Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

40 миллионов бутылок как радость экспорта


Грузинское вино, старое

Грузинское вино, старое

Грузия способна поставлять в год по полбутылки вина на каждого трудоспособного россиянина

Объем экспорта грузинского вина на российский рынок за семь последних месяцев составил 20 миллионов бутылок. Это вдвое больше прогнозировавшегося: поставки из Грузии составляют теперь почти 5,5% всего винного импорта в Россию.

Данные о продаже грузинских вин на российском рынке после снятия в минувшем году эмбарго, введенного Москвой в 2006-м, превзошли все ожидания Тбилиси. Уже через полгода после возобновления импорта Грузия оказалась на восьмом месте по объему поставок, потеснив Украину и Молдавию. Главная причина успеха, как считают эксперты, – большой спрос на грузинские вина в России. Но какие факторы вызывают этот повышенный спрос? Многие утверждают, что в России просто соскучились по грузинскому вину, известному еще с советских времен, а многолетнее эмбарго лишь разогрело интерес.
Винный погреб в Кахетии

Винный погреб в Кахетии


Похожая ситуация складывается и в отношении других товаров, поставки которых недавно возобновлены в процессе "российско-грузинской оттепели": производители "Боржоми" и лимонадов утверждают, что их продукция также пользуется спросом в России. Результат от возобновления винного экспорта в Россию очевиден и в Тбилиси: минувшее "ртвели" (так в Грузии называют процесс сбора винограда) в главном винодельческом регионе республики, в Кахетии – был в 2013 году самым успешным за многие минувшие годы. Крестьяне наконец-то смогли сдать виноград на винные заводы по более высокой цене, чем прежде.

Виноградарство и виноделие в Кахетии, да и во всей Грузии – системообразующая отрасль экономики. Экспорт вина, благодаря открытию российского рынка, вырос почти на 50%. Виноделы смогли реализовать огромные запасы, скопившиеся у них с 2006 года, когда по инициативе тогдашнего Главного санитарного врача России Геннадия Онищенко все виды алкогольной продукции из Грузии оказались под запретом. Некоторые политики и наблюдатели тогда высказывали мнение, что запрет на самом деле связан не с низким качеством продукции, а с проблемами в двусторонних отношениях, которые обострились после ареста в Грузии четырех российских офицеров по обвинению в шпионаже.

Впрочем, пользуясь советским мифом о грузинском вине, недобросовестные дельцы прежде годами производили редкие марки вин – например, "Хванчкару" – в кустарных и антисанитарных условиях, как в самой Грузии, так и в Подмосковье. С той поры в Грузии приняли несколько законодательных актов по борьбе с фальсификацией винной продукции, защите бренда и торговой марки. Качество вин улучшилось. Но открытие российского рынка, как это ни парадоксально, таит в себе опасность: недобросовестные виноделы всегда считали именно российский рынок выгодным для подделок грузинского вина.

– В Россию экспортировано уже около 25 миллионов бутылок вина, это если иметь в виду и данные за январь. До эмбарго 2006 года Грузия экспортировала в Россию около 50 миллионов бутылок в год. 25 миллионов бутылок за 7 месяцев – очень хороший показатель, за год мы выйдем на уровень примерно 40 миллионов бутылок, – утверждает в интервью Радио Свобода директор Национального агентства вина Грузии Леван Давиташвили. – Конечно, спрос на грузинские вина за годы эмбарго в России уменьшился. Кроме того, Грузия вошла в более высокий ценовой сегмент рынка, в котором находятся многие французские и итальянские вина. Поскольку мы экспортируем вина на новые рынки, у нас просто нет ресурса, чтобы полностью удовлетворить спрос в России.

Из Грузии Россия получает оригинальный, уникальный в своем роде продукт: вина саперави и ркацители, это сорта, которых нет больше нигде
В отличие от прежних лет, мы категорически исключили любую возможность удовлетворения спроса за счет ухудшения качества и увеличения количества производимой продукции. Без разрешения нашего Агентства ни одна бутылка грузинского вина не может быть экспортирована. Российские эксперты раньше выдавали пессимистичные прогнозы: даже оптимисты говорили об экспорте 10 миллионов бутылок. Наша продукция отличается от вин, поставляемых в Россию из других стран: мы не предлагаем международные и широко известные сорта: шардоне, каберне, совиньон или мерло. Эти вина в советское время поставлялись в Россию в основном из Молдавии, а в последние годы молдавские вина потеснили Чили, Аргентина, Австралия и другие страны. Из Грузии Россия получает оригинальный, уникальный в своем роде продукт: вина саперави и ркацители, это сорта, которых нет больше нигде. "Киндзмараули" и "Хванчкара" узнаваемы в России и нашли своего прежнего потребителя.
Из этого винограда делают настоящее вино "Хванчкара"

Из этого винограда делают настоящее вино "Хванчкара"


Доля российского рынка в общем экспорте грузинских вин составляет около половины. На мой взгляд, это предельный показатель, и наше агентство намерено внимательно следить, чтобы он не увеличивался: во-первых, из соображений сохранения качества, во-вторых, чтобы не связывать себя чрезмерной зависимостью от одного национального рынка. Думаю, что 60-70 миллионов бутылок вина на экспорт – это предел развития грузинского виноделия. Прежде мы производили больше, однако после повышения стандартов качества объемы производства чуть сократились. Однако выросли доходы – вино стало лучше, мы продаем его дороже. Впрочем, в Грузии высаживают и новые виноградники. Так что в среднесрочной перспективе производство будет расти, – считает директор Национального агентства вина Грузии Леван Давиташвили.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG