Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Участники акций протеста на Украине создают отряды самообороны и ждут новой атаки силовиков 15 февраля

Очередное "народное вече" на площади Независимости в Киеве поддержало решение о создании по всей Украине оппозиционных "отрядов самообороны". Как заявил лидер объединения радикальных организаций "Правый сектор" Дмитрий Ярош, украинский режим не идет на компромиссы и продолжает репрессии, поэтому "оппозиция, Майдан и все протестующие должны готовиться к общенациональной мобилизации с перспективой дальнейшего блокирования правительственного квартала".

Дмитрий Ярош

Дмитрий Ярош

Ярош и его соратники не исключают, что перемирие закончится 15-го. До этой даты, согласно принятому в редакции власти закону об амнистии арестованных и содержащихся под следствием активистов, должны быть освобождены все занятые митингующими в украинской столице и регионах госучреждения. По информации Штаба национального сопротивления, под стражей остаются 49 активистов Майдана, 392 – освобождены, судьба 36 – неизвестна.

О том, как власть собирается (или не собирается) исполнять собственный "Закон об амнистии" можно судить по событиям в Виннице – говорит председатель правления Украинской Хельсинкской группы Евгений Захаров. В воскресенье протестующие разблокировали здесь здание областной администрации. В тот же день четыре их лидера были арестованы, против них тут же возбудили уголовные дела. Именно поэтому, считает Захаров, на Майдане не верят власти и готовятся к новым столкновениям.

Участники десятого "народного вече", собравшего на площади Независимости в Киеве десятки тысяч человек, не скрывали беспокойства отсутствием перспективы выхода из политического кризиса. Люди требовали перезагрузки всей украинской власти – в первую очередь досрочных президентских выборов.

"Народное вече" 9 февраля на Майдане стало "юбилейным" – десятым по счету

"Народное вече" 9 февраля на Майдане стало "юбилейным" – десятым по счету

Самую широкую поддержку на вече получила инициатива лидера движения "Третья украинская республика" Юрия Луценко о формировании отрядов самообороны во всех регионах страны. По мнению оппозиции, такие отряды помогут защитить участников акций протеста и стать основным аргументом в переговорах с парламентским большинством о проведении конституционной реформы. Оппозиция продолжает требовать восстановить Конституцию от 2004 года, предусматривающую парламентско-президентскую форму правления. “Наша задача – новая Конституция, новый президент, новое правительство, новая страна”, – заявил на воскресном вече лидер парламентской фракции "Батькивщина" Арсений Яценюк. По его словам, новый Основной закон должен существенно ограничить полномочия президента и ликвидировать областные государственные администрации. “Хватит вассалов Януковича на местах! Народ в области должен сам выбирать областной совет, исполнительный комитет и председателя этого комитета”, – заявил Яценюк со сцены Майдана.

В ожидании конца срока действия "Закона об амнистии" протестующие укрепляют баррикады

В ожидании конца срока действия "Закона об амнистии" протестующие укрепляют баррикады

Работа над законопроектом об изменении Конституции Украины продолжается. В среду, 12 февраля, документ, согласованный всеми фракциями, планируют направить в парламентский комитет по вопросам государственного строительства и местного самоуправления. Ранее председатель Верховной Рады Владимир Рыбак сообщил, что его принятие в первом чтении возможно на этой неделе на внеочередном заседании парламента. Однако, как выяснила газета “Коммерсант-Украина”, в правящей Партии регионов не собираются выносить документ на рассмотрение в сессионном зале. По плану работы над законопроектом, представители партии власти собираются направить его на экспертизу в Венецианскую комиссию, которая может занять не меньше полугода.

В воскресенье протестующие разблокировали здание областной администрации в Виннице. В тот же день четыре их лидера были арестованы
Пока митингующие негодуют из-за затягивания властями выполнения своих требований, Служба безопасности Украины (СБУ) объявила о введении на всей территории страны режима "повышенной антитеррористической готовности" из-за угрозы взрывов и захватов зданий органов власти. В СБУ утверждают, что за последнее время в ведомство поступала информация о минировании семи аэропортов, нескольких железнодорожных и автовокзалов, атомных и гидроэлектростанций, трубопроводов и ряда других объектов.

В спецслужбе обеспокоены и произошедшим на днях инцидентом на борту самолета Харьков – Стамбул. 7 февраля летевший этим рейсом 44-летний харьковчанин Артем Козлов попытался ворваться в кабину пилотов и, как утверждают в СБУ, "требовал развернуть самолет в направлении Сочи". Там, как он якобы сказал, "находятся Путин и Янукович, у которых руки в крови". Самолет совершил экстренную посадку в Стамбуле, Артем Козлов был арестован местной полицией. Знакомый Козлова, депутат Харьковского облсовета от партии "Батькивщина" Иван Варченко, рассказал агентству “Интерфакс-Украина”, что арестованный в Стамбуле “не был ни активным евромайдановцем, ни оппозиционером, придерживался “эклектичных взглядов”, а перед вылетом в Турцию на нем и вовсе была агитационная ленточка прошлых выборов с надписью "Наш президент – Виктор Янукович – 2010".

В конце прошлой недели стало известно, что во въезде на Украину отказано российскому правозащитнику Андрею Юрову. Юров прилетел в украинскую столицу, чтобы встретиться с Комиссаром по правам человека Совета Европы Нилом Муйжниексом и продолжить работу в Международной группе правозащитников по ситуации в Украине. До этого момента Андрей Юров уже успел встретиться с протестующими и представителями властей в Харькове, Донецке и том же Киеве. По его словам, на пограничном контроле ему отказали во въезде без объяснения причин, как и ранее – российскому политику Борису Немцову:

Андрей Юров

Андрей Юров

– Происходило все достаточно ординарно. Я думаю, что такое происходит с десятком людей в разных странах. Когда подходишь к стойке паспортного контроля, подаешь свой паспорт, у несчастного человека, который там сидит, меняется лицо, когда он смотрит в компьютер и, видимо, там что-то видит. Он немедленно подзывает какого-то дежурного офицера, и тебя препровождают в некую комнатку, где уже с тобой разговаривает старший лейтенант или кто-то еще, начинает тебе объяснять – вы находитесь в специальном списке, вы не можете быть допущены на территорию Украины и так далее. Это, можно сказать, "штатная ситуация". Мне выдали бумажку под роспись, что на основании такого-то закона въезд запрещен, а дальше – очень интересно! – что я внесен в список неким государственным органом. Каким – не написано.

– Может ли это быть связано с вашей правозащитной работой в Украине в составе международной группы?

– У меня просто нет другой идеи. Может быть, это связно с чем-то другим. Например, СБУ располагает информацией, что я являюсь агентом марсиан. Откуда я знаю? Я, с моей точки зрения, не совершал ничего противоправного на Украине. Более того, моя правозащитная деятельность носит неполитический характер. Права человека существуют вне границ, вне суверенитетов, вне территории. Что в их головах? Какая у них информация? Может быть, у них вообще какие-то ложные данные про что-то? Это никто и никогда не узнает. Я думаю, что архивы эти когда-нибудь все равно будут не рассекречены, а уничтожены. Мы в этой жизни все равно не узнаем – куда мы въездные, а куда не въездные.

10 февраля во въезде на Украину было отказано депутату Ярославской областной Думы Борису Немцову

10 февраля во въезде на Украину было отказано депутату Ярославской областной Думы Борису Немцову

– Официальные государственные правозащитники Украины, с которыми вы также работали, пытались вам помочь в этой ситуации?

– Первое, что я сделал, – позвонил помощнику украинского уполномоченного по правам человека (должность уполномоченного занимает Валерия Лутковская. – прим. РС), чей мобильный телефон у меня всегда с собой. Потому что когда тебя заводят в комнату, где сидит несколько людей в форме и несколько в штатском, нет никаких свидетелей, лучше кого-то поставить в известность, где ты находишься. Они вели себя изумительно вежливо. Никто у меня не отобрал телефон, ничего не происходило, никто меня не осматривал, не обыскивал. Помощник омбудсмена, которому я дозвонился, сказал – ужас, ужас, это какая-то трагическая ошибка, мы же с вами так хорошо работаем. В любом случае, эта ошибка уже совершена. Международный семинар, который должен был состояться в Киеве, все равно состоится. Мне даже в голову не могло прийти, что я туда не попаду.

– В последнее время вы встречались в различный украинских городах с пострадавшими от нарушения прав человека. О чем они вам рассказывали?

– В украинских регионах это прежде всего давление на журналистов и правозащитников – моральное давление, письма и СМС с угрозами. В Донецке, например, это уголовные дела по экономическим статьям. В Харькове еще и поджоги машин. Там уже, по моим данным, больше шести машин сгорело, принадлежащих разным активистам. В провинции все жестче, чем в Киеве. Там независимых журналистов и активистов совсем мало, их все знают. К сожалению, я не был на западе.

В провинции все жестче, чем в Киеве. Там независимых журналистов и активистов совсем мало, их все знают
Мне местные российские правозащитники задавали вопрос – занимался ли я фактами преследований представителей проправительственных партий в западной части Украины? Есть некая информация о том, что на них оказывается очень серьезное давление, что там сжигают офисы Партии регионов и так далее. Я, к сожалению, этим не занимался. Но если я снова попаду в Украину, обязательно займусь. Потому что ценность международных правозащитников в том, что они не играют на поле одной из сторон конфликта, а стараются искать сбалансированную информацию.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG