Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Еще до того, как XXII зимние Олимпийские игры в Сочи начались, они стали, пожалуй, одними из самых скандальных за всю историю. Внимание мировой общественности было приковано к России в целом и к городу Сочи в частности в связи со многими проблемами: нарушение прав человека, нанесенный природе урон, недовольство местных жителей, дороговизна мероприятия… Как всегда, власти сумели провернуть фантастический трюк и отвлечь всеобщее внимание от более важных проблем на проблему самую удобную.

Чем неотвратимее приближался день открытия Игр, тем активнее в прессе, в интернете и на телевидении муссировалась тема гей-пропаганды, ее запрета, ее недоказанного существования, гомофобии и т. д. О геях спрашивали у Путина, и тот уверял, что в Сочи таким людям ничего не будет грозить. О геях спрашивали и у мэра Сочи, Анатолия Пахомова, и тот уверял журналистов BBC, что их вообще не то что в городе – на всем Кавказе нет. Общественность возмущалась: да сколько можно об этом говорить! Но говорить продолжали с превеликим удовольствием. В итоге ситуация, как это обычно и бывает, доведена до абсурда.

Как только очередной высокопоставленный иностранный гость, будь то король, президент или премьер-министр, заявлял, что в Сочи не сможет приехать либо из-за плотного расписания, либо по личным мотивам, в ответ сыпались комментарии не самого адекватного содержания: "Очередные педики ехать отказались!", "Ну, и слава Богу! Только гомосеков нам тут не хватало!", "Все из-за этих вонючих педерастов". Народ заставили поверить, что положение геев в России – это главное, что заботит мировую общественность, и только люди с так называемой нетрадиционной сексуальной ориентацией виноваты в том, что Игры кто-то бойкотирует.

Апофеозом маразма стало происшествие с местом для митингов. Власти сами выбрали площадку для проведения демонстраций и пикетов во время Олимпиады. Естественно, площадка находилась на задворках олимпийской Вселенной, в скверике небольшого курортного поселка, где мамаши любят выгуливать своих детей. Так вот, эти мамаши, услышав, как собираются использовать их "вольерный комплекс", пришли в бешенство и заявили: "Мы первыми придем сюда на забастовку! Нам тут гей-парады не нужны!" О гей-парадах речь вообще не шла, но у людей уже прочно засела в сознании мысль: если чем-то кто-то недоволен, так это уж конечно положением геев, и протестовать могут только по этому поводу. Понятное дело, что это только подливало масла в огонь.

И вот Игры, наконец, в разгаре. Игры, которые мы оплатили целой страной. Ведь, несмотря на то что чуть ли не все олимпийские объекты – инвестиционные проекты, практически 90% капитала инвесторы взяли в долг у государства. А теперь требуют льгот и послаблений: им, видите ли, тяжело выплачивать долги. Но никто не обращает на это внимания. У всех на устах геи.

Немногочисленные сочинские активисты ЛГБТ-движения стали главными звездами, затмив даже на время травести-артистов
Сочинский гей-клуб превратился в дополнительный пресс-центр. Десятки журналистов с операторами, представители иностранных правозащитных организаций и просто неравнодушные осаждали его изо дня в день еще за пару недель до начала Олимпиады, а теперь поток увеличился минимум вдвое. Посетители отнеслись к происходящему неоднозначно. Некоторые с удовольствием позировали и крутили попами перед камерами, но таких было меньшинство, и в основном это были гетеросексуальные девушки. Большинство гостей камер сторонились, были такие, кто жаловался директорам и администраторам. Съемки пытались запретить, но мало что получалось.

Немногочисленные сочинские активисты ЛГБТ-движения стали главными звездами, затмив даже на время травести-артистов. Журналистов волновали один и тот же вопрос: "Как ваша жизнь поменялась с принятием закона о запрете гей-пропаганды?" Хотелось кричать от отчаяния. Ребята, очнитесь! И до принятия закона российские гомосексуалы не могли похвастаться своим положением, естественно, что после принятия закона жизнь ухудшилась. Но эта тема раздута специально, чтобы отвлечь вас от остальных проблем! О гомофобии в России можно говорить когда угодно, а вот во время проведения зимних Олимпийских игр есть более актуальные, не терпящие отлагательств вопросы. А правительство и оргкомитет радуются, что смогли всех надуть, агрессию народа и трепет иностранной прессы переложить на плечи "содомитов", еще и прикалываются потихоньку: на территории Олимпийского парка играет исключительно та музыка, которая у гей-публики в почете.

Получается, что когда иностранцы уедут, когда весь этот фарс закончится, когда выстроенные наспех будто из картона декорации рухнут, а селевые потоки, вызванные разрушающим вмешательством человека в ландшафт, снесут олимпийскую инфраструктуру, в итоге виноватыми во всем останутся кто? Если иностранцам не понравится в Сочи, никто не подумает, что это из-за незнания большей частью населения иностранных языков (хотя огромные деньги были потрачены на совершенно идиотские программы по ликвидации этой проблемы), что это из-за того, что иностранец сталкивался с хамским обращением персонала в гостинице, полнейшей некомпетентностью волонтеров, неправильно установленными в стиле Сусанина указателями по городу… Нет, это все из-за вечно жалующихся и высовывающихся невпопад геев.

Вот чего они все время лезут и перетягивают на себя одеяло? А ведь на самом деле никто и не высовывается, все это делается искусственно и с точно выверенным расчетом. Я не хочу сказать, что у ЛГБТ-сообщества нет проблем ни в Сочи, ни в России. Проблем полно, их надо как-то решать, желательно грамотно и последовательно. Но такое внимание, такая спекуляция на данной тематике именно в преддверии и во время проведения Олимпийских игр стала еще одной большой проблемой для этих людей.

Андрей Озёрный – начинающий писатель, поэт, автор-исполнитель. Живет в Сочи

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG