Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Прокуратура запросила от 5 до 6 лет колонии для моих товарищей – узников "Болотного дела", попавших в первую судебную волну. Прокуратуру в этом деле представляли две энергичные молодые женщины – Ольга Стрекалова и Наталья Костюк и редко приходивший на заседания, уже довольно немолодой флегматичный мужчина по фамилии Смирнов.

Замечательные слова сказал после выступления стороны обвинения Леша Полихович: "Хотелось бы добавить конкретно по речи прокуроров в прениях. Наглость и ложь прокуроров Стрекаловой и Костюк меня поразили. Прокурор Смирнов молчал, но он тоже в этом соучаствовал".

Невольно задаешься вопросом, почему сторона обвинения запросила такие большие сроки? Ведь эти люди видели, что подсудимые не виновны, а "доказательства" вины лживы и построены на подтасовках фактов. У Стрекаловой и Костюк есть же человеческие эмоции – они смеются, играют "в телефоне", даже краснеют иногда. Но, как видно из их поведения, они безразличны к судьбе посторонних им людей. К тому, что эти умные и эрудированные ребята, искренне борющиеся за будущее страны, уже долго сидят в тюрьме и, благодаря позиции прокуратуры, могут отправиться отбывать срок на зоне. В бесчеловечных условиях современного российского ГУЛага, где не редкость работа по 16 часов в день без выходных, где очень легко потерять и здоровье, и годы жизни.

Этих бюрократов не волнует трагедия обычных людей, мы для них вроде насекомых. Братья Стругацкие в романе "Обитаемый остров" иллюстрировали весь ужас власти силовой бюрократии через монолог одного из политзаключенных: "Это производит на подследственного огромное впечатление. Ужасно, когда тебя пытает не враг, а чиновник. Вот посмотрите на мою левую руку. Мне ее отпилили в доброй довоенной охранке, в три приема, и каждый акт сопровождался обширной перепиской... Палачи выполняли тяжелую, неблагодарную работу, им было скучно, они пилили мою руку и ругали нищенские оклады. И мне было страшно".

Власть в современном российском государстве опирается на класс бюрократии, который она тщательно взращивала именно для этих целей. Бюрократы стремятся к карьерному росту и деньгам. За это они готовы сделать все, что от них потребуется, пренебрегая законом и человеческими судьбами, которые им вверены по должности. Судя по происходящему, не будет большим сюрпризом, если скоро за требование неукоснительно соблюдать закон станут возбуждать уголовное дело по обвинению в подрыве государственного строя. Власть пытается заигрывать со всеми слоями общества, но на самом деле в выигрыше оказывается только номенклатура, отдельных членов которой (причем далеко не "главного калибра") очень редко приносят в качестве сакральных жертв.

Как можно повлиять на исход "Болотного дела"? Во-первых, нужно более массово приходить в суд. Несколько десятков человек, которые обычно приходят на судебные заседания, – это очень немного. Нужна более массовая поддержка узников. Надо, чтобы туда приходили сотни, даже тысячи человек. Необязательно даже быть в зале, можно и в коридоре, где идет трансляция судебных заседаний. Я уверен, если каждый честный и неравнодушный человек в Москве отпросится с работы, хотя бы раз в месяц или в два, чтобы прийти в суд по "Болотному делу", показатель в несколько сотен человек в день каждого судебного заседания не будет чем-то недостижимым.

Вот с акциями солидарности дело обстоит несколько лучше. Несколько тысяч человек, вышедших на согласованную акцию раз в квартал, вполне смогут, хоть немного, но повлиять на власть, чтобы она не слишком закручивала гайки в отношении "болотных узников". Я думаю, что нескольких фигурантов "Болотного дела" амнистированы в значительной степени в связи с массовой поддержкой "болотников" на уличных акциях поддержки. А для того, чтобы ребята не чувствовали себя в заключении одиноко и не испытывали сложности с бытом и питанием, необходимо писать им письма и пересылать деньги правозащитным организациям, занимающимся их поддержкой (Комитет 6 мая и "РосУзник").

Солидарность в сегодняшних условиях очень важна и для тех, кто попал в трудную ситуацию, и для всех остальных, потому что каждый недовольный властью и не желающий молчать должен понимать, что и он может подвергнуться незаконным репрессиям, и тогда он будет не одинок, его тоже поддержат.

Николай Кавказский – член правления комитета "За гражданские права", член партии "Яблоко", активист Левого социалистического действия. Бывший обвиняемый по "Болотному делу", амнистирован в декабре 2013 года
XS
SM
MD
LG