Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Когда говорят пушки, музы молчат? Нет, это не так. Просто музы начинают говорить другим голосом: чаще всего хриплым, надрывным, патетичным. Лично у меня в запасе такого голоса нет. Такое уж у меня горло.

Зато, чтобы разобраться в драматических событиях, я ищу исторические аналогии, роюсь в словарях и энциклопедиях. Это самое выражение – про муз и пушки – перевод с латыни, причем перевод осовремененный: не было у римлян пушек. А вот оружие было. И первоначально афоризм звучал приблизительно так: "Когда гремит оружие, законы молчат".

Чтобы разобраться в драматических событиях, я ищу исторические аналогии, роюсь в словарях и энциклопедиях
У этого афоризма есть автор: Марк Туллий Цицерон, оратор, политик, философ и, говоря на нашем языке, адвокат. Фразу, ставшую крылатой, Цицерон сформулировал в своей речи в защиту Тита Анния Милона, древнеримского политика авантюрного склада. Добиться своему подзащитному оправдания Цицерону не удалось, как полагают некоторые историки, по той причине, что форум был оцеплен войсками. В итоге Милону пришлось удалиться в изгнание. Но не о нем сейчас речь.

Я возвращаюсь к логике Цицерона: "Итак, судьи, существует вот какой неписаный, но естественный закон, который мы не заучили, не получили по наследству, не вычитали, но взяли у самой природы, из нее почерпнули, из нее извлекли; он не приобретен, а прирожден; мы не обучены ему, а им проникнуты: если нашей жизни угрожают какие-либо козни, насилие, оружие разбойников или недругов, то всякий способ самозащиты оправдан. Ибо молчат законы среди лязга оружия и не велят себя ждать, если тому, кто захочет ожидать их помощи, придется пострадать от беззакония раньше, чем покарать по закону".

Вот какие слова нашептала мне украинская муза.

Игорь Померанцев – обозреватель Радио Свобода, поэт, автор и ведущий пятничного выпуска программы "Поверх барьеров"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG