Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Распад Советского Союза происходил почти синхронно с распадом Югославии. С коллегами из бывших югославских республик мы почти каждую неделю собирались в пресс-центре МИД СССР, чтобы обсудить, как распадаются они и как распадаемся мы. Журналисты из Боснии и Хорватии говорили, что нам, украинцам или прибалтам, завидуют: все-таки у советских руководителей хватило ума не втягивать страну в братоубийственную войну, да, конечно, конфликты есть, но это все же не полыхающая страна, в которой некуда деться… А все потому, что "их" руководители – самые настоящие идиоты.

В том, насколько коллеги были правы, я убедился только недавно, прочитав мемуары бывшего хорватского президента и последнего председателя Президиума СФРЮ Стипе Месича – действительно, такой концентрированный идиотизм и правовой цинизм трудно представить, когда следишь за событиями издалека. Но еще труднее было представить, что югославский сценарий – это совсем не то, чего мы избежали. Это наше будущее, которое как раз сейчас стало настоящим.

Владимир Путин все в большей степени начинает играть по отношению к постсоветским президентам роль самого настоящего Слободана Милошевича – они берут у него деньги, советуются об отношениях с Западом и собственным народом. И если с Александром Лукашенко такие отношения сложились вполне органично, то попытка выстроить такую же вертикаль в контактах с Виктором Януковичем привели к самом острому кризису на постсоветском пространстве.

Путина западные лидеры в любом случае пригласят на международную конференцию по украинскому урегулированию – так что он может играть в Милошевича, не опасаясь последствий
Янукович уже сейчас – как Радован Караджич, лидер боснийских сербов. По менталитету и представлению о том, что такое хорошо, а что такое плохо, Путин и российское руководство гораздо ближе ему, чем протестующие на Майдане и половина населения собственной страны. Для этой половины он – самый настоящий чужак, не случайно многие протестующие говорят о его власти как об оккупационной. Но проблема не только в том, что рядовой протестант воспринимает президента как оккупанта, а в том, что президент может воспринимать его как чужеродного мятежника, наймита Запада – и в этом смысле "жители Майдана" и – шире – жители Галиции или Киева для Януковича и его окружения примерно то же самое, что для Караджича – боснийские мусульмане или хорваты. Да, живут рядом. Но – опасные чужаки. И разговоры о применении силы против собственного народа тут не очень уместны.

Скорее всего, с ментальной точки зрения, для власти – это не свой народ, а "другое" население Боснии. И если она этот народ не разгоняет, то не из сострадания, а из страха. Перед Западом, перед общенародным восстанием, перед террором – но отнюдь не потому, что в своих не стреляют. Потому что своих на Майдане нет. И Путин это прекрасно понимает – и играет на фобиях Януковича примерно так же умело, как Милошевич играл на фобиях Караджича и других лидеров боснийских сербов. Тем более что рискует в этом раскладе именно Янукович – это он может потерять власть, страну и накопления. А Путина западные лидеры в любом случае пригласят на международную конференцию по украинскому урегулированию – так что он может играть в Милошевича, не опасаясь последствий.

Виталий Портников – киевский журналист и политический комментатор, обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG