Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политик Тарас Стецькив – о строгом Майдане


Активисты уличного протеста в Киеве без энтузиазма восприняли заявление об отставке премьер-министра Украины Николая Азарова. Украинский Майдан до конца не доверяет представляющим интересы оппозиции в Верховной раде политикам и настаивает на полном выполнении выдвинутых движением протеста требований. Собеседник Радио Свобода – бывший депутат украинского парламента, один из лидеров движения "Народная самооборона" и член Центрального совета Майдана Тарас Стецькив.

– Отставка Азарова и отмена Верховной радой принятых 16 января законов – еще не переломный момент, это лишь начало выполнения требований Майдана. Ситуация не переломилась, главными требованиями Майдана является возвращение в действие конституции 2004 года, то есть смена системы власти в стране. Майдан настаивает на досрочных выборах президента. Власть под давлением Майдана и в результате сложных компромиссов все-таки поддалась, но этого недостаточно.

– Когда вы говорите о компромиссах, что именно имеете в виду?

Вожди оппозиции, к большому сожалению, плетутся в хвосте революции, а не возглавляют и не направляют ее
– Президент Янукович не собирался выполнять ни одного требования Майдана, он колебался между тем, чтобы подождать, пока уличный протест выдохнется, и тем, чтобы демонстрантов разогнать. Только радикализация протеста, расширение его территории, захват зданий областных администраций вынудили власть понять, что протест не будет останавливаться, что нужно идти на какие-то компромиссы. И тогда Янукович согласился на диалог с лидерами оппозиции. Представителю оппозиции Арсению Яценюку предложили даже возглавить правительство. Я думаю, что оппозиция правильно сделала, что отвергла это предложение. При бездействующей системе власти взять правительство из рук Януковича – означает через месяц получить указ об увольнении такого премьер-министра. После того как Янукович увидел, что он не контролирует даже часть фракции Партии регионов в парламенте, возникла реальная угроза формирования ситуативного большинства вне сферы влияния президента. И только тогда было достигнуто соглашение о том, что пакет законов будет отменен.

В какой степени оппозиционные депутаты в Верховной раде представляют Майдан? Майдан значительно радикальнее лидеров парламентской оппозиции?

– Однозначно Майдан и радикальнее, и выше. Этот Майдан – я это могу утверждать как один из командиров Майдана 2004 года – гораздо более радикален. Вожди оппозиции, к большому сожалению, плетутся в хвосте революции, а не возглавляют и не направляют ее. Майдан зачастую быстрее, глубже осознает ситуацию, зачастую адекватнее принимает решения.

– Означает ли это, что Майдан выдвинет своих лидеров?

– Сейчас нет, но если парламентская оппозиция будет идти против настроений Майдана, если будет плестись в хвосте, то не исключено, что эти лидеры оппозиции будут отодвинуты в сторону, и появятся новые фигуры, которые поведут движение протеста вперед.

– Движение захвата областных администраций, часть действий активистов гражданского процесса в самом Киеве – незаконные действия по меркам любой демократической страны. Как вы оправдываете их?


– Мы оправдываем их тем, что власть первой начала террор против собственного народа. Власть начала убивать демонстрантов. У нас исчезают люди по ночам, у нас милиция в прямом сговоре с уличными бандитами нападает на митингующих и избивает их. Мы до сих пор точно не знаем, сколько у нас погибло людей. И это есть та грань, которую власть переступила, и это дало народу право на восстание. Это дало народу на основе статьи 5-й конституции Украины взять власть в свои руки, брать под контроль городские и областные администрации.

– Майдан как-то контролирует самую радикальную часть своих сторонников? Мне встречалась, например, информация о возрождении Украинской повстанческой армии, активисты которой допускают, скажем, убийства милиционеров в качестве актов возмездия. Это правда?

То, чего не сделает политическая оппозиция, сделает сам Майдан
– Это неправда, никто не призывает, даже самые радикальные активисты, к убийству милиционеров, нигде таких призывов не было. Но я должен признать, что некоторые радикальные группировки руководство Майдана не контролирует или контролирует не в должной степени. Как во всяком революционном движении, мы иногда сталкиваемся с несогласованными действиями. Например, штурм зданий некоторых министерств происходил вопреки мнению Центрального штаба Майдана. Некоторые действия в регионах производятся отдельными отрядами самообороны на свой страх и риск. Если бы у Майдана был лидер – на чем настаивают многие участники протеста, в том числе и я, – если бы этот лидер сформировал исполнительный революционный комитет, тогда вертикаль протеста управлялась бы намного эффективнее. К сожалению, сейчас этого нет, протестом руководит "тройка", "тройка" очень часто не успевает не только за радикальной частью Майдана, а вообще за событиями. Но я думаю, что мы очень быстро это исправим.

– А почему Майдан не выдвинул до сих пор одного лидера, как вы считаете?

– Наверное, этот лидер еще не дозрел, но главная причина – персональные амбиции трех лидеров оппозиции. Но то, чего не сделает политическая оппозиция, сделает сам Майдан.

– Вы верите в политическое разруливание ситуации в стране или считаете, что конец режиму Януковича положит только беспощадная революция?

– Я считаю, что еще есть, хотя и небольшой, шанс на мирное политическое урегулирование ситуации в Украине. И я бы очень этого сам хотел. Это зависит в первую очередь от власти, а именно – от согласия Януковича на досрочные президентские выборы.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG