Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cочи-2014 глазами эстета. Александр Васильев


Видеоверсия программы доступна на нашем канале YouТube по ссылке


Леонид Велехов: Здравствуйте, в эфире Свобода – радио, которое не только слышно, но и видно. В студии Леонид Велехов, вы слушаете и смотрите программу Игры на Свободе, посвященную Олимпиаде в Сочи.
Мы начали этот цикл передач, когда до Олимпиады оставалось 100 дней, и за три месяца в этой студии побывали самые яркие звезды Олимпийских Игр прошлых лет со своими воспоминаниями о том, как они шли к главному триумфу спортивной жизни – олимпийскому золоту. Сегодня, когда Олимпиада началась и уже вошла в фазу зенита, когда завоевываются новые медали и ставятся новые рекорды, мы решили немного изменить ракурс нашей передачи. В конце концов, у Олимпиады есть разные измерения, не только чисто спортивное. И вот на этот раз я предлагаю взглянуть на Олимпиаду с точки зрения красоты и модного стиля. Так сказать, посмотреть на Олимпийские игры глазами эстета. Для чего и пригласил сегодня в студию Радио Свобода известного эстета и знатока моды Александра Васильева. Я предлагаю взглянуть на Олимпиаду с точки зрения красоты и модного стиля, так сказать, посмотреть на Олимпийские игры глазами эстета, для чего и пригласил сегодня в студию Радио Свобода знатока моды Александра Васильева.

Для начала – краткая биографическая справка.
Александр Васильев – историк моды, один из крупнейших современных специалистов в этой области. Он родился в семье выдающегося русского советского живописца и театрального художника Александра Павловича Васильева и драматической актрисы и театрального педагога Татьяны Ильиничны Гулевич-Васильевой. Отсюда – интерес к театру, театральному и бытовому костюму, декору, моде и стилю. Окончил Школу-студию МХАТ по специальности театрального художника. Эмигрировав в молодые годы из Советского Союза, Васильев сделал себе на Западе имя театрального декоратора, коллекционера и лектора. Здесь он собрал фантастическую коллекцию из более чем 15 тысяч экспонатов, связанных с историей моды и прежде всего с историей русского зарубежья. На родину вернулся и стал здесь широко известен в 90-е годы прошлого века. Подлинную славу в России и за ее пределами ему принесла уникальная книга «Красота в изгнании», повествующая о судьбах русской белой эмиграции на примерах из жизни самых красивых ее представительниц. За «Красотой в изгнании» последовали «Русская мода. 150 лет в фотографиях», «Европейская мода. Три века» и другие. Сегодня в России в знании истории моды и стиля у Александра Васильева, пожалуй, конкурентов нет.

Саша, а вы спортом интересуетесь?

Александр Васильев: Если честно, нет. Я никогда не занимался спортом, ни в детстве, ни в юности, ни в зрелом возрасте. Я никогда не посещал Олимпиад, спортивных состязаний. Но много знаю о влиянии спорта на моду.

Леонид Велехов: Об этом главным образом и побеседуем. Но сперва я бы хотел задать такой, общегражданский вопрос. Как вы относитесь к сочинской Олимпиаде? Она кажется вам уместным, органичным явлением в современной российской жизни или немного такой потемкинской деревней и самопиаром российской власти?

Александр Васильев: Будучи в этой области профаном и обывателем, я могу высказать свое личное мнение. Сочи в моем представлении – это южный курорт, субтропики. Зимняя Олимпиада – это все-таки север, это Солт-Лейк-Сити, Канада, Норвегия, северные страны мира и морозы. В Сочи сейчас цветут розы, пальмы. Олимпийские игры с привозным снегом – это, на мой взгляд, потемкинская деревня. В России есть другие прекрасные места, где есть морозы и горы, - это Алтай, Урал, Екатеринбург, горы Кольского полуострова. Почему выбрали Сочи – я сказать не могу. На мой взгляд, этот уголок России не соответствует зимнему спорту. Там построили множество прекрасных спортивных объектов, но каково будет их применение после этой двухнедельной Олимпиады, неизвестно. Мы имеем на берегу моря огромные зимние арены. Может быть, там будет рынок цветов, там будут продавать фрукты… Я считаю, что этот регион развит и так, и развивать надо было юг Урала или Алтай. Но я не являюсь человеком, который органично вписывается во все это, я вижу Сочи летним курортом.

Леонид Велехов: А как вам с эстетической точки зрения такое вторжение совершенно другого стиля, хайтека, могучих сооружений в этот уголок, южный и провинциальный?

Александр Васильев: Сочи – это был идеальный курорт в стиле сталинского ампира. Там много памятников советской эпохи, построенных в 30-е, 40-е, 50-е годы. Хайтекзамечателен, но не на Северном Кавказе. Дождусь окончания Игр, чтобы высказать свое окончательное мнение. На мой взгляд, место было выбрано неидеальное изначально.

Леонид Велехов: А рекламная кампания, которая сопровождала подготовку Олимпиады, ее имидж, ее талисманы?

Александр Васильев: Каждый страна старается использовать свои знаки. Меня удивило, что часть одежды, которая была выпущена для Олимпиады, была из коллекции 2012 года почему-то, и ей просто сделали новые наклейки. В интернете сейчас вообще гуляет огромное количество странных фотографий: комнаты с двумя унитазами, батареи под потолком… Мне кажется, у нас есть ответственные специалисты в этой области в России, и они должны были как-то это все проверить.

Леонид Велехов: Кстати, если вы говорите, что под новыми наклейками на одежде были старые, на самом деле, это нарушение, потому что, по правилам Международного олимпийского комитета, на каждой Олимпиаде должна быть абсолютно новая коллекция экипировки, костюмы и так далее. Но об этом мы еще позже поговорим. Вы, наверное, помните московскую Олимпиаду 1980 года?

Александр Васильев: Помню, да.

Леонид Велехов: Если сравнивать московскую Олимпиаду и сочинскую, тут есть что-то родственное между ними?

Александр Васильев: Безусловно. Тогда все было по указу, и сейчас по указу. Тогда по указу Брежнева выселили всех бомжей, алкоголиков и проституток за 101-й километр, что они не портили облик города. И в Москву тогда нельзя было въехать, город был закрыт. За колбаской нельзя было приехать в город, а как раз в эти дни московской Олимпиады город был заполнен продуктами питания.

Леонид Велехов: Финскими в основном, между прочим.

Александр Васильев: Финскими, да. И очень много сыров, колбасок… И в Сочи, я так понимаю, въезд тоже закрыт, не так просто можно там циркулировать. Не знаю, как там обошлись с визами…

Леонид Велехов: Там сложная ситуация. С одной стороны, на время Олимпиады введен безвизовый режим, но столько формальностей, чтобы оформить так называемый "паспорт болельщика", даже российских гражданам, не то что иностранцам…

Александр Васильев: Думаю, что для Олимпиад лучше выбирать такие страны, где проблем с визами нет. И дай бог им провести эту Олимпиаду в мире, закончить ее в мире, получить свои победы и свои медали, чтобы все были довольны, ничего там не взорвалось и не рухнуло. Но как бы ни старались, какой бы ни построили отель, вода все равно будет ржавая, время от времени ее не будет, она все равно не питьевая… Это общие вещи, от которых мы никак не уйдем. Конечно, люди пьют, а в Африке пьют и не то вместо воды – я видел в кино, так что не будем жаловаться. Чтобы стадионы были заполнены болельщиками, отели – посетителями, чтобы спортсмены выиграли медали, о которых они мечтают, не было бы сбоев ни с питанием, ни с водой, ни со снегом, привезенным туда.

Леонид Велехов: В сочинской Олимпиаде многие видят ностальгию по Советскому Союзу, которую вообще не скрывает ни наша власть, ни большая часть российского общества. В стилистическом решении сочинской Олимпиады эта ностальгия чувствуется?

Александр Васильев: Я совсем недавно летел из Парижа в Москву и смотрел в Аэрофлоте рекламный ролик о сочинской Олимпиаде. Этот ролик был сделан очень профессионально и рассказывал об олимпийских достижениях советских спортсменов. И хотелось под этим подписать только одно: слава КПСС! Это не просто ностальгия, а очень активная пиар-акция, которая говорит о том, что вот при социализме было очень хорошо, и сейчас почти так же хорошо. Есть этот мотив и в песнях, и в фильмах, и в форме олимпийской. Может быть, это то, за что сегодня все хотят удержаться, за эти воспоминания. Я бы за них не держался, но это мой взгляд.

Леонид Велехов: Да, нужно жить сегодняшним днем и будущим.

Александр Васильев: Это правда.

Леонид Велехов: Спорт – это и мода. Спортивная мода сегодня заполнила мир. Сто лет назад никому бы в голову не пришло в спортивном костюме появиться в публичном месте, а сейчас это совершенно повсеместное явление. В одежде спортивного покроя ходят люди далеко не спортивные по своей комплекции. А откуда вообще пошла спортивная одежда и соответствующая мода? Говорят, что это начали американцы…

Александр Васильев: Не совсем так. Американцы, конечно, внесли огромный вклад в развитие спортивной воды в 20-м веке. Но началось это все в Великобритании в 18-м веке, когда впервые спортивная одежда для верховой езды, а профессиональный спорт начался с конного спорта в 18-м веке, вошла в обиход. Взяли мужской костюм и сделали из него фрак. И первые фраки, которые можно сегодня увидеть на королевском балу или на дирижере, на очень ответственных собраниях, потому что это самая высокая парадная одежда для мужчины в 21-м веке, так вот фрак это изначально одежда для верховой езды. Изначально это был редингот, что переводится как "пальто для верховой езды", но отрезали полы спереди, и получился фрак с двумя большим хвостами. И постепенно эта одежда превратилась в обиходную, парадную и даже бальную одежду в 19-м столетии.

В 19-м столетии также появился первые спортивный трикотаж, купальные костюмы для мужчин. Яркие синие полоски появились уже в 1850-е годы, это очень давнишняя история. В 1870-е годы, конкретно в Праге, появилось знаменитое общество "Сокол" – это первые спортивные любительские клубы, когда мужчины стали заниматься легкой атлетикой. Они поднимали гири, подтягивались на перекладине, то есть стали заботиться о том, чтобы их тело приобрело спортивные формы. И стали выходить из моды подтяжки, потому что подтяжки обычно носили мужчины с животиком, брюки заканчивались очень высоко, над животом, а занятия спортом, легкой атлетикой ввели в моду ремень. Ремень сейчас носят все. Ремешок – это первая дань спортивной моде. Затем появляется такой знаменитый термин в начале века, как футболка. Футболка пришла, естественно, из спорта, от слова "футбол" – это майка с коротеньким рукавом, часто с воротником, и тогда она получила название – тенниска. Все это – влияние спорта на мужскую одежду.

А женщины занялись спортом довольно поздно, сначала это был конный спорт, бадминтон – любимый спорт еще 15-го столетия, это средневековая игра в волан. И затем, конечно, пинг-понг. Потом гольф и крокет – первые юбки для женщин с блузками и канотье пришли из гольфа и крикета. И впоследствии, конечно, плавание для женщин в 20-е годы, автомобильный спорт, каски и шапки для женщин для автомобильного спорта. Авиаспорт в 30-е годы для мужчин и для женщин, первые прыжки с парашютом, спортивные костюмы из кожи. Перерыв на Вторую мировую войну, и затем все виды гимнастики, которые были популярны.

Считается, что Олимпийские игры в Берлине в 1936 году очень сильно повлияли на развитие моды, вообще спортивная тема в моде второй половины 30-х годов сильна, не только в США, но и во французской, немецкой, английской моде.

Леонид Велехов: В начале 20 века спортивный костюм входит часто в конфликт с нормами приличия…

Александр Васильев: Да, он был абсолютно недопустим нигде, ни в одном публичном месте!

Леонид Велехов: Я читал, что австралийская пловчиха появилась на американском пляже в начале 20 века в купальнике, у которого были открыты плечи и колени, и ее арестовали! И поначалу женщины играли в теннис в длинных юбках и плавали…

Александр Васильев: Нет, они плавали всегда в широких шароварах, которые были до колена, сверху была баска в виде мини-юбки, и все это было сделано из темно-синей шерсти с белыми полосочками. Шерсть в морской воде не только намокала, она становилась очень тяжелой. Женщины всегда переодевались на пляжах в специальных кабинках. Вообще, до 30-х годов такого поголовного занятия спортом не было. Я считаю, что именно Олимпиада в 1936 году была рубежом, которая заставила молодежь во многих странах заниматься спортом больше и больше.

Леонид Велехов: В какой мере внедрение спортивного костюма в обыденную жизнь меняло нормы приличия?

Александр Васильев: Я думаю, что больше всего это повлияло на объемы одежды. Спорт всегда требует одежду, близкую к телу, которая не затрудняет движения. Это могут быть лыжи, коньки, что угодно, но вещи должны ваше тело подчеркивать и не сопротивляться движению воздуха и атмосферы. Фигурное катание было в зачатке еще в 1900-е годы. Если говорить о коньках, они нам известны с 16-го столетия, есть масса картин голландских, фламандских художников – катание на коньках. Конечно, они не делали таких прекрасных пируэтов, двойных тулупов и так далее…

Леонид Велехов: В России, между прочим, коньки были первым зимним видом профессионального спорта. А это ведь Шанель ввела в обиход джерси, которая так пригодилась для спортивных костюмов?

Александр Васильев: Считается, что она это ввела, но на самом деле это часть мифа о Шанель. Джерси вошло в большой обиход в Первую молодую войну. Шанель была тогда слишком молодым и невнятным дизайнером, чтобы повлиять на мировую моду. Джерси появилось во всех журналах моды уже в 1914 году. Шанель стала первым дизайнером, которая этот, входящий в моду материал облагородила и дала ему модное, трендовое направление, это безусловно так.

Леонид Велехов: В ваше книге "Русская мода" я не нашел ничего о спортивной моде. А культ спорта очень характерен для советского общества сталинской эпохи…

Александр Васильев: Безусловно. С двух сторон готовились. Я имею в виду: Вторая мировая война, и как все это отражалось в эстетике 1930-х годов, как в СССР, так и в гитлеровской Германии. Безусловно, там готовили гитлерюгент, у нас готовили комсомольцев и пионеров. Перед войной обычно хотят подготовить спортивную молодежь, и она пригодилась, мы знаем как. У нас в стране было много спортивных клубов, всевозможных объединений, и считалось прекрасным, если девушка прыгает с парашютом, если она первая пловчиха. А если она еще стреляет в тире, честь ей и хвала!
Так вот, возвращаясь к одежде: мы еще ни разу с вами не сказали, что Олимпиаду придумали древние греки. И Олимпийские игры всегда совершались атлетами в обнаженном виде, чтобы, не дай бог, женщина не проникла в ряды участников… Ведь мифы говорят, что была женщина, которая своей туникой прикрыла детородные органы, скрыла наличие груди, и ее приняли за парня, и она получила якобы в Древней Греции медаль. Мы знаем это по древнегреческим вазам – все спортсмены были нагишом! Так что никакой одежды в истоках Олимпиады для спортсменов не существовало, все это пришло гораздо позднее, когда Олимпиада вновь была возрождена из глубины веков.

Леонид Велехов: Неслучайно фильм Лени Рифеншталь "Олимпия" начинается именно с обнаженного атлета, который бежит… Вот когда мы смотрим на фотографии советских физкультурных парадов, на нацистских атлетов, возникает вопрос: как это сочеталось с пуританской моралью, которая была характерна для тоталитарного общества?

Александр Васильев: Во-первых, в СССР очень любили наготу. В 1925 году в Москве существовало общество, которое называлось "Долой стыд", его организовал профессор Семашко, в то время нарком здравоохранения. Общество это просуществовало до 1925 года и саморасформировалось. Члены этого общества ходили по улицам Москвы, Ленинграда, Киева, Ростова-на-Дону в чем мама родила с лозунгом через плечо "Стыд – это буржуазный предрассудок. Долой стыд!" Они даже пытались зайти так в столовую, в кинотеатр, в клуб. В них бросали всякие помои, старушки, конечно, крестились. Купание в Москве-реке в 20-е годы было полностью нагишом, судя по архивным фотографиям. Параллельно с этим в эпоху нацизма в Германии в моде был нудизм, нудистские пляжи были очень популярны. Я где-то читал, что Гитлеру тоже нравилось, что девушки были голенькие. Надо сказать, что и сейчас нудистские пляжи существуют на Балтийском море, на Средиземном море, и немцев там большой процент. В этом есть сходство культуры СССР и Германии. Но, оговорюсь, что при Сталине, в 30-е годы, уже нудизма не было, и это было под большим запретом. Секс расстраивал тогда советское руководство, потому что отвлекал мужчин от строительства социализма.

Леонид Велехов: А есть ли какая-то взаимосвязь между спортивной модой и стилем унисекс?

Александр Васильев: Да, безусловно, но это выразилось в основном в начале 1970-х годов. Хиппи, которые были антиспортивные и антимилитаристичные по своему духу, ввели этот унисекс. Если посмотреть на шорты, футболки и тенниски 70-х годов, мы видим, что для девушек и для мужчин в продаже в США есть полное единство, разница только в размере и в цвете. У девушек могут быть более теплые цвета, у мужчин более холодные цвета. Тем не менее, унисекс восторжествовал уже 40 лет назад.

Леонид Велехов: А в высокую моду спортивный стиль, спортивные веяния проникли?

Александр Васильев: В основном черезИв Сен-Лорана, он был самым, я бы сказал, спортивно направленным дизайнером в 1970-е годы. И его куртки сафари имеют уже спортивную нотку. Накладные карманы, плечики, отложные воротники, очень многие детали моды 1970-х годов пришли через французского дизайнера Сен-Лорана в мировую моду, затем это подхватили многие американские дизайнеры. Но все-таки высокая мода не была горячим поборником спортивного стиля. А вот прет-а-порте, готовая одежда, это другое дело. Массовка к спорту благоволит. Какие-то элементы – погончики, заклепки – могут присутствовать. Один из ярких примеров спортивного стиля в моде – это АндрэКуреж, тоже французский дизайнер 60-70-х годов, который очень много использовал от спортивной одежды: молнии, липучки, заклепки… Его стилистика насквозь спортивна. Сейчас, кстати, в Москве, на Винзаводе работает выставка, которая посвящена моде и спорту. Она открылась пару дней назад. Думаю, что это интересно. И я слышал, что в Манеже открывается выставка, посвященная спорту и моде, в ГУМе тоже проходит выставка. Я в своей коллекции имею последнюю форму зимней Олимпиады, мне подарили в Боско.

Леонид Велехов: Не разорвалась ли взаимосвязь между спортивной модой, спортивным стилем и собственно спортом? Похоже, спортивная мода уже превратилась в самоценную индустрию, развивающуюся самостоятельно?

Александр Васильев: Не могу так сказать. Один из главных факторов, например, который сегодня влияет на моду, это спортивная обувь, кроссовки, то есть пластиковая, резиновая, формованная обувь, вошедшая в моду в 2000-е годы. И сегодня многие выдающиеся дизайнеры создают обувь, которая может быть охарактеризована как кроссовки на каблуке, с какими-то удивительными прозрачными вставками, каких-то невероятных цветов. То есть я считаю, что спортивный стиль, конечно, внедряется в мировую моду, особенно в области обуви женской, и мужской тоже. Не все у нас увлекаются спортом, что естественно. Ну, в США я бывал, там люди больше увлекаются спортом, там в каждом университете есть условия для этого, в каждом городе, и почти все студенты обязательно играют в каких-то баскетбольных командах, футбольных, бейсбольных… Бейсболка – это вещь, которая пришла из бейсбола, это и есть влияние спорта на моду...

Леонид Велехов: На каждую Олимпиаду у всех команд должна быть новая форма: разве это не излишество? Тут уже явно спорт идет на поводу у бизнеса, у индустрии спортивной одежд...

Александр Васильев: Возможно, идет. Но это уже часть имиджа, и каждый раз спортивная команда хочет отличаться. И мы часто видим, что спортсмены идут не в форме, а в каких-то элегантных пальто, шляпах, плащах, всякое бывает. Олимпиада вообще всегда стоит много денег не только для принимающей стороны, но и для любой участвующей стороны. Надо потратиться на одежду на тренировки, на спортивные соревнования, да все стоит денег!

Леонид Велехов: В изготовлении коллекций для команд из разных стран мира участвует большая часть модных домов, брендов.

Александр Васильев: Да, и часто бывают тендеры, дизайнеры хотят их выиграть. Модельеры хотят прославиться. Но это касается не только спорта, в конце концов. Каждая авиакомпания привлекает модельеров, чтобы разработать форму. Модельеры часто работают для форм банковских работников, для школьной формы. Даже иногда модельеры участвуют в том, в чем они не должны участвовать: в создании военной формы. Тут надо знать не стиль, а условия военных действий, и мы знаем, что у нас потратили много денег на это, а солдатики мерзли. Но у нас так часто бывает: мы хотим сделать лучше, а получается как всегда. Ну, у нас же много денег…

Леонид Велехов: А теперь к истории одевания наших олимпийских команд. На первую Олимпиаду в Скво-Велли, в 1960 году, наша команда приехала бог знает в чем, зато уже не следующую приехали в шубах из золотой нерпы. В обозримом периоде олимпийцев сначала одевал Слава Зайцев, в советское время, в первое послесоветское время одевал Валентин Юдашкин, и в последнее время одевает Боско. Кто лучше справился со своей задачей?

Александр Васильев: Мне кажется, что техническая оснащенность Боско была лучше, чем у Вячеслава Михайловича Зайцева и Валентина Абрамовича Юдашкина. Мне кажется, что Боско победили серийностью, технологией производства, качеством материала, молний, трикотажа.

Леонид Велехов: Но и технологии шагнули вперед за это время!

Александр Васильев: Согласен. Они достигли большего результата, и то, что я видел, является формой, скорее, удобной. Мы можем обсуждать, хороши ли на ней мотивы хохломы, но так как мы все время сталкиваемся с проблемой самоидентификации, все время ищем, а как нам эту русскость выразить…

Леонид Велехов: И забываем Гоголя, который сказал, что народность не в сарафане!

Александр Васильев: Я согласен с вами, но они искали, и я думаю, что ничего лучшего для опознавания русского стиля за границей не нашли. Россию до сих пор узнают по сувениру – матрешка, мы не обсуждаем, что она была завезена, и сам процесс обработки лаком дерева пришел из Китая, не в этом суть. Суть в том, что сегодня в любой стране Запада предмет, по форме напоминающий русскую ложку, золотую, черную и красную, опознают как русскую ложку. И матрешку опознают как русскую. Так что я думаю, что у них было очень мало вещей, которые они могли бы использовать. Палех не идет на спортивную одежду, Гжель слишком путается с голландской керамикой и китайским фарфором, они все родом из Китая. Жостовские подносы родом из Франции 1850-х годов, и они настолько многохромные, там масса цветов, что они увели бы нас из спорта в моду. Я думаю, что они ломали голову не один месяц.

Леонид Велехов: А почему эта, от каких-то комплексов идущая потребность себя идентифицировать?

Александр Васильев: Вы и ответили на свой вопрос! Из-за комплексов. Почему французы не лепят на свою форму сыры или флакончики духов, этикетки от вина Бордо? Да, у нас есть комплексы, мы хотим показать, что мы особенные, у нас есть такой орнамент, мы ищем это. Получается или нет – посмотрим. Мы узнаем и внутреннее мнение, и внешнее, о котором мы прочтем в интернете, в журналах мод, поговорим по итогам.

Леонид Велехов: Но вы считаете, что Боско удалось эти фольклорные завитушки вписать в спортивный стиль?

Александр Васильев: На мой взгляд, удалось. Я уверен, они перерыли все! Иначе бы мы пришли к традиционным цветам российского флага. Голландский флаг – тоже триколор, с теми же цветами, французский тоже, в чешском флаге те же цвета, сербский… Поэтому тут надо было найти что-то другое, и я думаю, что в Боско потрудились не зря, их работа оправдала себя. Я сужу только по тому, что у меня есть, что я видел.

Леонид Велехов: Но разве спортивный стиль – это не лаконизм?

Александр Васильев: Согласен, но у нас есть комплексы, как вы сами сказали. Нам надо показать, что у нас есть ушанка, варежки, валенки…

Леонид Велехов: Я знаю, что Армани на эту Олимпиаду обшивал итальянцев, и его за лаконизм, за строгость как раз критиковали. Не происходит гламуризация спортивного стиля?

Александр Васильев: Происходит, и никак нельзя без нее. Спорт – это бизнес для зрителей, которые будут смотреть соревнования, для журналов, для газет, для авиакомпаний, для всех, кто делал форму, для отелей… Спорт – это бизнес! И тут модная составляющая спорта всегда была бизнесом, она всегда будет, и без денег ничего не делается вообще.

Леонид Велехов: А в этом особость спортивного стиля не утонет, не размоется?

Александр Васильев: Утонет и размоется, да. А что делать, жизнь идет вперед, мы меняемся. И каждая последующая Олимпиада – повод сравнить с предыдущей. Люди наверняка будут говорить: в прошлый раз, в Сочи было так, а сейчас этак… Спорт всегда идет на сравнениях, в этом году он достиг такого результата, в следующем году уже быстрее. Но что интересно, спорт никогда не остается в истории, а мода – всегда! Потому что каждое новое достижение убивает предыдущее, и если мы смотрим за результатами пловцов, бегунов, хоккеистов, всегда новая игра добивается больше, чем предыдущие, потому что они крутятся быстрее, прыгают дальше, выше. Жизнь коротка, искусство вечно, а мода – часть прикладного искусства. В истории остается только искусство, не остается ни экономика, ни политика, ни спорт, как ни крути.

Леонид Велехов: Ну, все же не все искусство, увы. Искусство актера не остается, остается только искусство материальное.

Александр Васильев: Да, и сейчас мы перешли к инсталляциям, которые материально не зафиксированы, только на видео, а видео неизвестно сколько живет.

Леонид Велехов: Вместе с тем, в мимолетности спорта и его прелесть, и его величие. Спортсмен готовится для одного мига, для одного дня олимпийского и все там выдает.

Александр Васильев: Что мне лично импонирует в спорте, это человеческие успехи, чего лично человек может достигнуть благодаря своему упорству и подготовке. Как быстро он может проплыть, пробежать, прыгнуть, забить… Это, конечно, меня поражает!

Леонид Велехов: А все-таки Олимпиаду будете смотреть?

Александр Васильев: Я думаю, урывками. Мне интересно, насколько это будет волнующе.

Леонид Велехов: А сами вы спортивную одежду носите?

Александр Васильев: Никогда! Если мою куртку вы можете назвать спортивной… Но, по-моему, ничего спортивного в ней нет. Конечно, элементы есть, сегодня это тренд сезона, вельвет сегодня тоже можно назвать, скорее, охотничьей тканью, чем спортивной. Но футболки я ношу, тенниски тоже.

Леонид Велехов: А какой из элементов или видов спортивной одежды больше всего вошел в обиход повседневный?

Александр Васильев: Я бы сказал, их пять: бейсболки, кроссовки, футболки, тенниски и шорты. Вот я бы назвал эти пять элементов, которые спорт нам подарил. Мы можем найти и другие, но эти носят все. Нет человека в мире, который бы не имел хотя бы одной из этих составляющих.

Леонид Велехов: Замечательно! Как всегда, с вами необычайно интересно!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG