Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Захват нематериальных активов". Раскраска Милонова. "Большой город" выходить не будет. Выборы: "список Касьянова"

Лайвблог о дискуссиях в Сети


Алексей Беляев-Гинтовт. "Парад победы"

Алексей Беляев-Гинтовт. "Парад победы"

19:04 13.2.2014
Александр Бобраков-Тимошкин
Захват нематериальных активов. Блокадное неравенство. Что такое жить долго в России

Почему завершившаяся почти 70 лет назад война - едва ли не главная тема дискуссий в современной России?
Андрей Громов на Slon.ru считает, что все дело - в рейдерском захвате правящей верхушкой нематериальных активов, в том числе и истории:
Когда-то, рассуждая о захвате России чекистами, Александр Волков предположил, что теперь, когда все активы внутри страны уже им принадлежат, они непременно начнут захват новых активов – уже вне пределов России, на Западе.
Что там происходит с захватом чекистами мира, понять пока сложно (но следить интересно) – может, война идет уже полным ходом, а все вокруг – лишь эхо ее канонады, а может, только окопы роют, да и то без энтузиазма.
Но есть одно направление захвата, не проговоренное в концепции Волкова, – захват нематериальных активов. И этот захват как раз идет полным ходом и самым несомненным образом. Причем даже не идет, а завершен практически.
Вот, например, история с блокадой и скандал, с ней связанный. О чем они? Они о нарушении копирайта. О нарушении правил, предписанных владельцами прав на Великую Отечественную войну. Как они получили эти права? Практически тем же способом, что и права на нефтяные компании, пароходства и прочие материальные активы. <...>
Захват истории идет системно и точечно. Скупается не все подряд, а только самые крупные и консолидированные активы. Великая Отечественная война как раз такой несущий актив. <...>
Что еще из основных нематериальных активов есть в России? Церковь. Православие. Процесс консолидации и окончательной скупки этого актива прошел в последние два года на волне истории с Pussy Riot. При всех многочисленных и реальных проблемах православной церкви, при всей ее глубокой связи с чиновниками и спецслужбистскими структурами церковь тем не менее оставалась живым организмом, живущим и развивающимся на основании своих задач. Скандал с Pussy Riot, в котором были задействованы значительные финансовые и силовые ресурсы, был рейдерской операцией по захвату актива «Русская православная церковь», а также смежных с ней активов – «Русская вера», «Русское православие». <...> Скупка нематериальных активов привела уже к полному неразличению этих понятий. Они буквально приватизировали Россию. Им принадлежат теперь не только вся нефть и газ, все заводы и фабрики, все, что имеет материальную ценность и образует финансовые потоки. Им теперь принадлежит Россия и как нематериальный актив. Они теперь владельцы копирайта, владельцы всех прав на эту страну, на ее веру, на ее историю. На все, что может быть как-то использовано.
Если Россия принадлежит "им", не стоит ли желать поражения такой России? Например, на играх в Сочи. Подобная "ленинская" логика - в статье Евгения Ихлова:
"Пораженчество" - это не всегда синоним предательствау Иногда это - сочетание мудрости и патриотизма.
Теперь о пораженчестве в Сочи. Что означает триумф путинизма на Олимпиаде - густой слой ура-патриотической косметики на пораженном проказой коррупции и произволе теле страны. Это будет оправдание суперворовства - среди разваливающейся медицины и трещащей по швам науки и культуры. Это будет оправдание череды политических процессов и окончательно удушения (в том числе и в кремлевских объятиях) гражданского общества. Путин, разумеется, не Гитлер, но доля его сторонников мечтающих о том, чтобы он вёл себя по-гитлеровски сопоставимо с процентом поддержки нацистов на последних мало-мальски демократических выборах в Германии.
<...>
Вот он выбор - за одни прекрасные молодые руки, победно поднятые над пьедесталами уплачено другими прекрасными руками, сжатыми в кулак - за решёткой клетки Замоскворецкого суда.
Поэтому будем пораженцами.

Матвей Ганапольский в "Московском комсомольце" рассуждает об "эпидемии извинений":

О чем теперь вообще можно спросить, чтобы тебя без суда и следствия не объявили врагом страны? О чем можно сказать, чтобы тут же не выскочили «патриоты», чтобы заявить: сказанное оскорбило их до глубины души.

Нет Конституции, нет законов. Есть лишь «патриотизм» штатных патриотов, которые сами себя на эту должность назначили.

Громче крикнешь — тебя обязательно заметят, ничто другое не работает.

Фальшивый патриотизм — это и есть единственный социальный лифт современной России.

Мария Павлова, рассуждая о патриотизме, цитирует Даниила Гранина:
Пусть тут скажет за меня мудрейший Даниил Гранин, все равно лучше не напишу: «Прошлым легче всего манипулировать, оно не может возразить. Будущее, казалось бы, еще доступнее — но чтобы его рисовать, надо иметь какую-никакую концепцию, картинку в голове. А настоящее — факты, они упрямы, и ими принято вообще пренебрегать: все российские власти перерисовывали прошлое и соблазняли будущим. Настоящее считалось кратковременным промежутком, который надо просто прожить. Отсюда пренебрежение к элементарному, к человеческой жизни в частности. <...>
И я понимаю людей, которые переписывают это прошлое, раскрашивают его всячески: ныне мы остались с очень страшной картиной мира. Это-то и есть самое ужасное: перед нами выжженная земля и трухлявые на ней пни».

О Гранине в последние дни вообще много вспоминают - в связи с неутихающей дискуссией о блокаде, импульсом для которой стал вопрос "Дождя". Борис Вишневский считает заявления министра культуры Мединского о том, что его "неправильно поняли" (Мединский назвал ложью утверждения Гранина об особенностях питания партработников в блокадном Ленинграде) недостаточными:
Гранин опирался на архивные данные, а также на исследования историков, в том числе Юрия Лебедева. Что оригиналы соответствующих фотоснимков есть в петербургском архиве кино- и фотодокументов. Что многократно (особенно, в последнее время) цитировался в СМИ дневник инструктора отдела кадров райкома ВКП (б) Николая Рибковского, описывающий условия жизни коммунистической номенклатуры во время блокады. И что в энциклопедии, составленной петербургским историком Игорем Богдановым на основе изучения архивных документов, «Ленинградская блокада от А до Я» указано: «В архивных документах нет ни одного факта голодной смерти среди представителей райкома, горкома, обкома ВКП (б)»...
Сразу два публициста, которых трудно отнести к либеральному лагерю, попытались поспорить с утверждениями Гранина (а вернее, тех историков, на мнения которых Гранин опирался) по существу.
Егор Холмогоров ставит под сомнение дневник Рибковского: по его мнению, описанные в нем пиры коммунистической номенклатуры - это просто-напросто бред сознания, перенесшего жестокий голод и потому фантазирующего о еде:
Секретарь райкома из Выборга Н. А. Рибковский после занятия финнами города оказался в Ленинграде на иждивенческом пайке и едва не умер. Но 5 декабря 1941 года его берут на работу в Смольный, где он немного откармливается обычным смольненским пайком, а в марте попадает в стационар усиленного питания для работников горкома.
И тут-то он и оставляет в дневнике запись, которая стала самым цитируемым свидетельством о роскошестве партократии в блокадном Ленинграде: «Питание здесь, словно в мирное время в хорошем доме отдыха: разнообразное, высококачественное, вкусное. Каждый день мясное – баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное – лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, 300 граммов белого и столько же черного хлеба на день, 30 граммов сливочного масла и ко всему этому по 50 граммов виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину» (Н. Козлова «Советские люди. Сцены из истории». М.: Европа, 2005, с. 268).

Этот отрывок, на который без подробностей указывает и Гранин (писателю хватило чутья, чтобы заподозрить ненадежность этих сведений), относится к числу постоянно цитируемых в интернете как главное подтверждение жирования партократии. Хотя еще публикатор выдержек Н. Н. Козлова не удержалась от восклицания: «Не придуривается ли он?» – но поспешила убедить себя, что нет. Наверное, очень хотела себя убедить.
Перед нами бред оголодавшего человека, добравшегося до немного улучшенного питания. Очевидно, что в стационар для доходяг Рибковский попал не от хорошей жизни. Больше ни разу подобным образом «подкормиться» за блокаду ему не удается, его питание скудно.
В стационаре Рибковский читает книгу Евгения Федорова «Демидовы». Книгу писатель – участник обороны Ленинграда порекомендовал Рибковскому во время случайной встречи в Смольном. Тема еды поднимается в «Демидовых» постоянно, и там содержатся в том или ином виде почти все элементы гастрономических фантазий автора дневника, за исключением разве что корюшки, каковая в ленинградском партийном стационаре в марте, скорее всего, быть могла.

Это отрывок из длинной статьи Холмогорова на "Взгляде":

Увы, главный упрек, который можно предъявить многим из публицистов, пишущих о блокаде, хотя меньше всего – девяностолетнему писателю, который, конечно, не может уже собирать документы по архивам, – это незнание подлинных документов и свидетельств о «блокадном неравенстве» между основной массой и партийными работниками, о рвачестве, злоупотреблении служебным положением и т. д. Таких свидетельств пока опубликовано немного, например, в книге Н. А. Ломагина «Неизвестная блокада» (М., Олма-Пресс, 2002), но они есть.
В общем, питалась партноменклатура в Ленинграде неплохо, но икру ложками не ела. А вот ела ли ромовые бабы (с которых и начался спор Гранина с Мединским)? Максим Кононенко пытается доказать, что нет:
Это - блокадный хлеб. Те самые "батоны". Которые выпекали, разумеется, внутри Ленинграда, а не привозили готовыми снаружи.
Ну то есть со мной можно спорить, конечно - может, мне показалось, и на исходной картинке действительно шоколадки. Толстые и кривые. А не блокадный хлеб, такой, каковым он и должен выглядеть в декабре сорок первого - маленький, очень маленький. Минимальные нормы за всю блокаду. Да и по лицу держащего его пекаря, в общем, всё видно.

Впрочем, Кононенко быстро указали на ошибку (в комментариях у Кашина):
Alexander Kolyandr Странно. Насколько я знаю из книжек и пр, хлеб пекли буханками, а нарезали при отоваривали карточек, от чего у продавцов оставались крошки
Mark Krotov По-моему на фото хорошо видно (по форме ушей, например, по одинаково выбритым вискам), что мужчина, который на первом фото в середине, а на фото с ром-бабами - справа - это один и тот же человек, на второй фотке он разве что засучил спустившийся рукав. И честно говоря, приведенные Кононенко фотографии "блокадного хлеба" так же мало похожи на "готовую продукцию" на оригинальном фото, как и шоколад - но это уже больше имхо
Так что пришлось писать опровержение:
p.s. в камментах справедливо замечают, что хлеб выпекали целиком, и только при продаже нарезали. что же, согласен. пришлось еще поискать насчет кондитерской фабрики. и вот что я нашел:

***
В декабре 1941 года зав. орготделом горкома партии Л.М. Антюфеев докладывал А.А. Жданову: "За октябрь-ноябрь на фабрике Клары Цеткин задержано 46 человек, пытавшихся вынести 7065 штук папирос и 1 кг табака. Особенно увеличились кражи на хлебозаводах и кондитерских фабриках. Например, извозчик Федоров (2-я кондитерская фабрика) пытался вынести несколько десятков пряников. В чемоданчике у агента снабжения Кузнецовой обнаружено 40 пирожных (!). 13 батонов хлеба и 12 пряников пытался вынести с этой же фабрики зам. начальника снабжения Щербацкий, а агент снабжения Соловьев украл 10 батонов хлеба. 5 декабря задержаны грузчики Красногвардейской базы райпищеторга при попытке хищения ящика макарон…
***
Отсюда
Это говорит кандидат исторических наук Александр Кутузов. То есть, фабрика работала, а на фоточке Михайлова скорее всего именно пряники.


Много в связи с дискуссией о жирующих партработниках цитируют и воспоминания блокадницы Нины Спировой, работавшей в "Елисеевском" магазине.
Меня перевели во фруктовый отдел.

– Фруктовый?! В блокаду?! Люди граммы хлеба и муки считали, столярный клей варили, всех кошек и крыс переели…

– А у нас была другая жизнь. Яблоки, груши, сливы, виноград. Все свежайшее. И так – всю войну. Напротив меня был мясной отдел. Несколько сортов колбасы, окорока, сардельки. Рядом кондитерский – конфеты, шоколад. Чуть подальше, в другом конце зала – алкогольные товары: вина, водка, коньяки.

– И кто это все покупал?

– Да я, по правде говоря, особо не вникала. Но люди приходили спокойные, хорошо одетые, голодом не изможденные. Показывали в кассе какие-то особые книжечки, пробивали чеки, вежливо благодарили за покупку. Был у нас и отдел заказов "для академиков и артистов", там мне тоже пришлось немного поработать. В очередях в Елисеевском никто не давился, в голодные обмороки не падал.
Олег Кашин называет этот рассказ "городской легендой", но дело тут в другом: Спирова сама говорит в своем интервью, что поступила на работу в магазин в августе 1942-го, когда ситуация с продовольствием в Ленинграде была уже намного лучше, чем в первую блокадную зиму, и кошек и крыс уже не ели.
Но главная мысль текста Кашина прямо связана с Граниным. И с дискуссиями об истории в ситуации, когда почти все свидетели умерли.

Представим, что в телевизионной студии 2084 года собрались старики, которых мы неплохо знаем уже сейчас, пока они еще молоды. Представим, что в конце века о нашем времени расскажут заслуженные девяностопятилетние Антон Коробков-Землянский и Кристина Потупчик.

— Я знала Виктора Шендеровича, — скажет старенькая Кристина. — Это был очень талантливый и очень порядочный человек. Бывало, соберемся мы — я, он, Валера Гергиев, Леша Навальный, и Виктор Анатольевич скажет мне: ах Кристиночка.

В студии аплодисменты.

— Я тоже помню Навального, — скажет старенький Коробков-Землянский. — Однажды он позвонил мне и сказал — Одни мы с тобой в России честные люди, Антон.

Снова аплодисменты. Ведущий дождется, пока студия успокоится, и скажет, с нежностью глядя на стариков:

— Пожалуйста, дайте какой-нибудь мудрый совет нашему поколению?

И Кристина Потупчик ответит:

— Главное — жить по совести. <...>

Жить долго — это еще и шанс для тех, кого мы воспринимаем находящимися по противоположную от нас сторону справедливости. «Нужно жить долго», — даже если они об этом не думают, очень велика вероятность, что это они нас переживут и придут поплясать на наших могилах. <...>
И, как бы неприятно это ни выглядело, это и есть то самое «в России надо жить долго». Член бюро ленинградского обкома КПСС доживет до того, что станет совестью нации, девушка из «Елисеевского» расскажет городскую легенду, и легенда станет историческим фактом, и никуда от этого не деться — всегда выигрывают те, кто живет долго.

Ну и дай им Бог здоровья.

17:44 13.2.2014
Александр Бобраков-Тимошкин
Конец журнала "Большой город". О либеральном дискурсе

Журнал "Большой город"

Друзья, наш бумажный журнал «Большой город» в ближайшее время выходить не будет. А вот сайт bg.ru продолжит работу в прежнем режиме: оставайтесь с нами!
Сообщение ТАСС: Журнал "Большой Город" приостанавливает выпуск печатной версии, рассказал ИТАР-ТАСС инвестор издания Александр Винокуров, который также является инвестором телеканала "Дождь" и проекта slon.ru.

"Мы приостанавливаем выпуск печатной версии, ближайший номер печатать не будем. Мы направили соответствующее письмо рекламодателям", - пояснил Винокуров. Он не сказал, когда будет возобновлено издание печатной версии и по каким причинам произошла приостановка.
Разговоры о закрытии "БГ" шли с прошлого года, когда в журнале сменился главный редактор и команда. А если учесть проблемы "Дождя", то нынешнее решение Александра Винокурова было, в общем, ожидаемым.

Интересно, решение закрыть БГ было принято до истории с Дождем или после нее?

Alexey Munipov
Ну что, БГ все-таки закрыли. Кто б сомневался. Не будем плакать над могилой, все было понятно еще тогда, обнимемся, вспомним все, что было, и проводим покойного весело — жизнь у него была удивительной.
Gerasicheva Katya Тогда на сайт будет больше сил. Это хорошо
Alexey Munipov Сайт меня, не скрою, совсем уже не интересует.

Некролог от Дмитрия Ольшанского:
Закрыли бумажную версию журнала "Большой город". Вероятно, и сайт скоро умрет.
У "Большого города" длинная и печальная история. Его делали разные команды, все делали по-разному, но все-таки каждый раз все плохо кончалось.
У Мостовщикова это был, как всегда, капустник про подледный лов леща, у Казакова - модный журнал про красивую жизнь, у Дзядко-Мунипова - "не могу молчать" радикальной интеллигенции, а у Ксении Чудиновой - даже не знаю что, потому что уж очень коротко это продолжалось.
А почему ничего не получалось?
По-моему, потому, что "Большой город" - это должно быть городское СМИ, а в Москве очень мало горожан. Аудитории нет.
Москва - это город каких-то "транзитных пассажиров", где миллионы людей бегут табунами по маршруту: 20-этажный дом - офис - "учреждение, где справки выдают" - "торговый центр" - 20-этажный дом.
А чтобы были такие СМИ, как "Большой город", нужна большая, многомиллионная "локальная культура", для которой, в свою очередь, нужен был бы 20-й век без Советской власти и ураганной урбанизации.

Вот если бы каждое Свиблово-Бибирево-Бутово не было снесено подчистую и заселено приезжими, а медленно, на протяжении многих десятилетий, превращалось из патриархальной деревни в малоэтажный городской район, при сохранении половиной, скажем, семей своих домов-земель практически веками, при сохранении веками же - местных трактиров, садов, кладбищ...
А у нас сейчас на всю Москву людей, чьи предки жили в этом же доме, на этой же земле 100 лет назад - человек 5? Или 10?
Нету, в общем, среды обитания. А потому и медиа такого быть не может.
Но, может быть, дело не в среде обитания:
Alexey Gurov Мои родственники 150 лет назад жили в том же районе Москвы, где живу я. Проблема не в этом. Надоели СМИ для журналистов. Все какой-то снобистский самопиар. Сколько должно поколений пройти, чтобы это стало понятно, не знаю.

Об еще одной проблеме российских медиа (да и всего общества) рассуждают на сайте Гефтер.ру Юрий Троицкий и Анатолий Корчинский.
Юрий Троицкий: Критика современного либерального дискурса на фоне отнюдь не либеральных общественных настроений казалась мне чем-то вроде «камня за пазухой» до тех пор, пока не столкнулся, во-первых, с заметной его — либерального дискурса — агрессивностью и странной бессодержательностью в полемических репликах интернет-общения.
Анатолий Корчинский: если мы просто скажем: либеральные (а также и левые, и вменяемые правые) авторы и их СМИ не настроены на диалог, главное в их высказываниях — горячее эмоциональное сочувствие «своих», особенно приятное в дружном осуждении «чужих», а вовсе не истина, — это будет лишь еще одно мнение, каких много. <...> Скорее, настало время, назрела потребность посмотреть на процессы в нашем публичном пространстве как бы немного со стороны — из-за шторы, из-под скатерти, из-под полы.
Ю.Т.: По сути, тип дискурса, с помощью которого выражают свои «мнения» по поводу текущих событий наши уважаемые эксперты в медиасфере, — это не собственно мнение, а скорее убеждение. Мнение подразумевает хоть и субъективную, но ответственную и обоснованную точку зрения. Оно, прежде всего, рационально, хотя бы уже потому, что выразитель мнения предполагает наличие у других людей иных мнений по тому же самому вопросу. Мнение актуально только для картины мира, в которой есть место многообразию воззрений, полифонии уникальных голосов. Мнение — это личное дело его носителя, оно не предопределяет принадлежности индивида к каким-либо общественным группам. Убеждение — это, наоборот, выражение коллективной истины, то, что мы разделяем с сообществом, которому принадлежим. Приобщаясь к тому или иному убеждению, мы становимся «своими» для членов определенной общности. Те, кто исповедуют иные убеждения, являются «чужими».

А.К.: Неслучайно ведь читателями блогов (а теперь и многие СМИ функционируют по принципу блогов, включая механизмы распространения текста по соцсетям и обратной связи) оцениваются, прежде всего, формальные свойства высказываний: «хорошо написал такой-то». Важно не «что», а «как». Ведь позиция «такого-то», как правило, давно известна его читателям. <...> Вот исходя из этого и можно говорить о характере коммуникации. И, говоря об этом, действительно приходится констатировать отсутствие диалога в нашей публичной сфере. <...> можно сказать, что именно на уровне самого текстообразования наша независимая публицистика отнюдь не стремится к диалогу ни в одной из версий, актуальных для социально-политического процесса.

Довольно странно, что подобные упреки в адрес либеральной прессы авторы иллюстрируют примерами из "Известий" и "Взгляда", - что, конечно, не отменяет важности поставленных вопросов. Дискуссия у Глеба Павловского:
Глеб Павловский:
50 лет (с Г.Померанца начиная) читаю про это, и 40 лет сам пишу - а диалога в оппозиции всё так же нет, и во властном поле тож. Не пора ли признать, что это не насморк, а рак с метастазами?

Olga Juntunen диалог может быть только там, где общие цели и задачи, а также стремление к взаимопониманию ради достижения этих целей, в остальных случаях либо драка, либо бойкот.
Сергей Вирясов Писал у себя не так давно: диалог подразумевает поиски общей цели, но любое целеполагание представляет опасность для режима личной власти. По этой причине коммуникации сознательно разрушаются "властью"; разрушать легче, чем строить. Да и внутренние свойства пишущей интеллигенции значительно облегчают задачу разрушения.
Милин Дмитрий Не понятно на какую тему может быть диалог между людьми умеющими "делить и отнимать" и теми кто хочет "складывать и умножать"? О правилах "гоп-стопа" и доле грабителей?

Еще одна новость из московского медиа-мира - уход Андрея Ходорченкова с "Эха Москвы":
В 2008-м кризисном году я потерял почти все. Грохнулась работа, затем личное.
Ушел на рынок. Сидел в комнате 2х2 метра и сходил с ума от хамоватого отечественного потребителя.
Днем я жил на работе. Ночами почти не спал, рассылал резюме. Каждую ночь в течение 3 месяцев.
Единственным, кто в меня тогда поверил было любимое Эхо.
Снова чувствую, что сижу в этой комнате 2х2. И значит нужно что-то менять.

Елена Фельгенгауэр Ну, сейчас-то уйти с "Эха" - может быть очень правильно. Там не самые лучшие времена настают.

16:36 13.2.2014
Александр Бобраков-Тимошкин
Запрет на усыновления, раскраска Милонова и "радужная" премия для дочери Родниной

"Правительство уточнило правила усыновления детей" - заголовок на сайте "Единой России". Суть "уточнения" такова:

Постановление об ограничении усыновления детей из России в страны с однополыми браками, в четверг, 13 февраля подписано премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым.

«Усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола, за исключением лиц, состоящих в союзе, заключенном между лицами одного пола, признанном браком и зарегистрированном в соответствии с законодательством государства, в котором такой брак разрешен, а также лиц, являющихся гражданами указанного государства и не состоящих в браке», - говорится в документе, опубликованном на сайте правительства.

Андрей Мальгин:
Оставим в стороне вопрос об усыновлении однополыми партнерами, но теперь усыновлять не смогут, например, матери-одиночки. Раньше это было возможно. Как раз матери-одиночки очень часто усыновляли очень больных детей. История одного такого усыновления изложена в книге "Мальчик из дома ребенка номер 10" (она переведена на русский язык). Я несколько раз писал об этой истории и даже вступил в переписку с автором и героями книги. <...>
Так вот, загибающегося в доме ребенка инвалида Ваню как раз вывезла из России в США мать-одиночка. Она спасла ему жизнь и он стал полноправным членом общества. И, конечно, он очень любит свою маму. Сейчас такие вани обречены: усыновление в США вообще запрещено, а теперь еще нельзя усыновить, не находясь в браке. Дорогие россияне инвалидов усыновлять не хотят.


Российские законодатели опасаются, что усыновленный иностранцами-натуралами ребенок впоследствии может быть передан на воспитание гомосексуалистам, - разъясняет Slon.ru.
Перед такой коллизией предостерегает и депутат Милонов, издавший детскую книжку-раскраску

Подробнее о милоновском ответе Чемберленам-содомитам - в материале "Большого города": Это его ответ на американскую «раскраску» «Misha and His Moms Go to the Olympic» — ироничный художественный сетевой арт-проект современных художников и медиаактивистов fckh8.com (книжки «Миша и его мамы едут на Олимпиаду» не существует).
Сюжет своей раскраски Милонов описывает так:
Миша, его папа-эмчеэсовец и беременная мама едут поддерживать друзей во Францию, где их избивают фашисты олландовские... Очень хорошая, добрая раскраска, абсолютно традиционная.
Казалось бы, при чем тут Олимпиада?

Неожиданные новости из Америки:
pharaon01
В то время как Ирина Роднина, российский политический деятель и Олимпийский чемпион по фигурному катанию, во имя "спасения" детей России голосует за анти-гейский законопроект и против усыновления российских детей американцами, ее дочь Алена Минковская номинирована на премию GLAAD Media Awards-премия за продвижение LGBT ценностей
Какой принцип тут применим? "Сын за отца не отвечает" или же "Яблочко от яблони"?
Вот ругали Ирину Роднину, а она вырастила достойную дочь. Достойную премии ЛГБТ-сообщества США.
История с "хакерами" в твиттере Родниной заиграла новыми красками. Юзер i_m_ho считает, что и само выдвижение Минковской на премию - часть пиар-кампании по обелению имиджа Родниной в США:
Ох, совсем не спроста бабушка Роднина на днях начала так тупо врать про якобы взломанный аккаунт в твиттере, где она в сентябре постила Обаму с бананом. Видимо, совсем серьезные проблемы у видной патриотки и деятельницы "Единой России" со въездом в свою милую сердцу Омерику.
Понятно, что эти твиты про "взлом" писали американские адвокаты семьи Родниной. Но таких неуклюжих извинений, над которыми, к тому же, посмеялись все кому не лень, явно оказалось недостаточно. И вот - новый ход, который придумали адвокаты. "Надо зайти с тыла", - решили они. В смысле, со стороны секс-меньшинств. Проживающая в Вашингтоне дочь Родниной журналистка Russia Today и одновременно (!) Huffington Post Алена Миньковская номинирована на премию GLAAD Media Awards, которая вручается "за выдающиеся достижения в медиаиндустрии, направленные на защиту прав геев, лесбиянок, бисексуалов и тренсгендеров в американском обществе". Причем эту номинацию Алена получила за свой репортаж "Бисексуалы делают свой ход в Белом доме".
<...>
Вся в маму: деньги получает от российских налогоплательщиков на канале Раша Тудэй, а для души агитирует за свободу геев и лесбиянок на сайте у Арианы Хаффингтон.
Бескомпромиссен Егор Просвирнин:
То есть, пока Роднина здесь у нас из последних сил борется с геями и бездуховностью, американские геи ее дочь номинируют на престижную награду за политически верное отображение гей-проблем. <...>
Вы знаете, я не думаю, что это лицемерие. Я думаю, что Роднина просто нас всех с вами не считает за людей, а Россию — за реальность. Как британский колониальный чиновник в Индии — бедным индусам можно нести любую пургу, все равно настоящая жизнь в Лондоне, а Индия так, место, где можно идиотничать сколько угодно. У Солженицына, кажется, был эпизод про молодого курсанта, трахавшего девушку в укромном месте, на которое, однако, выходили окна тюрьмы. Взглядов зэков он стеснялся не больше, чем взглядов собаки или кошки. Вот и мы с вами для Родниной такие собаки или кошки, на глазах у которых можно делать всё, что угодно. После чего, потерев крамольные твиты, ехать в Настоящий Мир, где дом, где семья, где жизнь, чтобы отдохнуть, набраться сил, и обратно в наш православный Бомбей, контролировать сбор духовности на плантациях.

Вот, кстати, что писала сама дочь Родниной про "банановый твит":
(Моя мать - не расист и не гомофоб. Я считаю, что этот твит был очень грубым, и мы в семье обсуждали эту ситуацию).

Благое пожелание под конец:

15:23 13.2.2014
Александр Бобраков-Тимошкин
Выборы в Мосгордуму: "список Касьянова"

Опубликован первый предварительный список кандидатов от оппозиционной коалиции (РПР-ПАРНАС, Партия 5 декабря и "Партия прогресса" Алексея Навального) на выборах в Мосгордуму. Пишет Михаил Касьянов:
После прошедших в сентябре 2013 года выборов мэра Москвы власти последовательно пытаются внедрить в общественное сознание ощущение того, что идет реальная либерализация общественной жизни и что мол «честность» избирательного процесса значительно повысилась, и будет расти дальше. На самом деле все происходит ровно наоборот. <...> для сохранения стабильности всей «вертикали», федеральная власть разрешила Москве кардинальным образом изменить порядок проведения выборов — вместо голосования только по партийным спискам (так было на последних выборах в 2009 году) перейти на голосование по выборам в Мосгордуму только по одномандатным избирательным округам.
<...>
Нет сомнения в том, что власти уже решили для себя все вопросы избирательных округов и в ближайшее время начнут работу своих кандидатов в них. Наши же кандидаты и все мы узнаем схему округов скорее всего в середине мая. Вот такие «честные» выборы готовит нам власть!
Наша Партия РПР-ПАРНАС и наши партнеры по коалиции вступаем в эту неравную предвыборную борьбу, и наши кандидаты (их уже 29), несмотря на отсутствие информации по округам, начнут в ближайшее время работу с избирателями в районах города.

Среди кандидатов от "Партии прогресса" только трое - Николай Ляскин, Владимир Ашурков и Владислав Наганов (сам Навальный баллотироваться не может). 9 человек представляют "Партию 5 декабря", в списке двое "гражданских активистов" - Мария Гайдар и Ольга Романова. Остальные представляют РПР-ПАРНАС, самый известный из них - Илья Яшин.

Список сразу же вызвал споры.
Слишком много партийцев от Парнаса, которых никто не знает. и узнавать не захочет. Поставьте того же Каца и Навальную, у них хоть есть уже имена для начала. <...> Слишком много неизвестных фамилий. В любом случае, кандидатов нужно обсуждать с Прохоровой и делать коалицию, иначе это все битый номер! Выигрывает только один кандидат в округе!
salmin26
А праймериз? Ряд довольно сомнительных (Наганов, в первую очередь) и очень много неизвестных персон с нулевыми шансами.
Упомянутый Максим Кац ехидничает:

Резко критикует список Владимир Милов, лидер партии "Демвыбор":
Совершенно очевидно, что, помимо 6-7 относительно сильных кандидатов две трети там - кандидаты исключительно слабые и малоизвестные. Никакой конкуренции никому они не составят.
Пересечений между их сильными кандидатами и нашими сильными кандидатами нет вообще. Есть пересечения наших сильных кандидатов с их слабыми кандидатами, но тут, честно говоря, обсуждать вообще нечего - снимут они их, не снимут, против реально сильного кандидата это, в общем, все равно. <...>
Что касается их сильных кандидатов, то среди них есть вполне достойные люди, которых я бы с радостью поддержал, будь то Ляскин, или муниципальный депутат Сергей Соколов из Коньково (мой округ с Коньково по новой схеме скорее всего разделят, так что я рад, что конкурировать мы не будем). Ну или тот же Ашурков, наконец, пусть избирается себе на здоровье.
Поэтому надуманная и долго муссировавшаяся проблема конкуренции между оппозиционными кандидатами в округах реально уступает место другой, более важной и изначально понятной реальной проблеме - дефицита сильных кандидатов от оппозиции, чтобы закрыть все округа.
Сильная конкуренция будет либо в центре, либо в пресловутом оппозиционном Гагаринском-Ломоносовском, куда полезут многие видные оппозиционеры. Но наших кандидатов и интересов там нет, так что предлагаю нам в эту тему вообще не лезть, это не наше дело, пусть выясняют между собой отношения там сами.
Ну и по Доброхотову в Ясенево прокомментирую раз и навсегда, чтобы больше не возвращаться к этой теме. Мне все равно. Доброхотов даже близко не обладает ни опытом, ни профессионализмом, ни биографией, ни ресурсами, ни багажом реальных дел в Ясенево, сопоставимыми со мной.


Dmitry Kurnosov Безысходностью веет от этого списка

Может быть, будут и неожиданные кандидаты:
Холмогоров Егор Очень хорошо видно, что большинство людей у нас в стране руководствуется принципом "я не политик, у меня профессия есть". Как только встает вопрос о выдвижении профессиональных политиков сразу выясняется, что у всех дела. А оставшиеся делятся на серых мышек и Летающих Макаронных Монстров типа Романовой. Я как прочел, мне аж назло выдвинуться захотелось.
Или, например, Владимир Рыжков, который, по свидетельству Алексея Венедиктова наконец-то завел настоящий твиттер:
Философскую мысль в интервью "Эху" высказал соратник Рыжкова Сергей Алексашенко:
С.АЛЕКСАШЕНКО: Мне кажется, что у демократических сил ума хватит договориться о согласованном списке кандидатов. Вопрос в том, удастся ли его создать.

Денис Билунов из Партии 5 декабря разъясняет, что "список Касьянова" не окончательный:
У следящих за новостями людей как сам факт публикации этого списка, так и его состав вызывают самые разные сомнения, поэтому мне кажется небесполезным добавить от себя несколько комментариев:
1) главная цель оппозиции в этой кампании - использовать ее для массового вовлечения неравнодушных граждан в общественно-политическую жизнь и за счет этого добиться осязаемого результата. Как минимум, кандидаты-единороссы должны получить в Мосгордуме менее половины мест
2) ясно, что для достижения этой цели критически важно взаимодействие всех конкурентов единороссов, что осложняется, во-первых, существенной зависимостью ряда из них от Кремля, во-вторых, мнимыми или подлинными идеологическими разногласиями и, в-третьих, личными амбициями ряда политиков.
3) как показывает практика последних месяцев, попытки преодолеть трудности, перечисленные в п.2, путем переговоров самого разнообразного формата имеют крайне низкий коэффициент полезного действия. Есть предположение, переходящее в уверенность, что единственный способ ускориться - это публичность (или, извините за исторический каламбур, "гласность"). В связи с этим ранняя публикация списка кандидатов с их привязкой к муниципальным районам - это вполне разумный шаг, направленный, в частности, на стимулирование переговорных процессов
4) другая, не менее важная причина, по которой следовало публично заявить кандидатов как можно раньше, - люди, принимающие на себя эту нелегкую ответственность, должны проявить себя в округах, показать, что они способны заниматься городской кампанией на уровне, заданном в прошлом году Алексеем Навальным.
А, например, Наталья Пелевина из той же партии уже готовится к кампании:
Моим базовым районом в подготовке к выборам в Мосгордуму станет район Беговой. Это район моего детства. Здесь мои корни. В этом районе жили мои бабаушка и дедушка. Моя мама и мой дядя по этим улицам ходили в школу. Сюда меня привезли из роддома. Здесь я ходила заниматься фигурным катанием на стадионе “Юных Пионеров” и гуляла в скверике перед ипподромом со старенькой прабабушкой, ходившей в школу еще при царе Николае II. С Беговой связаны все мои первые самые трогательные воспоминания.
Я очень люблю этот район. Здесь я буду жить. Мне понятны проблемы этого района и близки люди. Я готова и буду за них бороться по совести и с умом. Надеюсь на их и вашу поддержку.


С какими темами пойдут оппозиционеры на выборы? Будет ли это "борьба с нелегальной миграцией", как в мэрской кампании Навального?

Уже месяца три, наверное, наслаждаюсь полным отсутствием темы "нашествия гастарбайтеров" в информационном пространстве. Ее просто нет! Просто, ей-богу, как будто кто-то повернул рубильник. Хоп! - и выключил. Ни слова, ни звука. Право, можно было бы подумать, будто все гастрарбайтеры по мановению волшебной палочки вдруг снялись с места и уехали из России куда-то в теплые края. Исчезли.
И про визы со Средней Азией никто не говорит. Просто как отрезало. И ладно бы речь шла о прессе, вообще СМИ: понятно, что СМИ у нас подконтрольны и более-менее управляются из одного центра. Но ведь молчит и вроде бы свободная и своенравная блогосфера! Молчит, хотя никаких переломных и вообще значимых событий, кроме разве что легкого погрома в Бирюлево, больше не происходило.

Роман Лейбов
Хозяйке на заметку: вы обратили внимание, что слово "мигранты" хлопнуло дверью и внезапно ушло из фейсбука и вообще?

Как ушло - так и придет, вот и Алексей Навальный снова "разжигает":

Загрузить еще

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG