Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Александр Генис: Сегодня в гостях “АЧ” - “марсианка” Елена Шатени. С подробностями - Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Международный частный проект Mars One – это план колонизации Марса. Если планам организаторов ничто не помешает, то в 2023 году на Марсе должна высадиться первая группа колонистов, еще через 10 лет население колонии достигнет 20 человек. Астронавты, участвующие в проекте, получат билет в один конец – их возвращение на Землю не предусматривается, и в этом принципиальная новизна проекта. В прошлом году организаторы объявили конкурс на участие в проекте. Они получили более 200 тысяч заявок из 140 стран мира. Из этого числа было отобрано 1058 человек. Одним из этой тысячи стала Елена Шатени.
Елена Шатени родилась в Тбилиси, потом закончила медицинский институт в Москве, вышла замуж, родила детей и работала врачом-терапевтом. Но всегда стремилась выйти за рамки традиционной медицины.

Елена Шатени: Я стала изучать различные методики целительские, ходить по всем возможным целителям и там, кстати, я научилась не бояться странных идей и странных людей и понимать, что то, что мы знаем о мире, - это наши неполные знания, что мир за пределами наших знаний и наших органов чувств гораздо больше, и вот это вот неизведанное всегда меня привлекало. И я всегда была к этому очень открыта. Потому что в принципе мир так и развивается – новые идеи всегда воспринимаются с позиций защиты привычного: мы привыкли, нам уютно, групповое мышление очень сильно нами владеет, и поэтому выйти за пределы группового мышления нам очень сложно.

Владимир Абаринов: В Америке Елена оказалась благодаря второму браку. Здесь ей пришлось снова много учиться. Сейчас у нее лицензия акупунктуриста и частная практика в Санта-Монике, Калифорния.
В нашем разговоре я признался Елене, что когда я впервые прочел в новостях о марсианском проекте, то решил, что это какое-то шарлатанство. Но у Елены отношение к проекту было совершенно другим.

Елена Шатени: Больше года назад, в августе 2012 года, я совершенно неожиданно получила потрясающее предложение – быть свидетелем посадки Curiosity на Марс.

Владимир Абаринов: Curiosity – марсоход третьего поколения. Его мягкая посадка на поверхность Марса состоялась 6 августа 2012 года. Елена наблюдала за посадкой из центра управления полетом в Пасадене.

Елена Шатени: У меня просто дух захватило. Когда я все это увидела, для меня это был просто дар судьбы – смотреть, как люди, которые 10 лет трудились над этой миссией... Вероятность того, что он сядет, не была стопроцентной, и когда я это увидела, меня это настолько потрясло...

Владимир Абаринов: Марс заворожил Елену. Когда она узнала о проекте, у нее не было ни малейших колебаний.

Елена Шатени: Я все время пыталась следить за Марсом, что там происходит, и вдруг ровно через год после того, как я присутствовала на приземлении Curiosity, я натолкнулась на этот частный проект. И у меня просто дух захватило.

Владимир Абаринов: Елена абсолютно уверена в осуществимости проекта.

Елена Шатени: Очень трудно предугадать или просчитать все сразу. По мере того, как этот проект продвигается, возникают проблемы, и соответственно нужно находить их решение, но во всяком случае по своей идее этот проект вполне осуществим.

Елена Шатени

Елена Шатени

Владимир Абаринов: Интересно, что в проекте она участвует как представитель Грузии. Сама же она считает себя представителем трех стран.

Елена Шатени: Я должна была указать, где я родилась, и по месту рождения меня отнесли к этой стране. Так что я иду от Грузии, хотя я там не жила последние 30 лет. Но на самом деле реально я могу представлять три страны – Россию, Грузию и Америку, поскольку в каждой стране я жила одинаковое время. И это один из моих плюсов. Потому что я люблю все культуры одинаково. Это такое освобождение, когда ты выходишь за рамки одной культуры.

Владимир Абаринов: Как же все-таки она решилась на такой крутой поворот в судьбе?

Елена Шатени: Мои дети уже выросли, каждому из них по 20 с хвостиком. Я с ними говорила на эту тему. Они меня поддерживают. Я считаю, что человек должен делать то, к чему у него есть страсть. И, наверно, они будут счастливы, если я буду счастлива. Это звучит немножко тривиально, но это так. Мои пациенты, они нервничают уже потихонечку. Но они говорят, что они меня поддерживают. Кроме того, я их учила слушать себя, свой организм. Конечно, я найду для них замену себе, отдам их в хорошие руки. И кроме того, не забывайте, там будет 24 часа в сутки интернет. То есть они всегда смогут со мной проконсультироваться по интернету. Вот это очень приятная деталь – что у нас там будет очень хороший сателлит и хороший контакт с Землей – ну там, естественно, с отставанием на какие-то минуты. На самом деле для меня эта тренировка уже давно началась. Я много путешествовала, у меня пациенты в разных странах, по всему миру. Я с ними общаюсь через интернет. Это тоже некая модель.

Владимир Абаринов: Как бы тщательно ни готовилась экспедиция, в ней остается очень высокий процент неизвестности.

Елена Шатени: Когда я поеду на Марс... Как будет на Марсе, никто из нас не знает. Я читаю литературу и пытаюсь понять, что там будет. Конечно, мы будем жить все время в помещении. Там одна треть земной гравитации, поэтому даже если технически будет возможен полет назад, мы не сможем вернуться на Землю, поскольку мы пройдем цепь физиологических изменений, которые уже не позволят нам быть жизнеспособными на Земле. Поэтому я очень беспокоюсь, как бы они не взяли туда молодых в первую очередь. В первую очередь нужно брать людей, которые уже прожили достаточно, поскольку там очень большая степень риска и, кроме того, все эти физиологические изменения, которые мы пройдем, они до конца никому не известны. И мне как врачу и целителю будет очень интересно наблюдать себя и членов нашей группы, как мы меняемся. И мне кажется, что у меня как раз есть тот самый опыт и западной, и восточной медицины, и любых целительских практик, которые дадут мне возможность позаботиться о себе и других членах группы, приложить весь свой опыт, который я набирала много лет.

Владимир Абаринов: Вы говорите о детях, о своих пациентах, как бы они не остались без присмотра. Но ведь и вы сами лишаетесь очень много. А вдруг не получится подружиться с другими членами экспедиции? Уйти будет некуда.

Елена Шатени: Понимаете, в чем дело. Есть у человека страсть, мечта. И вдруг появляется проект, который очень подходит к этому. Для меня это очень важно. И не забывайте, что мы пройдем очень длительный тренинг в группе. Это будет восемь лет, что ли. Мы будем жить в отдаленных местах, в изоляции, это будет длительный подбор по всем параметрам.

Владимир Абаринов: И все же у меня кружится голова при мысли о том, что это полет безвозвратный. Ведь вам навсегда придется проститься с тем, что называется «земными радостями», которые так доступны нам здесь.

Елена Шатени: Да... У нас 89 градусов по Фаренгейту зимой. Это сколько, 30 по Цельсию? Что-то вроде этого. И все цветет в округе. И птички поют, и океан рядом, и каньоны, и я в них лазаю, и на велосипеде катаюсь, все замечательно. А как насчет того, чтобы увидеть Демос и Фобос – две луны, которые на Марсе? А как насчет природы на Марсе? Там ничего не растет, там пыль, там высокая радиация, там тоненькая атмосфера. Но сама возможность испытать это все, увидеть космос и жить в этом новом мире, быть частью этого проекта – это совершенно потрясающая вещь.

Владимир Абаринов: Впереди еще много лет подготовки. Вы не передумаете?

Елена Шатени: Если я получу отказ, я, конечно, расстроюсь, но я все равно буду довольна, что я прошла через все это и буду продолжать поддерживать этот проект как могу.
По правилам, насколько я знаю, вы как член уже подобранной команды имеете право отказаться в любой момент. Команда состоит из четырех человек. Но если один человек отказывается, то вся команда выбывает из программы. Если только она не найдет замены, которая подходит по всем параметрам.

Владимир Абаринов: Не факт, что Елена окажется в финальной группе, но она благодарна организаторам уже за одну только возможность.

Елена Шатени: Я ничего не могу себе гарантировать в этой истории кроме того, что я делаю то, что хочу, здесь и сейчас.

Владимир Абаринов: В одном Елена уверена: скучать на Марсе ей не придется.

Елена Шатени: У меня масса всяких проектов в голове, что я могла бы делать там, на Марсе. Боже мой, о какой скуке может идти речь!

Владимир Абаринов: Это была Елена Шатени – врач из Калифорнии, отобранная для безвозвратного полета на Марс.
XS
SM
MD
LG