Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эмиграция и культура. Утка, огонь, леопарды. Папа, сын, социальное кладбище. "Дождь" обратится к Путину

Лайвблог о дискуссиях в сети


21:19 4.2.2014
Ольга Серебряная
К «злополучному опросу»: сммщики, живое ТВ и память о войне

Телеканал «Дождь» окончательно вошел в историю. Твиты, похожие на этот, появляются теперь каждый день:

Продолжаются и споры о телевизионном формате и редакционной политике «Дождя». Вопрос номер один – вина SMM-менеджеров в скандале с вопросом про Ленинград. Во время пресс-конференции Александр Винокуров списал все на возраст сммщиков: «SMM-менеджерами работают в основном молодые люди, потому что они понимают, как работают Твиттер и соцсети». И добавил: «Представляю, как дрожат руки у ребят из “Ленты.ру”, когда они ведут свой совершенно замечательный твиттер».

Главный редактор «Ленты.ру» Галина Тимченко: Про главное из прессухи на Дожде уже есть в интервью Лизы. А про SMM отдельно смешно. В Ленте нет smmщиков. И я об этом говорила много раз, да все без толку. Не слышат, не верят, не понимают. Ау! Нельзя соцсетки держать отдельно от редакции - это ваш контент, дорогая редакция, отдавать его в чужие руки нельзя. Отсюда все неприятности. Не надо никого специально для SMM нанимать. Мои редакторы пишут и в Ленту, и в соцсетки, поэтому руки ни у кого не дрожат. Заодно и сэкономите.

В интервью, на которое ссылается Тимченко, тоже шла речь о соцсетях:
Будете ли вы пересматривать свою стратегию поведения в соцсетях, если такая ошибка произошла именно по вине SMM-редакторов?
А.В.: Нет, у нас нет SMM-стратегии. У вашего издания есть стратегия в SMM?
Есть.
А.В.: Правильно, и с точки зрения способа найти себе приключения она гораздо более опасная, чем у нас. У «Ленты» абсолютно шикарный твиттер, и вас можно судить три раза в день за высказывания. Но никто не судит, и слава богу. Нам же соцсети нужны только для того, чтобы продвигать наши материалы.
Н.С.: Конечно, мы провели работу со всеми редакторами. Это же была ошибка и глупость редактора, что там говорить. Мы извинялись не за то, что подняли этот вопрос, потому что такие вопросы правильно задавать и правильно это обсуждать. Но за то, что вопрос был некорректно сформулирован. За это мы не стали никого наказывать. Мы со всеми поговорили, разобрались, сказали: внимательнее на будущее.

Продолжается обсуждение «хорошего телевидения» и профессионализма на ТВ – эту дискуссию тоже запустила история с «Дождем».
Наташа Исакова: Раньше не все было лучше. Телевидение, например, было сильно хуже.
Зато теперь телевидение все делает профессионально. Профессионально снимает пустоту и экранизирует общественные психозы.
Ни одного живого лица, живой эмоции, живой мысли. Пластиковый паноптикум. Или психушка на выезде. Но очень профессиональные.
Настолько профессиональные, что даже хочется смотреть в течение часа на небритого мужичка в несвежем свитере, на пластиковом стуле на фоне бархатной пыльной занавески - если мужичок будет говорить что-то осмысленное и живое.
Даешь старые формы! Лекции. И обычные человеческие разговоры. Можно в сопровождении алкоголя. Веб-камеру на каждую кухню! Пиратское телевидение - в каждый дом! Убьем содержанием форму. Давно пора!

Дмитрий Ольшанский – о том же: С моей точки зрения, главная проблема с ТВ, проблема, из-за которой лично я не могу его смотреть, - это вовсе не политическая цензура, а форматная революция. Сложно сказать, когда именно она произошла, но мне кажется, что примерно в 1995 году.
Где-то в эти годы телевидение было подчинено железному принципу: все должны быть молодые, красивые, лощеные, подражать Леониду Парфенову, быстро-быстро тараторить, а вокруг них должны быть идиотские декорации, бодрая музычка и т.п.
Я - оппозиционер по отношению ко всему этому, а вовсе не к политическому содержанию. И если бы нашелся какой-нибудь хоть "кровавый", хоть "свободный" режим, который смог бы ну хоть частично уничтожить этот формат и вернуть телевидение, на котором - в обычных комнатах - сидели бы люди в возрасте и с внешностью Александра Бовина и с естественной скоростью кухонной речи что-то рассказывали, - вот это было бы счастье. Остальное, по-моему, неинтересно.

Содержательное влияние скандала тоже наблюдается. Продолжаются рассуждения о том, как правильно помнить войну. И появляются вот такие мемуары.
Драматург Валерий Печейкин: Накануне я разразился нравственной отповедью телеканалу «Дождь» за их глупый опрос. А ночью совесть с лицом фронтовика явилась мне и протянула узловатыми руками медаль...
Да, у меня есть не только почетная грамота от Совета ветеранов МВД, но и медаль Префектуры Юго-Восточного округа Москвы "За вклад в празднование 65-летия Победы".
Тогда я работал в союзе писателей и нас таким образом... стимулировали. На деньги союз был, прямо скажем, не щедр, зато медалей в запасниках было как жоп в бане. И вот после очередного совещания нам объявили, что несколько человек в аудитории приставлены к наградам за вклад в то самое. В конце короткого списка вручант произносит:
- ...и секретарь Правления Высшего экономического совета союза нашего писателей Валерий Печейкин!
Мне дают бархатную коробочку с медалью и удостоверением, в котором действительно написана моя фамилия. Ко мне тут же пристает какая-то малявка, которая говорит, что даст об этом заметку в очень районную газету, которая насквозь состоит из таких заметок, как дешевая колбаса - из бумаги.
- Валерий, а что вы делали, чтобы получить такую медаль?
- Я... я... Вероятно, я вкладывался в Победу. Да!.. Всем этим... этим...
- А что вам запомнилось вам больше всего?
Я посмотрел на малявку с ненавистью, по лбу у меня неслась бегущая строка: "Ах ты сволочь, отстань от меня! Не делал я ничего!"
- Так что же вам запомнилось? - не унималась малявка. - Ведь что-то запомнилось?.. - повторила она уже с сомнением.
И тут мой мозжечок ответил:
- Благодарные глаза стариков.
***
Немножечко очень стыдно.

Сохраняется повышенный интерес к теме блокады. Глеб Морев: Злосчастный опрос Дождя реанимировал наш старый спор с Валерием Шубинским о гибели Хармса и Введенского. Читать спокойно.
Суть спора: Шубинский полагает, что сведениям о коллаборационистских настроениях Хармса и Введенского, содержащимся в их делах, доверять нельзя, а Морев, напротив, доказывает, что можно. Две цитаты – о типе интеллигента-коллаборациониста периода начала войны.

Валерий Шубинский: Есть примечательные «человеческие документы» — например, дневник некой Лидии Осиповой, жительницы города Пушкин, напечатанный в 2002 году в сборнике «Неизвестная блокада». [Она принадлежит к людям] старшего поколения и старой культуры, воспринимающим всю послереволюционную жизнь как чуждую и враждебную, практически никогда не вступавшим с «новыми людьми» в сущностный, неформальный контакт. В дневнике Осиповой есть примечательный эпизод. Уже во время оккупации она общается с бывшими коммунистами-пропагандистами, перешедшими на службу к немцам. Вместо естественного омерзения по отношению к этим приспособленцам и двурушникам, служившим сперва одной деспотии, потом другой (а что представляют собой гитлеровские оккупанты, Осипова понимает очень быстро), она испытывает приятное удивление. Дело в том, что прежде ей вообще не приходилось по душам разговаривать ни с какими «большевиками». «Очень странно принимать у себя за столом партийцев... И вот я пою чаем своих злейших врагов. Так мы смотрели на всех партийцев в СССР. А среди них, оказывается, много порядочных людей... Не работать на партию, состоя в ней, они, конечно, не могли. Ну, а уйти из партии — это лучше и легче кончить жизнь самоубийством...»
Ситуация Хармса и Введенского совершенно иная. Прежде всего, они были людьми другого поколения, не испытывавшими личной ностальгии по дореволюционной России и скорее иронически к такой ностальгии относившимися (это видно и в «Комедии города Петербурга», и в «Елке у Ивановых», и в «Разговорах» Липавского). Чуждые советскому социуму по духу, они были формально до известной степени в него инкорпорированы. <…> Они были единственными (наряду с их учителем Туфановым) российскими представителями «левого искусства», не разделявшими левых политических взглядов, но сама принадлежность к миру авангарда (по крайней мере, изначальная) до известной степени предопределяла их человеческие симпатии. Их неприятие советской власти было связано в первую очередь с отсутствием свободы художественного творчества (об этом они прямо говорили на допросах в 1932 году). Но они были достаточно хорошо осведомлены о том, что в нацистской Германии дело с этим обстоит не лучше. Вообще уровень их знаний о внешнем мире был на порядок большим, чем у «затворников» вроде Садовского. Скажем, Хармс имел возможность познакомиться с некоторыми произведениями Кафки в 1940 году — всего через несколько лет после начала «кафкианского бума» в германоязычных странах.
А значит, проецировать на Хармса и Введенского то, что мы знаем о настроениях Осиповой, невозможно.

Глеб Морев не видит ничего неправдоподобного в том, что Хармс, как свидетельствуют протоколы НКВД, заявил, что «лучше жить в лагерях у немцев, чем при Советской власти»: [Этот тезис], например, находит буквальное подтверждение в записках той же Осиповой: «От многих евреев мы слышим такое: “Зачем мы будем куда-то уходить. Ну, посадят, может быть, на какое-то время в лагеря, а потом и выпустят. Хуже, чем сейчас, не будет”».
Излишне говорить, сколь трагически-наивными кажутся эти слова с высоты нашего сегодняшнего знания. Но — и об этом следует прямо сказать — до октября-ноября 1941 года, когда информация о реальной политике нацистов в отношении евреев на оккупированных территориях стала более-менее широко известна, такие настроения не были редкостью даже среди евреев, не говоря уже о русских (ср. воспоминания Юлия Лабаса, сына художника, о том, как в октябре 1941 года в Москве художник Осмеркин уговаривал его мать — еврейку — не ехать в эвакуацию, а дождаться немцев, а на напоминание о том, что у него самого жена тоже еврейка, отмахнулся — «не верю этой большевистской пропаганде, ну походят с желтыми звездами, зато в Париж можно будет ездить!»).
19:59 4.2.2014
Ольга Серебряная
Эмиграция и культура

Пока министр Мединский дает старт, деятели культуры думают, как бы им уехать из подведомственной ему страны.

Евгения Вежлян: Я тоже начинаю собирать информацию о том, что бы я могла (не претендуя на сохранение статуса) делать в любой другой стране, кроме России. (а также - как и что могли бы делать члены моей семьи). Для начала я согласилась бы на любую работу. А потом я подтяну язык, и будет видно. Дело в том, что в России у меня все равно нет никаких карьерных перспектив, увы. Все сферы, где они были бы возможны, сворачиваются или мутируют.

Об отъезде друзей сейчас в фб пишут многие – но вот Константин Бандуровский рассуждает о том, что российским культурным деятелям требуется новая модель эмиграции: Есть запрос на новую модель эмиграции. До сих пор эмигрировали люди, для которых среда не очень важна, а профессия – востребована – айтишники, биологи, бизнесмены, бандиты и проч., или специфический случай - евреи, которые меняли одну среду, на другую, возможно более дружелюбную.
Возможна ли такая модель? Может ли у зарубежных стран быть интерес к такого типа эмиграции? Может быть имеет смысл делать ставку на новые типы эмиграции – Украина, внутренняя эмиграция (деревня, Сибирь)? Не может ли внезапно возникнуть ностальгия по нам у наших бывших братьев – прибалтов, грузин, армян? Или просто желание в пику России создать русский культурный центр в Прибалтике или Грузии? (Русские в Прибалтике это факт, и либо они будут всегда оставаться пятой колонной, либо нужно предоставлять им культурную автономию, формировать новую идентичность – прибалтйские, украинские и проч. русские, так же как есть русские армяне, грузины, немцы и проч.) Это всегда было – немецкие слободы в России, немцы Поволжья, c немецкими газетами, школами, генуэзская Галата в Константинополе… У моего любимого русского поэта немецкая фамилия, предки - немецкие врачи. Знаете ли вы откуда происходит старое название города Сталино – Юзовка? От фамилии уэльсца Джона Хьюза. В Сталино жили валлийцы! А в курcе ли кто, что за государство существовало на территории моих родных городов - Луганска, Славянска в 18 веке? Вообразите себе, Славяносербия! Там жили хорваты, черногорцы, сербы… Почему бы Хорватии или Черногории не отдать исторический должок? Почему нигде нет русских кварталов, русских слобод?

В продолжение темы – модель передвижного университета: Понятно, что буржуйские страны не заинтересованы в увеличении граждан (т.е нахлебников). Но можно предложить вариант, при котором принимающая страна не дает гражданства и весь пакет социальных льгот, а предоставляет временное убежище творческому коллективу, от года до трех, после чего эстафету принимает другая страна. Скажем, объявляется конкурс на группу из 10 человек (творческих и гуманитарных работников). Они в течение трех лет могут жить в Германии. Но не просто на пособие, а читая лекции и устраивая вечера в различных городах, делая различные проекты, фестивали. Это могло бы оплачиваться при помощи сборов и пожертвований. К тому же в отделах культуры любого города есть бюджет, предназначенный для организации мероприятий, это тоже можно было бы использовать. Существуют также различные льготы, например, на транспорт или посещения музеев, которые можно задействовать. В принципе, многие согласились бы участвовать в этом проекте своими деньгами (например, сдавая квартиру в Москве). Таким образом, проект может вполне стать самоокупаемым. В конце концов можно просто участвовать в сезонных сельхозработах - на это в Европе пока еще есть востребованность. От государств требуется только дать добро. Через три года убежище предоставляет другая европейская страна. В процессе человек может выходить из проекта и на его место можно взять другого.
Мне кажется, что сейчас грядет вторая волна интереса к России, благодаря Олимпиаде, Путину и турниру Пусси Райот. Так что можно рассчитывать на некоторый интерес к публике.

Большая дискуссия гуманитарной интеллигенции на тему ехать-не ехать – у Маши Скаф.

Теперь о том, от чего едут. Вот несколько сегодняшних поводов. На сайте президента России kremlin.ru опубликована стенограмма вчерашнего заседания президиума Совета по культуре и искусству – собственно, того, которое «дало старт». Вот выдержка, в духе абсурдистского театра, которую сегодня в фб распространяют все:
В.ПУТИН: Я не понял, чьи гаражи-то мешают развиваться? Они кому принадлежат на этой территории?
Е.МИРОНОВ: Эти три гаража, они принадлежат МХТ имени Горького.
В.МЕДИНСКИЙ: Она (Доронина) отказывается. Она говорит: пусть мне прикажет Правительство.
Е.МИРОНОВ: Или Вы, Владимир Владимирович. Она так и сказала: или Правительство, или Владимир Владимирович.
В.МЕДИНСКИЙ: Она сказала, что только два человека: Правительство или Владимир Владимирович, всё.
В.ПУТИН: Правительство – это не человек, это организация.
Е.МИРОНОВ: Она об этом не знает.
В.ПУТИН: Нет, она в курсе.
Е.МИРОНОВ: Она думает, что её могут обмануть. Но мне кажется, что надо дать слово.
В.ПУТИН: Она правильно думает на самом деле. У неё большой жизненный опыт.

Лев Апекушин: Сцена эта просто гениальна. На уровне Шварца. Такой сюжет мог выдумать только гений. Миронов при поддержке министра культуры отжимает три гаража у Дорониной на совещании у президента.

Еще одна сегодняшняя новость:

Александр Баунов: У кого-то в Мосгордуме недоросль дополз до десятого? Есть только одна возможность исключить математику из ЕГЭ для гуманитариев. Заменить ее на ЕГ по латыни.

Еще одна новость:

Биографию Ирины Плещевой, автора по-своему прекрасного текста «Тихое зло Алексея Навального», публикует Слон.ру: Ирина Плещева родилась 13 мая 1987 года в поселке Хохольский Воронежской области. Биография ее пряма, как стрела: после школы в 2004 году она поступила на факультет журналистики Воронежского государственного университета, который окончила через пять лет. Уже в 18 лет она пресс-секретарь Воронежского отделения движения «Наши». Видимо, с того же 2005 года – активная участница «Селигера». В девятнадцать становится учредителем, издателем, главным редактором городского авангардного молодежного издания «Фортчк»; организатор ШАРЖ – Школы акул российской журналистики; руководитель Центра развития молодежных СМИ; ведущая регионального МТВ (ток-шоу «PRoДвижение»). С 2008 года является членом Общественной палаты РФ; членом комиссии ОП по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации; членом комиссии по поддержке средств массовой информации как основы гражданского общества, обеспечению свободы слова и доступа к информации.

Самые понятные причины для эмиграции - у людей с политическими амбициями:

Потому что с теми, кто не успел уехать, будет так:

Суд продлил ему арест до 20 февраля. Сегодня же арест Удальцову и Развозжаеву продлен на полгода. Завтра – очередное заседание по болотному делу. Возможно, последнее.

Сопутствующий теме черный юмор. Вот остроумная запись в фб, в комментариях к которой взрослые образованные люди интересуются, серьезно ли это: Следственный Комитет РФ начал проверку учебника Фихтенгольца "Основы математического анализа" на предмет наличия в нем признаков экстремизма. Официальный представитель СК сообщил корреспонденту ФБ: "Наше внимание привлекло очень часто встречающиеся в тексте выражения типа "экстремум", "экстремальная точка", "экстремум функции". Мы бы еще могли согласиться с тем, что функции с одним-двумя переменными и единственным экстремумом не представляют серьезной общественной опасности. Но мы не можем закрывать глаза на функции, в которых участвует, без предварительного согласования с органами власти, более трех переменных, и которые могут иметь неограниченное число экстремумов в локальной окрестности точки Xo. Вы же понимаете, что окрестности точки Xo - это режимная территория, правила поведения на которой регламентируются не только дифференциальным исчислением, но и специальными инструкциями уполномоченных федеральных служб.

Еще один очень популярный пост. Максим Гулевич: Дорогие друзья!
Я и мой друг закрываем наше ритуальное агентство и уезжаем на Самуи. В связи с этим мы решили раздать оставшийся инвентарь, а именно:
1) Гробы: «луч», «гофре», «плиссе», «бабочка», «полуколода», «детский»;
2) Венки: 0,5м, 0,7м, 1м (всего 13 штук);
3) Кресты на могилу, 7 штук;
Раздадим людям из числа тех, кто сделал РЕПОСТ данной записи!!
Итоги подведем ровно через неделю — 9 февраля 2014 года! Победители будут определены случайным образом!
P.S. Специальное предложение! Не хотите ждать, а желаете лечь в ароматный сосновый гроб, обшитый нарядной яркой тканью прямо сейчас? Каждому выигравшему гроб — бухта цветного капронового шнура!

Есть варианты того же текста про кокаин, героин и другие наркотики.
17:50 4.2.2014
Ольга Серебряная
Сочи: утка, огонь, леопарды

В Сочи начинают съезжаться журналисты, в твиттере множатся фотографии всего того, что еще не готово:
(Отель не совсем закончен, о том, что я бронировал номер, они не знают. Пойду в бар, пока они с этим разбираются)

Колонка главного редактора Esquire Дмитрия Голубовского – о том же: Мимо пустой школы проезжает полицейский патруль. За ним еще один. Их теперь много: военные и полиция буквально наводнили город. На каждом втором шагу КПП, люди выворачивают карманы. Проехать без пропуска невозможно, да и пешком пройти — тоже. Говорить по телефону надо осторожнее: за любым разговором могут следить спецслужбы.
Осада одного из домов на окраине идет третий час. Внутри — три десятка человек. Переговоры ни к чему не привели, и начинается штурм. Когда удается нейтрализовать главаря, дело сделано. Уже к утру от дома не останется и следа.
Море бурлит. Гигантские девятибалльные волны крушат бетон. Пристани затоплены. Мол разрушен. Огромные строительные краны падают в воду. Четверо погибших. Изуродованное побережье, уничтоженные леса, сотни разрушенных зданий.
Президент в бешенстве: «Ситуация очень плохая. Переселены чуть более полутора тысяч человек из запланированных сорока двух тысяч. Это просто недопустимо». Можно было бы подумать, что Владимир Путин произнес эти слова полтора года назад в Крымске или полгода назад на Дальнем Востоке. Но произошло это всего месяц назад, и говорил он про главный русский курорт. В городе Сочи начинается Олимпиада, и по всем признакам это самая серьезная чрезвычайная ситуация, которая здесь когда-либо случалась.
Собственно, понятно это стало уже довольно давно. Штурм дома случился еще в 2011 году — судебные приставы выселяли из него Владимира Ткаченко, отца двоих детей и ветерана спецназа, за которого тщетно пытались заступиться его соседи. Строившийся к Олимпиаде порт был разрушен девятибалльным штормом в 2009 году, а в 2013-м это чуть не повторилось — к счастью, без человеческих жертв. А полицейские патрули и пустые школы — это то, что происходит в Сочи сейчас и будет продолжаться ближайший месяц.

Иван Голунов уже несколько дней ведет в фб репортаж из Сочи: У жителей Сочи падает уровень олимпийского оптимизма. Две недели назад место на втором ярусе этой кровати в сочинском хостеле стоило 5900 руб. Сейчас зашел - уже 1200 руб.
Лечу в Сочи: бизнес-класс заканчивается на 9 ряду, а не 3, как обычно. Часть мест в бизнесе занимают служители РПЦ. Члены Сборной России разместились в экономе. Верую!

На "Ленте.ру" - добрая по нынешним временам сочинская колонка Василия Уткина. Но и он нашел повод для печали: Я вижу своими глазами, что Олимпийский Парк прекрасен. Я видел его из самолета, когда мы заходили на посадку. Я видел его с земли, когда бродил тут по своим журналистским делам, а вчера вечером он невероятно смотрелся в лучах заката. Это одно из самых приспособленных для проведения Олимпиады мест, что мне доводилось видеть. Даже жаль, что в основном я буду работать в горах; впрочем, там я еще не был, а коллеги говорят, что и там пугающе прекрасно.
Один из дворцов Олимпийского парка потом разберут, большой стадион с крышей, на котором можно играть в футбол чуть ли не круглый год, нашей стране абсолютно необходим — сейчас, кстати, он в ней такой вообще единственный. Пусть и ненадолго, пусть другие и на подходе, но тем не менее. Сомневаюсь, что останется невостребованным конькобежный центр. Это полная ерунда, что у сочинских детей нет привычки конькобегать. Появится. Раз есть, где — то появится.
В общем, окупаемость, а вернее — полезность в будущем как минимум половины этих объектов — это совсем не вопрос постройки, это вопрос хозяйствования. И в этом смысле меня куда сильнее беспокоит в Сочи не только и не столько традиции государственных инвестиций а-ля рюсс, сколько настоящая наша, исконная южная привычка назначить цену в три конца. А что вы хотели – мы уже видали тут в самый первый день бутылку Гиннесса в ресторанном меню за тысячу рублей. С окупаемостью пива тут уже разобрались ребята. Если в этом суть — мы можем быть в них уверены и дальше. Не менее, чем прежде.


Важнейшая тема последних месяцев – олимпийский огонь:

Еще один сюжет (как-то связанный, видимо, с уткой) – сексуальная мощь леопардов:

Отсюда – понятный переход к теме «Дождя». Есть версия, что попытка скормить телеканал леопардам связана именно с Олимпиадой.
Кирилл Рогов: Минутка конспирологии. Операция по удушению "Дождя" за пару дней до начала главного путинского проекта возможна только с его санкции. Это раз.
Тогда встает в полный рост вопрос: зачем скандал? Мне кажется, могут быть только два объяснения. Либо есть риски, масштаб которых мы не знаем, в частности связанные с ухудшением реального восприятия Путина и его олимпийского проекта со стороны населения. Либо - внимание - Путин завтра неожиданно поддержит "Дождь". Это, впрочем, не будет означать, что "Дождь" не продолжат душить чуть позже. В любом случае - держись, "Дождь"!

Журналисты «Дождя» уже отбыли в Сочи:

Ну и ко вчерашней теме о песне, которой откроется "Олимпиада" - тоже Иван Давыдов: Много все-таки красоты в решении о том, что на открытии Олимпиады выступит группа "Тату" с песней "Нас не догонят".
Помимо очевидного сообщения заинтересованным лицам - клеветникам не верьте, Россия геелюбивая страна, вот, посмотрите, две умеренно молодые матери поют о бурной молодости, есть и еще что-то.
Нас не догонят. Нельзя ведь догнать того, кто бежит в сторону, противоположную общему движению. Дышим в спину Ирану - есть пока, чему поучиться у настоящих специалистов по защите традиционных ценностей.
Где-то впереди, в желтой майке лидера - Северная Корея.
16:47 4.2.2014
Ольга Серебряная
Папа, сын, социальное кладбище

Вчерашняя трагедия в московской школе через сутки вызывает еще больше вопросов, и первый – об отце стрелявшего ребенка.

ЖЖ-юзер Кровохлебка: В топе висят записи, касаемые вчерашних трагических событий, произошедших в Москве. Одни недоумевают - "как так, отличник - и убийца!?", другие клянут учителя – мол, взяточник и поделом, кто-то соблюдает нейтралитет. Жалко всех погибших. Сейчас поднимется буча на тему оружия - разрешать-запретить. Мне интересно, а почему никто не осуждает отца мальчика, который так халатно отнесся к хранению оружия? В первую очередь вина за трагедию должна лежать на нем, разве нет?

Ольга Романова: Еще вчера смутно говорилось о том, что отец парня, расстрелявшего учителя и охранника, работает в ФСБ, сам возил своего сына на стрельбища и учил стрелять, и брал с собой на охоту, ибо был заядлым охотником. Сегодня от папы из органов и следа не осталось. В обновлённых версиях есть рассказ о великой роли отца в том, что сын раскаялся и сдался, и вообще был в состоянии аффекта, а вот молодой учитель географии - вот он что-то не того-с, а может и вообще гомосексуалист, пишет о нем МК, добавляя, что он всё-таки очень любил свою жену и детей. Но раз парень подозревал что-то не то, значит... нет дыма без огня.... ребёнок же... и его благородный отец... Кто-нибудь знает, кто всё-таки папа?

Татьяна Берегова: Ну, судя по тому как причудливо изгибается лента сообщений – папа-таки из спецслужб

Второй вопрос - о мотивах ребенка. Константин Бандуровский: Друзья, вы меня удивили. Вы действительно не понимаете, "что толкнуло подростка"? Мне почему-то казалось, что всем людям (ну или большинству) мечталось взорвать школу, да и весь городок, как в "Испепеляющей взглядом". Конечно, между мечтами и реальностью пропасть, но если бы у моего отца была винтовка, то кто его знает, как оно обернулось бы в определенные моменты моей жизни...

Конкретный пример из собственной школьной жизни приводит Евгений Бабушкин: У Алины была белая куртка. Кто-то сделал ее черной. Рисовали обычной шариковой ручкой, с нажимом, на разрыв, с диким увлечением и дотошностью. Алина плакала час подряд – не из-за куртки, а от понимания, что ее, Алину, кто-то ненавидит.
Куртка висела в классе, в шкафчике, втором с конца, и подозрение пало на своих. На нас то есть. Классная решила устроить суд. Тогда еще не было этих публичных судилищ по НТВ. Все было в новинку. Мы веселились – всяко лучше, чем проходить вонючие котангенсы. Мы веселились, пока не начался допрос.
Не помню, сколько он длился, но помню, что на перемену никого не пустили. Как в фильмах про нацистов и плохих копов. И еще помню чувство бесконечной несправедливости. Наверно, что-то такое, только в сто раз сильнее, испытывают обвиняемые по «болотному делу». На допросе был бардак. Классная срывалась на крик, забывала показания и путала причину со следствием. Плакали все: мальчики от обвинений, девочки – от того, что плачут мальчики. Это был не десятый класс – восьмой, кажется. В десятом мы бы уже не плакали, а цинично хмыкали.
Вопрос первый: почему потом, когда эта жуть закончилась, никто не пошел домой и не взял винтовку? Да мы б и не подняли эту винтовку, если бы она у кого-то была – хилые дети, вскормленные гуманитарной тушенкой. Лично я не умел и не собирался учиться стрелять, играл в шахматы и преферанс. <…> Вопрос второй: так злоумышленника-то нашли? Нет. Все порыдали, успокоились, вышли чуть более ожесточенными. И забыли эту историю – накрепко, навсегда.

Мнение Энтео помогает понять вчерашнюю реплику Путина об отсутствии художественного вкуса как причине трагедии. На самом деле вкус просто не тот – ну то есть не к хохломе, а к аниме:

О том, что аниме не виновато, пишут даже на сайте «Взгляд» - статья Кирилла Мартынова называется «Салочки на кладбище»: Как мы реагируем на новости о расстреле учителя? Предлагаем ставить в школе рамки металлоискателей, усиливать охрану, проверять школьников. Политолог Марков и вовсе увидел проблему в административном свете. Нужно, сказал он, ввести в школе специальную должность заместителя директора по безопасности. Это привычное мышление. Проблемы у нас решаются при помощи запретов и усиления бюрократического контроля.
Мы с энтузиазмом ищем врагов. В качестве причины роста подросткового насилия называются компьютерные игры, американские боевики, разлагающее влияние телевидения, слишком свободный интернет. Появилась даже новость о том, что в Русской православной церкви разрабатывают систему по борьбе с аниме. Во имя, так сказать, спасения вечной души.
Нет, друзья, проблема не в аниме. Проблема не в бессмысленном затасканном тезисе о бездуховности подростков. Проблема в нас самих, во взрослых. И в том, в какое общество мы приглашаем наших детей.
Дикий капитализм, установившийся в России двадцать лет назад, предлагает набор техник для выживания и встраивания в систему. Никаких «ценностей» за пределами «договорился», «украл», «устроился» здесь не существует. Мы к этому привычны и даже знаем соответствующие мантры: «ничего не изменить», «это Россия», «мне что, больше всех надо»? Инициативы подавляются, отличия стираются. <…>
Подростки играют в салочки на социальном кладбище, хранителями которого мы сами вызвались быть. Мы вспоминаем о них, только когда новости приносят трагедии, и только для того, чтобы поворчать и придумать, что бы еще запретить.

И о последствиях. Мария Эндель: что ни делает дурак...
Вот ну что сказать? После случая в отрадном в нашем детском саду усилены меры безопасности - закрыты все входные двери (примерно 5), кроме одной - т.е. теперь достаточно всего одного террориста или даже психа, не про нас будет сказано


***
В дополнение о социальном кладбище. Вернее даже о жизни зомби. Сегодня день рождения у главы администрации президента Вячеслава Володина.
Дмитрий Орлов: Сегодня исполняется 50 лет Первому заместителю Руководителя Администрации Президента РФ Вячеславу Володину. С деятельностью Володина связано интенсивное развитие политической конкуренции и партийной системы России. Ему удалось добиться включения в политический процесс практически всех значимых игроков. "Несистемной" оппозиции больше нет, есть оппозиция реальная, почти ответственная, и это, на мой взгляд, главное его достижение. С днем рождения, Вячеслав Викторович!
Саратовский сайт «Четвертая власть» создал мини-ЖЗЛ про Володина. Одна цитата: Есть понятие «в глушь, в Саратов». Но в Саратовской области есть своя глушь. Это, например, Дергачи, степной район, граничащий с Казахстаном. Там засуха, народ озабочен неурожаем, думает о выживаемости. Приехал туда Володин. Вошел в зал. Все сидят молча. Тишина. Он начинает говорить, предлагает какие-то пути решения проблемы. Ждет диалога, дискуссии. А в ответ тишина. Все молчат. «Вы что молчите? Дальше вас все равно не сошлют», - пошутил он. Зал взорвался смехом, напряженная обстановка разрядилась, и люди начали говорить о своих бедах. Как-то раз одна женщина, слушая Володина и думая, что большой человек приехал к ним из столицы, сказала: он нашенский, не московский. Володин выборы выиграл с потрясающим результатом: 82% голосов. Сомневаться в правильности подсчета голосов не приходится.

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG