Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В конце прошлой недели стало известно, что Елена Климова из Нижнего Тагила Свердловской области может стать второй – из числа российских журналистов - жертвой закона о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений. Первым, как известно, был главный редактор хабаровской газеты "Молодой дальневосточник" Александр Сутурин, которого приговорили к 50-тысячному штрафу за статью об уволенном из школы учителе-гее Александре Ермошкине. Суторин собирается обжаловать приговор, а Климовой его только предстоит услышать. Справедливости ради надо сказать, что Елена фигурирует в протоколе об административном правонарушении не как автор публикации в СМИ, а как создатель группы «Дети 404» вконтакте. Заявление с требованием привлечь девушку к ответственности подал депутат Санкт-Петербургского законодательного собрания Виталий Милонов.
Всего пару недель назад Елену уже вызывали в полицию, где в беседе со следователем, казалось, были расставлены все точки над i – ни о каком возбуждении дела речи тогда не шло. Однако 31 января девушку снова пригласили на разговор, и поставили в известность, что суд все-таки будет. Подробности Елена рассказала в интервью Радио Свобода.
Е.Климова

Е.Климова

- Лена, когда и зачем вы создали эту группу, которая теперь может вам обойтись в круглую сумму?
- В марте 2013 года я, будучи журналистом Росбалта, написала материал, посвященный закону о гей-пропаганде, который тогда только собиралась принять Госдума. И получила отклик – письмо от 15-летней девушки-лесбиянки. У нее были проблемы в семье и школе, она даже задумывалась о самоубийстве, но после той статьи передумала. Поблагодарила меня, мы с ней созвонились, я записала ее историю. И после этого стала искать информацию о ЛГБТ-подростках в интернете, но почти ничего не нашла. Вот тогда и решила заняться этой темой.
- Вы не опасались, что подпадете под закон, который готовилась принять Госдума?
- Нет. Было странно, что депутаты говорят о защите детей, но совсем не думают о такой категории, как ЛГБТ-подростки. Этот закон не только никак не защищает их, а напротив - говорит, что они люди второго сорта. Через одну из ЛГБТ-групп вконтакте я бросила клич: попросила подростков ответить на своего рода анкету. За семь дней мне написали 115 человек из России, было также несколько откликов из Украины и Белоруссии. Получилась небольшая статистика, на основе которой я написала еще несколько материалов для Росбалта – в частности, о проблеме камин-аута: с какими трудностями сталкиваются подростки, открывшие свою ориентацию родным и друзьям, их мысли о будущем, собираются ли уехать из России, верят ли в существование гей-пропаганды, что думают о депутатах Госдумы, которые собираются принять закон? Одна из участниц опроса предложила создать закрытую группу для общения, другая прислала фотку плюшевого медведя, который держал в руках записку «Дети 404, я вас люблю». Так возникла идея о фотоакции – чтобы подростки присылали свои фотографии с закрытыми лицами и небольшой рассказ о себе. Тогда мне еще и в голову не приходило, что это выльется в какой-то массовый долгосрочный проект.
- А кому предназначались эти рассказы?
- Изначально предполагалось, что письма будут читать взрослые, узнавая таким образом о существовании ЛГБТ-подростков, их жизни и убеждаясь, что никакой пропаганды не существует. Потому что практически все авторы рассказывают о самостоятельном осознали своей ориентацию - разными путями, в разном возрасте, но без внешнего влияния, газет, журналов, Интернета, друзей. Никто из них не верит в гей-пропаганду. Позже, когда появилась группа вконтакте, идея немного трансформировалась. Теперь она существует, чтобы можно было прийти, поделиться своими проблемами, дать совет, оказать моральную поддержку тем, кому она нужна. Кто хочет рассказать о своих трудностях, пишет мне на почту, а я, исправляя ошибки, выкладываю историю на стену группы, где участники ее комментируют. У нас есть небольшая группа психологов, которые работают с особо тяжелыми случаями. Кроме того, действует группа в Фейсбуке, а сейчас мы конструируем собственный сайт с несколькими разделами.
- Можете вкратце рассказать, кто состоит в группе и в чем состоит ее повседневная жизнь?
- За полгода с небольшим к группе присоединились более 15700 человек. Вижу, что до сих пор идет стабильный прирост. Причем, вся информация о проекте расходилась исключительно по сети, СМИ писали о нас мало, и после этих публикаций количество участников росло незначительно. Около 20 процентов членов сообщества - несовершеннолетние. Самым взрослым – за 40. Есть и родители ЛГБТ-подростков, как минимум двое обращались ко мне. Процентов 80 участников, думаю, принадлежат к ЛГБТ. Каждый день мне на почту приходят 4-5 писем, соответственно, по 4-5 постов в день появляется на стене. Чаще пишут девушки, но парней в группе больше. Им, видимо, труднее просить помощи или совета. Хотя геям в России приходится тяжелее, чем лесбиянкам. Самому молодому автору письма, к слову, 12 лет…
- Вы считаете, что в 12 лет уже можно осознать свою ориентацию?
- В 12 лет уже можно влюбиться. Меня многие спрашивают: мол, зачем вы поддерживаете этих подростков, половина из них через несколько лет женятся, выйдут замуж, нарожают детей! Пусть так. Но значит ли это, что сейчас, когда они просят о помощи, им не надо помогать? Если подросток пишет, что безответно влюблен в друга, его надо поддержать и успокоить – не для того, чтобы он подумал, да, я гей, а чтобы он не наделал глупостей.
- О чем в основном пишут? О трудностях принятия себя или о конфликтах с окружающими?
- В основном к нам обращаются все-таки те, кто себя уже принял, прошел этот долгий и трудный путь. Пишут о том, что родители и друзья спрашивают о личной жизни, мол, почему нет девушки или парня? Родители часто пытаются контролировать: кто пишет, кому ты звонишь, с кем ты пошел?
- И как ведут себя ребята в таких ситуациях?
- Пытаются предугадать реакцию родителей. После массового обсуждения закона о гей-пропаганде многие подростки просто стали бояться собственных пап и мам, услышав, что и как они говорят о людях нетрадиционной ориентации. Поэтому чаще открываются перед близкими друзьями, и те, как правило, сразу это принимают. С родителями же приходится гораздо тяжелее: после камин-аута многим ограничивают свободу, некоторые даже переезжают в другой город. Недавно, например, пришло письмо от 16-летей Кати из Тамбова: пишет, что мать залезла в планшетник, увидела переписку с ее девушкой, устроила скандал. Никуда, кроме школы, не пускает, записала ее к психиатру, сказала, что если надо – отведет в церковь и даже обратит в ислам. Угрожает отправиться на разговор к родителям второй девушки, рассказала о ситуации всем своим друзьям и родственникам. А еще предупредила, что если до 18 лет дочь не исправится, она выгонит ее из дома и лишит материальной поддержки. Теперь Катя пытается понять, как бы ей дожить до своих 18-ти…Кстати, ей дали 75 советов, но решение, конечно, принимать придется самой. У нас в группе правило: ни один совет не является единственно верным. Есть, кстати, рубрика «История с продолжением», в которой участники рассказывают о развитии ситуации…Надо сказать, что большинство родителей через несколько месяцев или даже лет все же принимают ориентацию своего ребенка.
На лондонской акции в поддержку ЛГБТ России

На лондонской акции в поддержку ЛГБТ России


- Как получилось, что сначала в полиции вам сказали, что дела не будет, а потом все же передали его в суд?
- Не знаю. Все это произошло после того, как Милонов написал кучу заявлений в разные инстанции, и все они пришли в итоге в Нижний Тагил. Когда 17 января меня впервые вызвали в нижнетагильское межмунициальное управление МВД, оперуполномоченный уголовного отдела, который со мной беседовал, задавал самые общие вопросы: когда создала группу, с какой целью? Я все объяснила, и он сказал, что не видит никакого повода для составления протокола. Однако через две недели меня вызвали к нему же, и он сообщил, что суд все-таки будет – мол, я по-прежнему не вижу оснований для дела, но человек подневольный. Я поняла, что на него просто надавили.
- Как отреагировали участники группы, когда об этом узнали?
- Я получила огромную поддержку. Завалили письмами: кто-то предлагал юридическую помощь, кто-то – начать сбор денег, кто-то уже сам хотел деньги перевести. Я всех поблагодарила и сказала, что пока ничего не надо. Дождемся решения суда, и если выпишут штраф, будем его оспаривать. Если все же придется платить, я уверена, что мои друзья и сторонники помогут собрать деньги. После вынесения приговора редактору хабаровской газеты никаких иллюзий я не питаю. Его оштрафовали за фразу учителя-гея, в которой усмотрели констатацию равноценности традиционных и нетрадиционных отношений. А у нас в каждом письме такая констатация, ведь почти все пишут: я долго пытался убедиться в том, что я нормальный, и теперь убедился, я такой же, как все. Группу, конечно, могут закрыть, но в этом случае основной нашей площадкой будет сайт, над созданием которого мы сейчас работаем.
Суд по этому делу должен состояться в феврале. К слову, за несколько дней до принятия закона о пропаганде нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних автор законопроекта Елена Мизулина дала интервью изданию Газета ру, в котором заявила, что проект «Дети 404» под действие закона не подпадает. Более того: если подросток сам разыскивает информацию на тему нетрадиционных отношений, это тоже не подпадает под закон:
«— Скажите, вы знаете о проекте «Дети 404»?
— Нет, не знаю.
— Это сайт, куда дети нетрадиционной ориентации присылают свои истории, рассказывают, как им живется. Я вас очень прошу, посмотрите этот сайт до принятия закона во втором чтении.
— Такой проект не относится к пропаганде нетрадиционных отношений.
— А как этим детям быть, когда они обнаруживают, что они не такие, как все? Откуда им взять информацию, что это не болезнь, что это нормально?
— Информация, разъясняющая, описывающая, не призывающая к чему-то, не провокационная, не изображающая нетрадиционные половые отношения, не является пропагандой, она может быть по закону в доступе для подростков….
….Кстати, при доработке закона мы четко выбрали такие формулировки, что, например, если показан быт человека нетрадиционной ориентации, то это не есть пропаганда, она не направлена на формирование у детей каких-то установок, это просто информация. Новостные сюжеты — тоже просто информация, а не пропаганда. Если двое людей одного пола идут за руки — это тоже не пропаганда. И если ребенок ищет какую-то информацию сам, если ему это нужно, это тоже никакая не пропаганда, потому что нет целенаправленного формирования установок у детей…».
Между тем, сегодня стало известно, что в городе Дятьково Брянской области комиссия по делам несовершеннолетних решила вынести школьнице предупреждение и поставить ее на учет, поскольку девочка «открыто признавала себя лицом нетрадиционной сексуальной ориентации» и с лета 2013 года «систематически распространяла информацию, направленную на формирование у несовершеннолетних искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений».
XS
SM
MD
LG