Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дагестан как царство спящих языков


Книжная ярмарка в Дагестане

Книжная ярмарка в Дагестане

В Махачкале принято решение о создании комиссии по проблемам русского языка и языков народов Дагестана и подготовке закона "О языках народов Республики Дагестан". В кавказской республике с населением около трех миллионов человек проживают представители нескольких десятков народов и этнических групп. Число титульных (или государственных) языков согласно новому законодательству удвоится – с 14 до 28 единиц.

В действующей конституции республики указано, что статус государственного имеют русский язык и языки народов Дагестана – без указания, какие именно. С советского периода принято считать, что в Дагестане 14 титульных наций, и вот теперь число государственных языков будет удвоено. Пока не решено, что это точно означает: будет ли, например, родной язык изучаться в школах в обязательном порядке, а не факультативно, как теперь.

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов в одном из недавних выступлений напомнил, что "на аварском языке родной язык означает "молочный язык", то есть "язык молока твоей матери". Таким естественным образом в Дагестане многие родные языки постигают все реже. По данным ЮНЕСКО, в республике насчитывается 25 языков, которым грозит исчезновение. На некоторых языках говорят всего несколько тысяч или даже несколько сотен человек.

В теории на жизнеспособность языка влияет отношение к нему государства: если будут словари, учебники и преподавание в школе на родном языке, ассимиляция с доминирующим языком замедлится, а то и исчезнет. Однако есть куда более мощные факторы. Этническое многообразие Дагестана сложилось в силу исторических причин – территорию республики с древнейших времен населяли самые разные народы, и сейчас в республике говорят на языках четырех далеких друг от друга основных лингвистических групп: нахско-дагестанской, тюркской, славянской и иранской.

Дойти до наших дней редкостному многообразию помогла география: смешение языков и вытеснение одного другим быстрее происходит в равнинных, нежели в горных странах, в которых народы живут в большей изолированности. В Дагестане так и было до поры оттока значительной части сельского населения в города и развития средств коммуникации. И это куда более мощный фактор, который придется учитывать тем, кто возьмется за решение важной гуманитарной задачи сохранения национальных языков.

Если новый закон о языке будет принят, то, не исключено, придется вносить изменения и в изображение герба республики. Сейчас на парадном дагестанском щите изображен орел, на крыльях которого по семь перьев, символизирующих 14 главных народов и 14 языков. О языковом разнообразии Дагестана рассказывает обозреватель Северокавказской службы Радио Свобода Муртазали Дугричилов:

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов продвигает новую языковую политику

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов продвигает новую языковую политику

– Некоторые из так называемых бесписьменных языков Дагестана постепенно становятся письменными – налаживается процесс издания газет, журналов, кодификации языков малых народов. По подсчетам ученых, в Дагестане около 50 разных языков и диалектов. Причем у нас есть такие села, где говорят на языке, который в соседнем ауле не понимают. До русско-кавказской войны официальным языком в Дагестане был арабский язык, на нем велось религиозное обучение, создавались литературные произведения. Кумыкский язык выполнял роль главного языка бытового общения: когда с гор съезжались на равнину (базары, торги, натуральный обмен) – то говорили на кумыкском языке. Как правило, дагестанцы знали языки и тех народов, которые с ними непосредственно соседствовали.

После русско-кавказской войны царская администрация, преследуя свои политические цели, стремясь оторвать Дагестан от исламского мира, предпринимала усилия по вытеснению арабского языка русским. И, как ни парадоксально, – одновременно уделялось внимание развитию местных языков. "Если проводником для чуждой нам (то есть арабской) цивилизации послужил чуждый (арабский) язык, то языком народным всего удобнее противодействовать ей", – это цитата из "Сборника сведений о кавказских горцах", изданного в Тифлисе в 1870 году.

– Советская власть протежировала в Дагестане одни языки в ущерб другим?

– Нет, этого не происходило. Другое дело, что в советское время языки развивались "на уровне литературы": не разрабатывалась научная, специальная, техническая лексика, эти понятия обозначались русскими словами. Родной язык в школах преподавался до восьмого класса. Сейчас предметы на родных языках преподаются в школах до четвертого класса, причем только в сельской местности. В городах это невозможно – в каждом классе сидят дети, представляющие разные народы и языковые группы.

– Получается, что дети в Дагестане не говорят на местных языках?

– Говорят, но на бытовом уровне, это семейное дело. В сельской местности на местных языках говорят практически все. В крупных городах, в Махачкале или Дербенте, обучение национальным языкам ведется по желанию. Но, к сожалению, дети проявляют пассивность, что отчасти понятно: сфера использования местного языка ограниченна.

– Молодое поколение хуже знает национальные языки, чем ваше поколение?

– В городах – безусловно хуже. Наверное, и я говорю хуже, чем мои предки. Я из аварско-кумыкской семьи, и специально этих языков не учил. Родители дома говорили друг с другом по-русски, а кумыкский и аварский я усвоил от своих бабушек. Я вырос в городе, и в школе национальных языков не учил.

– Получается, что национальная традиция все-таки существует, она способствует тому, чтобы хотя бы часть населения свои языки сохранила. Или они все-таки уходят?

– Это противоречивый процесс, но я бы не сказал все-таки, что языки уходят. Наоборот, сейчас виден всплеск интереса у молодежи к родным языкам. Многие начали вести блоги на родных языках. Нет худа без добра – мне кажется, это своего рода реакция на московские лозунги типа "Россия – не Кавказ", "Хватит кормить Кавказ!". Очевидно, молодежь чувствует потребность в самоидентификации; возможно, проснулся инстинкт, так сказать, этнического самосохранения. У кого-то это выражается в интересе к родному языку, у других – в религиозном поведении. В общем нельзя сказать, что малые языки умирают. Если существует литература – а существует очень богатая литература на языках многих народов Дагестана, если существует народная память, то языки сохранятся, даже если ареал их использования ограничен. Язык не умрет, он просто останется спящим языком.

– Понятны детали нововведений, которые готовит республиканское правительство?

– Не все. Поддержка малых языков заключается прежде всего в том, чтобы финансировать издание государственных газет на этих языках. Книгоиздание испытывает очень большой недостаток финансирования. В 2002 году было закрыто Дагестанское учебно-педагогическое издательство, которое издавало учебники на родных языках. Потом положение несколько изменилось в лучшую сторону, но средств и масштабов все равно не хватает.

– В советское время культуру и языки Дагестана представлял аварский поэт Расул Гамзатов. Прежде всего благодаря блестящим переводам Якова Козловского стихи Гамзатова стали достоянием советской литературы. Велика роль Гамзатова в продвижении аварского языка или это был все-таки политический проект?

– Я бы не назвал это проектом. Многие говорят, что Гамзатова "создали" переводчики. У Гамзатова есть даже такие строки, посвященные жене:
Все говорят, что я богат.
На самом деле, я богат не очень.
Тебе я оставляю наших дочек,
Да песни, о которых говорят,
Что сделал их не я, переводчик.

Я много читал Гамзатова в оригинале и знаю, что его стихи не уступают переводам.
Основоположник аварской литературы Махмуд

Основоположник аварской литературы Махмуд

Напротив – где-то даже переводчик недотягивает, сказываются особенности языка. Что касается развития аварского языка, то я не думаю, что Расул Гамзатов оказал на этот процесс определяющее влияние. Скорее, это сделал его предшественник, классик-основоположник аварской литературы – поэт Махмуд. Гамзатов писал "Я знаю наизусть всего Махмуда..." Кстати, творческое наследие Махмуда сохранилось в памяти людей, это было устное творчество. Его, конечно, пытались переводить на русский язык, но это были в основном неудачные попытки. Литература на языках народов Дагестана развивается. Есть Союз писателей Дагестана, есть языковые секции, издается литература на этих языках. Другое дело, что нет сопоставимой с советскими временами переводческой школы. Писатели и поэты, которые пишут на своих родных языках, остаются известными только своим соплеменникам.

– Предположим, вы приезжаете в Махачкалу. Вы там говорите на аварском или кумыкском языках, есть ли такая потребность?

– С матерью я общаюсь на кумыкском языке. На аварском в моей семье мне общаться, увы, уже не с кем. Мои дети не знают аварского языка. В семье мы говорим на русском. Когда дети мои были маленькими, в семье приходилось иногда по секрету что-то говорить на другом языке, и чаще всего мы с женой общались в такие моменты по-кумыкски. К моему удивлению, однажды дочь вмешалась в такой разговор. То есть она, слушая нас, на слух усвоила этот язык. Но, конечно, это не показательный пример.

Я не уверен, что правительственные нововведения изменят ситуацию. Лингвисты говорят: все должно начинаться в семье. К сожалению, я упустил этот языковой момент, может быть, и мои родители его упустили. Но они представляли разные национальности, и с этим приходится считаться, так же как приходится считаться и с тенденциями глобализации.

– Давайте послушаем, как звучат языки. Можно попросить вас что-то почитать по-аварски и по-кумыкски?

– Я прочту четверостишие, посвященное средневековому персидскому поэту Джалалутдину Руми...

На русском это звучит примерно так:
Заблудший мир, таким ли в колыбели
Задумал был, каков ты есть на деле?
Со дна небес, сквозь тьму слепых столетий
Жемчужина сверкает не тебе ли?

Аварский язык – самый распространенный среди языков нахско-дагестанской группы. А вот стихи классика кумыкской поэзии Йырчи Казака.

Если вкратце перевести, то смысл таков: "Кто жил в этом мире так, как бы ему хотелось? Когда здесь даже волк терзает волка..." Кумыкский – язык тюркской группы, турки понимают кумыков лучше, чем кумыки турков. Кумыкский не испытал на себе таких влияний, как турецкий, не развивался и не обогащался, как турецкий, и он ближе к тюркскому праязыку, – рассказал обозреватель Северокавказской службы Радио Свобода Муртазали Дугричилов.

Пользователи социальных сетей в реакции на республиканский закон о языке единодушия не проявили. Вот некоторые мнения:

Вах, жил себе, жил и не ведал, что он законно разговаривал на своем родном...

Хорош порожняк нести, издайте что-нибудь по безопасности или по коррупции. А родной язык – знали, знаем и не забудем!

Завтра узаконят песни на родном языке... Самые полезные законы. Если б в Дагестане был один язык... Но когда языков много, когда в разных организациях внутри коллектива разговаривают на разных языках…

В село ребенка на пару месяцев – вот тебе и родной язык привит!

Закон о сохранении родного языка давно нужно было принять в Дагестане, народ, забыв свой родной язык и свою историю, теряет национальную сущность, теряет свой дух и потихоньку начинает деградировать. Для начала пусть в обязательном порядке вводят преподавание родного языка в школах и институтах.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG