Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нуждаются ли бизнесмены в защите омбудсмена?


Марьяна Торочешникова: В Москве появился уполномоченный по правам предпринимателей. 13 января Сергей Собянин подписал указ о назначении Михаила Вышегородцева бизнес-омбудсменом Москвы. Кого он будет защищаться, нуждаются ли бизнесмены московские в такой защите, мы попытается выяснить сегодня.

В студии Радио Свобода – бизнес-омбудсмен Михаил Вышегородцев.

На рубеже 80-90-х годов вы, Михаил, из комсомольского актива перешли в плеяду бизнесменов, одно время возглавляли крупную туристическую компанию. В 1997 году были избраны депутатом Московской городской Думы, отработали два созыва. После этого при Юрии Лужкове довольно долго возглавляли департамент, который занимался поддержкой малого бизнесе, свой пост покинули в марте 2011 года. После этого на протяжении полутора лет возглавляли в Торгово-Промышленной палате департамент развития малого предпринимательства и инновационной деятельности. Когда только началось обсуждение необходимости назначения бизнес-омбудсмена в Москве, и Михаил Прохоров, лидер партии "Гражданская плафторма", рекомендовал вас на эту должность, многие…

Михаил Вышегородцев: Сразу поправлю, не Михаил Прохоров рекомендовал. Сергей Семенович Собянин предложил партии "Гражданская платформа" выдвинуть своего кандидаты, члены гражданского комитета обсуждали, мы долго консультировались, и мы приняли решение согласиться с таким предложением. То есть это не было единоличное решение ни Михаила Дмитриевича, ни мое. Сразу могу сказать, что мы были весьма удивлены такому предложению со стороны Сергея Собянина – партии "Гражданская платформа" выдвинуть своего кандидата. Логично было бы предложить "Единой России" эту должность. Сергей Семенович сказал, что именно партия "Гражданская плафторма" в числе своих сторонников имеет наиболее количество людей бизнеса, и это бы одним из аргументов, чтобы согласиться с его предложением. Действительно нашу партию поддерживают предприниматели, это не только крупный бизнес, но и средний, и малый. И мы будем заниматься внепартийной поддержкой, это первое. Потому что в законе четко прописано, что уполномоченный по защите прав предпринимателей не имеет права руководствоваться решением партии при принятии решений в своей работе.

Вся моя деятельность была связана с поддержкой бизнеса. Я пришел из бизнеса, я входил в состав Экспертного совета по поддержке малого бизнеса при мэрии и правительстве Москвы, мы создавали инфраструктуру поддержки малого бизнеса, начиная с 1997 года. Поэтому вопросы малого бизнеса я очень хорошо знаю. Москва всегда была лидером по созданию структур поддержки бизнеса. Здесь всегда были образовательные центры для бизнеса, консультационные центры, неотложная правовая и юридическая помощь, которая оказывалась малому бизнесу, который не может в своем штате держать юристов, бухгалтеров и так далее. За счет бюджета города Москвы мы финансировали обучающие программы, повышение квалификации предпринимателей. При мне была создана бесплатная неотложная правовая помощь, которая работала в городе.

К сожалению, со сменой команды приоритеты поменялись, и сегодня приоритета поддержки малого бизнеса не существует. При этом финансирование программы поддержки малого бизнеса осталось, но то, чем занимались мы, сегодня смещены акценты на другую деятельность. В приоритете сегодня транспортные проблемы, и город надо разгружать, строить дороги, новые трассы, линии метро и так далее, это нормально. Вопросы поддержки бизнеса смещены, и если раньше мы занимались выдачей субсидий, у нас были программы поддержки социального малого бизнеса, инновационного бизнеса, мы больше 2 миллионов в год выдавали субсидий на поддержку их, это деньги, которые поступали предпринимателям, помогая им стартовать и развиваться. На пустом месте в Москве без денег бизнес не создать. Сейчас от субсидий город перешел к созданию долгосрочных механизмов поддержки бизнеса. Фонд содействия кредитованию малого бизнеса был создан мною, при мне, создание технопарков происходило при мне, это долгосрочные программы.

Марьяна Торочешникова: Мы сейчас больше говорим о материальной поддержке бизнеса, но вы, как обмудсмен, должны в первую очередь обращать внимание на защиту прав бизнесменов. Я так понимаю, к вам уже начали поступать какие-то обращения. На что жалуются?

Михаил Вышегородцев: Я сразу могу сказать, что вмешиваться в работе департамента поддержки малого бизнеса я не буду. Это то, за чем я буду, безусловно, следить, и я буду общаться с разным бизнесом, но я буду работать именно с жалобами. Сегодня в большинстве своем это жалобы на имущественно-земельный комплекс. Это увеличившаяся с этого года ставка аренды на московскую недвижимость, на земельные участки, снос нестационарных объектов, имеющих признаки незаконного строительства. Ко мне такие обращения сейчас поступают, и когда начинаешь разбираться, оказывается, что договора аренды, например, он истек год, два, три, пять лет назад, или предприниматель сам прекратил платить аренду земли, потому что посчитал, что она слишком дорогая, нет свидетельства о собственности, нет правоустанавливающих документов на возведение, нет проекта и так далее. Я придерживаюсь принципа: буква закона должна быть соблюдена. И я буду эту позицию отстаивать. Закон должен соблюдаться и бизнесом, и властью. И все спорные вопросы должны решаться через суд. Если предприниматель хочет продолжать работать, а документов на участок, собственность у него нет, почему бы ни объявить конкурс на эту собственность, и вполне допускаю, что этот предприниматель выкупит опять право аренды этого земельного участка. И тогда город получит свои платежи, а предприниматель получил на ограниченное время свой бизнес, но он уже будет понимать, что через пять лет ситуация придет в то же состояние, и ему нужно думать, каким образом инвестировать свои деньги.
XS
SM
MD
LG