Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сокровища Кабула


Бактрийское золото из Кабульского музея

Бактрийское золото из Кабульского музея

Из Афганистана так редко приходят хорошие новости, что им нельзя не радоваться. Как сообщила “Нью-Йорк таймс”, Кабульский музей сумел вернуть и восстановить значительную и лучшую часть своего бесценного собрания. Как помнит мир, захватившие власть исламские фанатики пытались разрушить все образы, хранившиеся на этой древней земле. Жертвой их варварства, среди прочего, стали две исполинские бамианские статуи Будд. Добравшись в 2001 году до Кабульского музея, талибы разбили 2500 экспонатов (триста из них удалось восстановить), а всего тогда пропало 70 000 объектов, из которых 857 сумели вернуть в Афганистан благодаря ЮНЕСКО и помогавшим музею чикагским археологам из Восточного института.

Неожиданным следствием учиненного талибами разгрома стала мировая известность афганских сокровищ. Оставшись без дома, они долго кочевали по крупнейшим музеям Запада, собирая толпы зрителей в Париже, Лондоне и Нью-Йорке, где и я застал выставку из Кабула в Музее “Метрополитен”.

Самое потрясающее в этой выставке была, конечно, ее предыстория. Когда Кабульский музей опустел, считалось, что грабеж его сокровищ начался еще во времена сражений с советской армией. На самом деле, благодаря самоотверженности работников музея, многие ценности были замурованы в сейфе в центре Кабула (хранитель ключа Массуди стал нынешним директором музея). Оттуда их извлекли при большом стечении экспертов в 2004 году. С тех пор, пока сам музей еще лежал в руинах, его наиболее знаменитые экспонаты путешествовали по миру. В Нью-Йорке они тоже нашли восторженный прием.

Собрание поделено на четыре части. Одна показывает изделия бронзового века, включая знаменитую чашу с бородатыми быками. Другая – останки эллинистического города, основанного в эру Александра Македонского. Третья демонстрирует находки времен Шелкового пути: римское стекло, индийскую слоновую кость, китайские ткани.

Но главное сокровище собрания – бактрийское золото. Его обнаружил незадолго до начала советско-афганской войны выдающийся археолог Виктор Иванович Сарианиди. “Второй Шлиман”, как Сарианиди называли газеты, раскопал погребение кочевников в поселке Тиля-Депе (что означает “Золотой холм”). В шести нетронутых грабителями могилах первого века (эпоха Христа, о котором здесь, понятно, не слышали) ученый нашел 20 тысяч золотых вещей. Многие – очень ценные. К таким, например, относятся килограммовые женские браслеты. У кочевников не было дома, поэтому они носили банк с собой – и на себе.

Бактрийское золото открывает экзотический гений кочевого народа. Поражает уровень мастерства их ювелиров. Например, складная золотая корона тончайшей выделки. Составленная, как игрушка-лего, из множества отдельных частей, она удобно устроена для перевозки. Другой объект – золотая подушка для головы покойного. Она упоминается в рассказе Геродота о жизни кочевников.

Все эти сокровища, конечно, впечатляют каждого любознательного зрителя. Но целое – больше своих частей. У выставки есть подспудная тема. И, в сущности, это – утопия.

В древности Афганистан был перекрестком Востока с Западом. Тут была осуществлена мечта о сплаве двух культур. Об этом говорят многие экспонаты. Например – сирийская колесница с олимпийским богом под вавилонским зонтиком. Или – застежка для накидки кочевников, выполненная в виде фигурки дельфина. Понятно, что это морское животное никто здесь, в самом центре азиатского континента, не видел. Поэтому дельфин больше похож на осетра, которого сюда еще как-то могли завезти из Персии. Другой трогательный экспонат – скульптурный портрет директора греческого гимнасиума. Как его занесло на восточную окраину западного мира, трудно представить, но и тут он сохранил вид самодовольного педанта, этакий “человек в футляре”, а уж греческий он знал не хуже чеховского героя.

Именно потому, что кабульские сокровища так тесно увязали самые разные этносы, веры и культуры, процветавшие тысячи лет на земле Афганистана, музей несет весть надежды. И еще. Из этой драматической и оптимистической истории можно вывести поучительную мораль. Культура неуничтожима, она способна регенерировать и возвращаться на то место, из которого ее так жестоко выжили. Рукописи, все-таки, не горят.
XS
SM
MD
LG