Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Намерение автономной территории на юге Молдавии вновь определить свою "геополитическую ориентацию" вызвало недовольство Кишинева

В воскресенье в Гагаузии (это автономное территориальное образование на юге Молдавии) должен состояться референдум "о геополитической ориентации региона", а также о праве на самоопределение в том случае, если Республика Молдова утратит свой суверенитет. Молдавские власти утверждают, что референдум не будет иметь ни правовой силы, ни правовых последствий, поскольку противоречит республиканскому законодательству, однако власти Гагаузии настаивают на своем демократическом праве самоопределения.

Население Гагаузии составляет около 150 тысяч человек, в основном это потомки переселившихся в начале XIX века в Бессарабию турок и болгар – с балканских территорий, в ту пору принадлежавших Османской империи. Гагаузы сохранили тюркский язык, самобытные обычаи, но исповедуют православие и стойко ориентируются на Россию. Сталинские границы СССР включили гагаузские территории в состав советской Молдавии. В пору перестройки, сопровождавшейся расцветом национальных движений, Гагаузия Карта расселения гагаузов в Молдавии

Карта расселения гагаузов в Молдавии

пыталась провозгласить независимость и даже войти в состав СССР на правах союзной республики. Непростой мирный компромисс с властями в Кишиневе Комрат (административный центр гагаузской автономии) отыскал в 1994 году: меньше, чем полная самостоятельность, но больше, чем стандартная региональная автономия. Гагаузия обратилась к консультативному референдуму прежде всего потому, что власти Молдавии, как считают в Комрате, не уделяют достаточного внимания социальным проблемам этой области. В Комрате, очевидно, чувствуют угрозу своей небольшой государственности – здесь с опаской относятся к стремлению Республики Молдовы к европейской интеграции. Эта интеграция, считает гагаузское руководство, чревата присоединением Молдавии к Румынии – стране, где ныне не практикуется национальная автономизация.

Решение о проведении голосования Народное собрание Гагаузии приняло 27 ноября 2013 года, как раз накануне саммита "Восточного партнерства" в Вильнюсе, на котором молдавские власти парафировали соглашение об ассоциации с ЕС. В Кишиневе гагаузский референдум восприняли как демарш против европейской интеграции. Гражданам предлагают ответить на следующие вопросы (они отпечатаны на отдельных бюллетенях): "Одобряете ли вы курс на вступление в Европейский союз?", "Одобряете ли вы курс на вступление в Таможенный союз?" и "Согласны ли вы принять проект закона "Об отложенном статусе народа Гагаузии на внешнее самоопределение" в случае, если Республика Молдова утратит статус независимого государства?"

Постановление о проведении референдума было приостановлено судом в Кишиневе. В ответ власти Гагаузии приняли закон об учреждении собственного Конституционного суда, с тем, чтобы юридически оформить неподчинение молдавской судебной системе, если ее решения будут противоречить "укреплению местной автономии и самостоятельности". Генеральная прокуратура Кишинева возбудила уголовные дела по факту подготовки "незаконного референдума".

Кишиневский политический аналитик Роман Михаеш усматривает связь между сторонниками референдума и "приднестровскими сепаратистами", которые также выступают против европейской интеграции Молдавии:

– Некоторые лидеры Гагаузии играют на руку Тирасполю. Возможно, здесь замешан господин Рогозин, вице-премьер российского правительства, как и другие российские силы. У башкана Гагаузии Михаила Формузала были встречи и с Дмитрием Рогозиным, и с главой Приднестровья Евгением Шевчуком. Рогозин открытым текстом сказал: если Молдова будет двигаться в направлении Европейского союза, то возникнут проблемы и в Приднестровье, и в других регионах республики. И вот мы видим последствия. Это попытка, как и в случае с Украиной, сорвать подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Инициатива лидеров Комрата идет вразрез с интересами гагаузского народа. Вместо того, чтобы налаживать отношения с Кишиневом, добиваться повышения прав региона и совершенствовать Закон об автономии, они занимаются геополитикой, пытаясь играть против Молдовы.

Другой политический аналитик из Кишинева, Анатол Цэрану полагает, что одним из факторов, побудивших Народное собрание Гагаузии на проведение референдума, является недостаточное внимание молдавских властей к региону:

– Кишинев не работает с этой автономией, развитие событий там пущено на самотек. В результате Гагаузская автономия – словно инородное тело в молдавском государстве. В Гагаузии, например, не функционирует государственный язык, там доминирует русский. Гагаузия практически не является национальной автономией, какой она должна быть по законодательству. Гагаузы выступают не за сохранение своей национальной самобытности, а с позиций геополитических интересов Москвы. Тогда в чем смысл этой автономии? Совершенно очевидно, что Гагаузия испытывает влияние извне; речь идет, нечего скрывать, о влиянии из Москвы, которая стремится повернуть Молдову в сторону Евразийского союза.

Руководитель гагаузской автономии – башкан Гагауз Ери Михаил Формузал – не скрывает обеспокоенности будущим своей территории:

– Мы не откажемся от проведения референдума. Центральная избирательная комиссия работает в плановом режиме. Почему именно сейчас возникла необходимость провести голосование? Сложились воедино несколько факторов. Первый фактор – в последнее время мы слышим агрессивные заявления из Румынии. Второй фактор – на пути европейской интеграции Молдовы принято немало законодательных актов, которые вообще не учитывают существование гагаузской автономии. Третий фактор – все годы реформ, все время существования независимой Молдовы жизнь людей у нас не улучшалась, а ухудшалась. Вот с чем мы сталкиваемся: миграция населения, выезд населения за пределы страны, проблемы со сбытом продукции.

– Правда, что референдум проводится на частные российские деньги?

– Это не соответствует действительности. Средства выделяет житель Республики Молдова, который работает в Российской Федерации, Юрий Якубов. Он работал не только в России, но и в Румынии тоже, он известный состоявшийся бизнесмен. Должен сказать, что в России очень много молдаван поднялись на большие высоты; есть молдаване, у которых состояние оценивается более чем в 400 миллионов долларов.

– Возникает впечатление, что гагаузская автономия пытается предложить себя в партнеры то ли Европейскому союзу, то ли Москве. Вот вы примете решение о том, что Гагаузия готова присоединиться к Таможенному союзу, – думаете, вас позовут туда?

– Мы не проводим референдума о вступлении в Таможенный союз, мы проводим консультационный референдум и спрашиваем у населения: чего вы хотите? Вы хотите в Европейский союз? Вот вам бюллетень, пожалуйста, голосуйте за Европу. Вы хотите интегрироваться в таможенное пространство? Вот вам бюллетень, пожалуйста. У нас свобода волеизъявления. Жители Гагаузии никому себя не навязывают и никуда не напрашиваются. Жители Гагаузии видят себя равноправными партнерами, готовы сотрудничать, работать и на укрепление молдавской государственности, и на установление диалога с соседями, и на интеграцию в международное таможенное пространство.

– Недавний всплеск противоречий в отношениях между Комратом и Кишиневом был вызван лингвистическим вопросом, связанным с уровнем владения гагаузами государственным языком Республики Молдова. В Комрате даже самостоятельно напечатали аттестаты выпускников средних школ – без указания результатов экзаменов по румынскому (молдавскому) языку.

– Мы самостоятельно реализуем программу изучения государственного языка, отправляем педагогов на лингвистическую практику, проводим на своей территории курсы повышения квалификации педагогов. Что касается переписки с центральными органами власти в Кишиневе, то мы добились, что она осуществляется на двух языках. Гагаузские дети изучают в школах государственный язык. По нашим прогнозам, пройдет где-то 15, максимум 20 лет, и языковая среда будет нормализована.

– Михаил Макарович, вы свободно говорите по-молдавски или по-румынски?

– Нет, я свободно не говорю. Я говорю и общаюсь с людьми, но литературного чистого языка нет у меня.

– А гагаузский язык находится под угрозой?

– По крайней мере, гагаузский язык не исчезает, мы родной язык не забываем. У нас есть лингвистический научный центр, осуществляется программа углубленного изучения гагаузского (как и государственного) языка, разрабатываются методики преподавания. У нас очень много телевизионных и радиопередач на гагаузском языке, у нас политики выступают на гагаузском языке, проводятся конференции и семинары на гагаузском языке. Конечно, сложности есть, они связаны прежде всего с финансированием. Мы – носители уникального языка, мы малый народ, который говорит на языке тюркской группы, но при этом является православным. Очень интересная модель. Было бы неплохо, чтобы мы получили и международную грантовую поддержку на развитие гагаузского языка.

– Вы чувствуете угрозу гагаузской государственности? И если да, то растет ли ваше беспокойство по этому поводу в последнее время?

В 2009 году в Комрате прошел Второй всемирный конгресс гагаузов

В 2009 году в Комрате прошел Второй всемирный конгресс гагаузов

– Угрозы есть, мы ощущаем их каждый день. В Молдове есть радикалы, которые чувствуют себя достаточно вольготно, они проводят марши за объединение с Румынией, за ликвидацию молдавской государственности, под охраной полиции – их опекают, их поощряют власти. Многое зависит от того, как будет развиваться политическая ситуация, насколько прозрачно, насколько открыто вскоре пройдут выборы в Молдове, как будет сформирована правительственная коалиция. Но если сохранится курс, который проводит сегодня Демократическая партия Молдовы, то ничего хорошего ждать не приходится.

– С какими из молдавских политических партий Молдовы вы наиболее плодотворно сотрудничаете?

– Я, как башкан Гагаузии, должен сотрудничать и работать с тесной связке с правительством Республики Молдова, что я и делаю. Я пытаюсь найти точки соприкосновения, работать, реализовывать проекты...

– Но вы же еще и глава Партии регионов Молдовы...

– Верно, я – глава Партии регионов Молдовы. Только две партии я исключаю из сотрудничества – это Либеральная партия господина Михая Гимпу и Демократическая партия господина Мариана Лупу. Это раковая опухоль Молдовы, от таких партий надо избавляться. Это мое мнение: они разрушают молдавскую государственность. Те методы, которые они применяют в партийной работе, те цели, которые они преследуют, никак не отвечают современным стандартам демократии в Европе.

– Вы опасаетесь, что Молдавия присоединится к Румынии или войдет в Европейский союз на таких условиях, что гагаузская государственность (или автономия Гагаузии) будет поставлена под угрозу или вообще уничтожена?

– Это опасения жителей Гагаузии. Есть примеры: венгры имели автономию в Румынии, а потом эта автономия была ликвидирована (Венгерская автономная область была образована в социалистической Румынии в 1952 году и упразднена в 1968 году. – РС). Мы изучаем историю, мы помним о событиях 1918 года (С 1918 по 1940 год и с 1941 по 1944 год историческая область Бессарабия, включая гагаузские территории, входила в состав Румынии. – РС). У гагаузского народа есть много грамотных, эрудированных и хорошо подготовленных аналитиков, людей, которые анализируют все политические процессы.

– Но все это не имеет отношения к политике ЕС. Почему вам кажется, что парафирование Молдавией соглашения об ассоциированном членстве в Евросоюзе представляет для вас угрозу?

– Мы сейчас только получили текст парафированного договора. Наши специалисты изучают, какие риски и угрозы создает вероятное подписание этого соглашения. Как только изучение завершится, мы выскажем свое мнение.

– Есть политологическая теория, согласно которой Гагаузия используется Москвой для ослабления Молдавии, так же как Кремлем используется, скажем, юго-осетинский или абхазский факторы в отношениях с Грузией. Насколько, на ваш взгляд, верны такие теории?

– Мы не интересны Москве, чтобы вы знали. У нас нет полезных ископаемых, мы не занимаем ключевого географического положения. Нет таких факторов, которые могут привлекать Российскую Федерацию. Насколько я понимаю, для России сегодня достаточно одного Приднестровья. Эта теория не имеет никакой почвы под собой – что кто-то подзуживает гагаузов. Никто гагаузов не подзуживает, гагаузы жили здесь двести лет, вместе с братским молдавским народом, и еще тысячу лет проживут. А что касается румынской экспансии, заявлений националистов, которые все активнее наседают и насаживают свою идеологию в Молдове – вот это приводит к радикализации гагаузского общества. Заявляют, например, "мы готовы принять на своей территории румынские войска", "проект объединения с Румынией – это главный проект Молдовы". Конечно, это вызывает напряжение в гагаузском обществе.
Никто гагаузов не подзуживает, гагаузы жили здесь двести лет, вместе с братским молдавским народом, и еще тысячу лет проживут

– Но речь не идет, надеемся, о создании отрядов самообороны или чего-то в этом роде?

– Мы примем все меры к тому, чтобы и после референдума политическая стабильность на нашей территории была обеспечена. Есть такие силы, прежде всего в Румынии, которые стремятся представить жителей Гагаузии какими-то сепаратистами, экстремистами, и мы за это переживаем. Но мы хотим, чтобы у нас была политическая стабильность. После референдума мы доведем точку зрения нашего народа до руководства страны и постараемся эту политическую стабильность обеспечивать и впредь.

В вашем распоряжении – только политические рычаги управления стабильностью в своей автономии?

– У нас есть своя специфика. К примеру, начальник Управления внутренних дел одновременно занимает пост министра внутренних дел Гагаузии, он назначается по предложению башкана и после согласования с парламентом автономии. Полиция имеет двойное подчинение: и главе Гагаузии, Народному собранию Гагаузии – и одновременно, в тесном взаимодействии, МВД Молдовы. И это правильно, так должно быть в любом государстве. Что касается полицейских кадров, то в основном они местные, – рассказал Радио Свобода глава Гагаузии Михаил Формузал.

В Кишиневе проведение референдума в Гагаузии многим кажется бессмысленным: "Будут просто-напросто потрачены деньги на референдум, за правильным проведением которого никто не будет наблюдать и который никто не признает", – считает политолог Роман Михаеш. Премьер-министр Молдавии Юрие Лянкэ, побывавший в Комрате на минувшей неделе, предложил руководству Гагаузии не усугублять ситуацию, проводя незаконный – как считают в Кишиневе – референдум, а высказать свои предпочтения на парламентских выборах, намеченных на ноябрь этого года.

Но Гагаузия не ждет.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG