Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Чтобы оценить уровень подготовки Сочи к Олимпиаде, не обязательно быть специалистом, достаточно быть цветоводом-любителем. Первое, что бросается в глаза, – это так называемое вертикальное озеленение: прямо на газонах стоит арматура с фотографиями цветов. Еще на траве установлены конструкции с подвесными горшками, а вернее, пластиковыми тазиками, в которых дренажные отверстия не предусмотрены и кое-какие цветы уже завяли.


Тот, кто выиграл тендер на установку тазиков, видимо, не знал, что в них нужно было проделать дырочки. Кое-где "компенсационные" кипарисы воткнуты прямо в глину и привязаны веревочками – как у дома Юлии Салтыковой, рядом с которым прошла автотрасса. Жителей переселить отказались, сославшись на отсутствие средств, зато через суд заставили их снести якобы мешающий трассе уличный туалет (и почему это в истории с Олимпиадой на первый план вышли туалеты?).



Дома для волонтеров Олимпиады в зоне олимпийского гостеприимства, которые должны были закончить в марте 2013 года, мягко говоря, не закончены и прикрыты высоким забором, в котором любопытные проделали дырки. Свалку строительного мусора по улице Таврической в Олимпийской деревне на фоне тотального недостроя мне запрещает снимать охранник. "А делать свалки не запрещено?" – отвечаю я. Охранник вступает в диалог и заявляет, что "незаконченные постройки к Олимпиаде не относятся, это строит РЖД".

Интересное оправдание. Неужели Владимира Якунина уже "сдают"?! Еще то и дело подходят полицейские и заявляют, что здесь запрещена съемка, поскольку мы находимся в приграничной с Абхазией зоне. Интересное заявление, тогда где же пограничники, спрашиваю я. Строительство домов для волонтеров начиналось и останавливалось несколько раз – мигранты, которым не платили деньги, то и дело бросали работу. Мигрантам до сих пор не заплатили, во всяком случае, по улице Таврической, об этом рассказал строитель Виктор из Молдавии, которого кормят "завтраками" уже полгода. Виктор грозится написать жалобу в приемной "Гражданского содействия" в Адлере, но боится, как бы это не повредило, ведь "начальник обещал заплатить".

Наивный Виктор уже неделю не работает, но надеется, что после Олимпиады строительство будет продолжено: объекты не завершены, как иначе? На вершине пирамиды компаний-субподрядчиков, орудующих в Олимпийской деревне, оказалась и Strabag. В ответ на жалобы эта австрийская фирма прислала правозащитникам отписку. Рабский труд (у некоторых мигрантов даже отбирали паспорта) был использован и на других объектах, в частности при строительстве пятизвездочных отелей в Красной Поляне. Будем надеяться, что этот факт никак не помешает иностранным гостям Олимпиады расслабиться.

Роза-Хутор: все готово к Олимпиаде

Роза-Хутор: все готово к Олимпиаде

Официальная версия такова: "Спортивные сооружения полностью закончены" (то есть, все остальное заканчивать необязательно). Действительно, зачем достраивать Олимпийскую деревню? Ведь все равно гости в большом количестве не приедут. На "курорте" Роза-Хутор в горах ощущение сюрреализма усиливается. Здесь бродят казаки, СОБРовцы с автоматами, полиция и волонтеры, которых легко узнать по униформе. Кроме них, в "большом Сочи" действуют военная полиция, транспортная прокуратура и еще бог знает какие секретные части. Сотрудники военной полиции признаются, что прибыли для надзора за военными еще в сентябре. Наверное, их наличие в городе необходимо: в декабре наделала шуму попытка дезертирства сержанта. Военные жалуются местным жителям, что они живут в санаторных корпусах в комнатах на 6-8 человек и ощущают нехватку душевой воды и хорошей еды.

В Сочи не покидает ощущение формализма происходящего
Несмотря на беспрецедентное количество силовиков, ощущения безопасности в Сочи не возникает. Аэропорту Сочи далеко до аэропорта Бен Гурион в Тель-Авиве. На въезде представитель транспортной полиции с грозными видом смотрит на содержимое багажника секунды две и быстро теряет к нему интерес. Полицейский-кинолог привычным жестом оттаскивает в сторону собачку, которая пытается принюхиваться к рюкзаку, – мол, достала уже, нюхать каждую сумку, кому нужно такое рвение? В Роза-Хуторе к оставленной сумке никто не подходит (я специально подождала минут десять) – казаки заняты охраной самих себя.

"Перед Олимпиадой были переписаны данные у 300 тысяч сочинцев, – докладывает, сидя в штабе Кубанского казачьего войска в Олимпийской деревне, заместитель атамана Валерий Ефремов. – Переписано столько-то, откомандировано столько-то, в аэропорту и на вокзалах тюбиков крема изъято столько-то, происшествий нет". Держу пари, именно так выглядят официальные доклады о безопасности в Сочи высшему руководству.

Идет зачистка последнего не растаявшего натурального снега – чтобы не портил внешнего вида Олимпиады. Осталось только отвязать веревочки от кипарисов. Хотя нет, этого нельзя делать: упадут еще
Именно поэтому многие сочинцы на время Олимпиады уехали из города: здесь не покидает ощущение формализма происходящего. Правда, формализм не относится к сочинским оппозиционерам, экологам и правозащитникам. Защитника мигрантов Семена Симонова вызывали в центр "Э", у оппозиционеров переписывали номер IMEI, а экологам поступали звонки из "имиджевого отдела ФСБ", причем звонившие проявляли удивительную осведомленность о телефонных разговорах защитников природы. Оппозиционеры приравнены к террористам вполне официально, ведь, чтобы организовать митинг, теперь нужно получать разрешение МВД и ФСБ.

В то же время Олимпиада стала радостным событием для россиян – гостей из других городов: многие из волонтеров – студенты, которые впервые посещают Сочи. От занятий в родной Сибири, Курской области и прочее их по такому поводу освободили на несколько месяцев, выдали справки для деканата. "Россия, вперед!" – кричат счастливые волонтеры, фотографируясь на фоне олимпийских символов.

Вперед, Россия! На курорте Роза-Хутор появляются грузовики со снегом. Только они не завозят, а отвозят куда-то грязный снег. Наверное, идет зачистка последнего нерастаявшего натурального снега – чтобы не портил внешнего вида Олимпиады. Осталось только отвязать веревочки от кипарисов. Хотя нет, этого нельзя делать: упадут еще.

Анастасия Кириленко – специальный корреспондент Радио Свобода, Сочи

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG