Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Мир сложный, поэтому его реакция на большие события не может быть простой. А если реальность слишком сложна, то ее можно отредактировать. "Нью-Йорк таймс" пишет: "Самодовольная возрождающаяся Россия воплотила свои олимпийские устремления в реальность". Отлично, но только вот это плохое слово ‘swaggering’ (самодовольная, фанфаронствующая) надо, конечно, отбросить. Теперь цитата годится для обзора официального российского агентства.

Берем следующую фразу: "Смысл несколько чрезмерной церемонии состоял в том, что Россия вернулась – и по большому счету… но куда Россия при этом направляется – на фоне экономического спада, продолжающегося нарушения прав человека и подавления политического инакомыслия… этот вопрос отложен для другого дня". Фраза неудачная, выбрасываем все про спад, нарушение, подавление – и получаем в сухом остатке совсем другую простую цитату: "В большой путь. Россия вернулась!" В том же духе пробегаем по откликам главных газет и телекомпаний мира и, какая удача, нигде не находим ни одного плохого слова. Сплошные превосходные степени. "Масштаб открытия праздника спорта граничил с колоссальным". "Изобретательность (постановщиков шоу) привела иностранцев в состояние благоговения". "Церемония была прекрасной, загадочной, уникальной, как сама Россия".

В Японии комментаторы "с неподдельным интересом наблюдали за театрализованным открытием Олимпиады, не скрывая восторгов и удивления в голосе". Британские газеты называли церемонию открытия "поражающей воображение", "захватывающей", "незабываемой". Самое интересное, что такие оценки в британской прессе действительно можно найти – но рядом с другими. Например, напоминаниями о том, что игры в Сочи – самые дорогие в истории и что во многом это объясняется небывалым уровнем коррупции в России. NBC в своем в целом позитивном и благодушном комментарии назвала церемонию открытия вот как: "китч, но красивый".

Интересно, что в других материалах официальных российских средств массовой информации, наоборот, рассказывается о злобной антироссийской кампании в западной прессе. Американскую газету "Вашингтон пост", например, в одном случае включили в число восторгающихся, а в другом – очерняющих. Ну да, надо же попроще, пооднозначнее… Все заметили, что одно из олимпийских колец над стадионом не зажглось, но злорадства почти нигде я не заметил. Наоборот, многие написали, что это мелочь, пустяк, что при решении столь сложной, технически грандиозной задачи мелкие срывы неизбежны.

Символизм западные журналисты увидели в другом – в том, что государственный телеканал подправил реальность и телезрители этой неприятности не видели, в репортаж ловко вмонтировали кадры, снятые на репетиции. Та же "Нью-Йорк таймс" в другой статье назвала этот эпизод "самым многозначительным рецидивом советских времен"…

Многие обозреватели сравнивали телевизионное шоу в Сочи с тем, как открытие Игр проходило в Лондоне, приходя к выводу, что британская версия отличалась, прежде всего, чувством юмора и, что особенно важно, – умением подтрунить над собой и некоторыми аспектами своей национальной истории, что спасало от излишней пафосности. Видимо, ощущая острый дефицит юмора в этой теме, сатирик, автор традиционной рубрики в британской "Таймс", позволил себе посмеяться и над главой своего правительства и его министром финансов и даже (о, как он посмел!) над Путиным и Медведевым. Главу британского финансового ведомства Джорджа Осборна за моложавость (а не за сексуальную ориентацию) прозвали Мальчиком Джорджем, по аналогии с известным певцом-гееем Бой Джорджем. И вот в одном из эпизодов придуманного сатириком абсурдного дневника Путина тот путает двух Джорджей, возможно, вкладывая в это некий зловещий смысл. В ответ Кэмерон говорит Путину по телефону: "Эх, если бы только я мог видеть выражение вашего лица, может быть, это помогло бы мне различать, когда вы шутите, а когда говорите всерьез". "Это вряд ли", – отвечает российский президент.

И я в завершение хочу сказать: замечательная церемония открытия. Отлично организованные (пока) соревнования... Вот чуть-чуть бы еще юмора и самоиронии, чтобы не принимать себя так уж окончательно всерьез...

Но это вряд ли.

Андрей Остальский – лондонский журналист и политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG