уровне европейских стран - Великобритании, Франции, чуть хуже, чем в Германии", - солгал 21 января 2014 года Сергей Собянин на встрече с Владимиром Путиным.

Вот отрывок из рассказа коллеги, оказавшегося в декабре 2013 года жертвой несчастного случая:

"К лечению и врачам претензий нет, они мне помогли, а вот к условиям содержания в больнице у меня сплошные претензии. XXI век одну из главных больниц страны (имени Склифосовского) в столице вообще не коснулся. Людей, бывает, кладут и в коридор, где мимо постоянно шмыгают взад-вперед другие больные и где очень дует. У прибывшего сразу отбирают одежду и выдают какие-то полосатые пижамы, вроде арестантских роб. Всю одежду и документы запирают в какие-то камеры. По своей воле вы покинуть это славное заведение теперь не можете и заперты в нем, как в тюрьме.

С Жанной Фриске, если ее болезнь в самом деле в США научились лечить за большие деньги, надеюсь, все будет хорошо. Надеюсь, и незвездным деткам денег на лечение останется
Мобильный телефон взять с собой разрешают, но подзарядка возможна только на пункте дежурного, так как электрических розеток в палатах нет. Нет нигде и телевизоров. По слухам, где-то присутствует холодильник. В больнице нет элементарных гигиенических средств: туалетной бумаги, полотенец, общедоступного душа, только жуткие текущие умывальники с одной холодной водой. В определенное время отбой – выключают свет. Никаких там лампочек у кроватей, чтобы вы могли почитать. Кормят больных плохо, маленькими "тюремными" порциями, Кипяток к чаю дают только после ужина вечером. Холодно, отовсюду дует…"

Рассказы о нестоличных больницах выглядят как сцены из фильмов ужасов. Но если по Первому каналу сказать народу всю эту правду о том, почему здравоохранение и после десятилетия нефтяного бума находится в таком чудовищном состоянии, если объяснять, кто должен дать деньги на медицину, разве прозревшие и совсем небогатые люди станут подавать в протянутую к ним с экрана руку? Они зададут опасные вопросы власти.

Вот поэтому "общественность" будет соблюдать негласный договор с теленачальством, эксплуатировать слезы поклонников поп-звезды и, появляясь на экране, о сути дела дальновидно помалкивать.

С Жанной Фриске, если ее болезнь в самом деле в США научились лечить за большие деньги, надеюсь, все будет хорошо. В первый же день акции добросердечные зрители Первого канала собрали 48 миллионов рублей.

Соберут и еще. Надеюсь, и незвездным деткам на лечение останется.

Что тут сказать, добрый народ в России. И очень доверчивый.

Михаил Соколов – политический обозреватель Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG