Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Православие от полюсов до экватора


Православная процессия в Джакарте, Индонезия

Православная процессия в Джакарте, Индонезия

Новые православные храмы, в том числе русские, все чаще появляются в самых экзотических уголоках планеты

На днях в Антарктиде, на российской исследовательской станции "Беллинсгаузен" на острове Ватерлоо прошло освящение русского православного храма Святой Троицы, высотой 15 метров, фактически действовавшего с 2004 года. Здесь служат сменяющиеся священники из Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Возможно, его можно назвать самым экзотическим из всех православных храмов планеты – хотя в последние годы евангельская проповедь устами православных священников, принадлежащих, в том числе, к Русской православной церкви, все чаще слышна в самых неожиданных странах и местах на карте мира.
Храм Святой Троицы на острове Ватерлоо в Антарктике

Храм Святой Троицы на острове Ватерлоо в Антарктике


Количество людей, исповедующих православие на Земле, формально чуть превышает 220 миллионов человек. В реальности же к настоящим православным можно причислить заметно меньшее число верующих. Любые подсчеты сильно осложняет запутанность терминологии в разных исторических традициях. В Европе, Америке и Азии православных называют "ортодоксами", которые разделяются на "восточных" (это в основном Россия, Восточная Европа и Балканы) и "ориентальных" (например, Армения, Эфиопия, Сирия, Египет и другие), в русском религиоведении именуемых паствой "древних восточных церквей", часть которой, в свою очередь, Московский патриархат считает православными, а часть – нет.

Русские православные церкви за рубежом могут административно принадлежать к приходам и епархиям как напрямую Русской православной церкви (РПЦ), так и Русской православной церкви за границей (РПЦЗ), с 2007 года ставшей особой самоуправляемой частью Московского патриархата – самой крупной автокефальной поместной православной церкви мира. Такие храмы, особенно появляющиеся в последнее время в самых неожиданных и экзотических местах, возводятся скорее по патриотическо-политическим мотивам, а не ради необходимости окормления возросшей паствы, малость которой часто вызывает даже не насмешку, а искреннее умиление – особенно в случаях, когда священники и прихожане в той или иной стране сталкиваются с прямыми и даже смертельными угрозами.
Православный храм Святой Живоначальной Троицы на таиландском острове Пхукет

Православный храм Святой Живоначальной Троицы на таиландском острове Пхукет


В то же время, когда был освящен самый южный православный храм мира в Антарктиде, в Бангкоке прошло освящение нового Свято-Николаевского православного храма, уже шестого по счету в столице Таиланда. Русская община в Таиланде, даже без учета сезонных туристов, действительно велика, поэтому количество православных храмов здесь никого не удивляет – они есть почти во всех городах и на больших курортных островах. То же самое можно сказать и о "православии от РПЦ" в Китае, Японии, Турции, Индии.

Однако недавнее сообщение, например, об окончании постройки православного храма в пакистанской деревне Вазирабад вблизи города Лахор, в стране, где 99 процентов населения – мусульмане, причем придерживающиеся весьма радикально-консервативных взглядов, выглядит неожиданно. Эта церковь входит в миссию Константинопольского патриархата. Приход возглавляет священник-пакистанец Иоанн Танвеер, бывший католик, сменивший веру после случайной беседы с генералом армии Греции, приехавшим по каким-то делам в Пакистан в 1990 году. Всего в Пакистане – около 500 православных верующих, часть из которых принадлежит к миссии с красивым названием – Пакистанская миссия Австралийско-Новозеландской епархии РПЦЗ (ей же подчиняются и приходы в Корее и Индонезии). Своего храма пока у них нет, но его возведение запланировано на ближайшие годы вблизи Карачи.

Русские православные священники служат в десятках стран мира, удаленных от России на многие тысячи километров, – в Нигерии и Уганде, в Чили и Парагвае, в Индонезии и в тихоокеанском островном государстве Тонга, где вся паства насчитывает пять человек. В прошлом году в африканском государстве Кот-д'Ивуар радикальные исламисты напали на православную церковь Воскресения Христова в столице Ямусукро, разграбили ее и похитили на несколько часов настоятеля отца Иеремию и его семью, которым потом удалось чудом освободиться.
Православные христиане Демократической Республики Конго

Православные христиане Демократической Республики Конго


Православие как экзотическая разновидность христианства иногда оказывается весьма привлекательной верой для многих обездоленных в самых отдаленных от России и Европы уголках планеты, на Филиппинах и в Индонезии, в Латинской Америке и на Карибах. Однако силу проповеди слова божьего в тропиках и на экваторе часто подрывают ссоры и выяснения отношений между священниками разных патриархатов, в основном Московского, Константинопольского и Антиохийского. О таких "исторических конфликтах" в странах Азии, Африки и Латинской Америки православные интернет-сайты пишут ничуть не реже, чем о пастырских успехах. Особенно сильно "православное противостояние" в последние годы на латиноамериканском континенте, причем среди "своих", между Аргентинской и Южноамериканской епархией РПЦ и Каракасской и Южно-Американской епархией РПЦЗ, часть которой отказалась признать в 2007 году верховенство Московского патриархата. Епископ Каракасский Иоанн не устает с грустью повторять одну и ту же фразу в разных интервью: "Вся Бразилия у нас ушла в раскол"...

О числе же "новых православных" в экзотических странах русским священникам и авторам православных интернет-сайтов приходится говорить крайне аккуратно – ведь, согласно официальной доктрине, Русская православная церковь не занимается прозелитизмом. Марк Смирнов, религиовед и соредактор журнала "Наука и религия", напоминает, что появление православных храмов в самых отдаленных и от России, и от всего "восточного христианства" местах – вовсе не удивительное явление нашего времени:
Недавно построенная православная церковь в Гватемале

Недавно построенная православная церковь в Гватемале


– В XIX веке русские миссионеры проникали в Японию; раньше, еще в XVII столетии, пленные казаки, оказавшиеся в Пекине, возвели там православный храм. Собственно говоря, он стал основой для Пекинской православной духовной миссии, действующей до сих пор. Попытки проникновения православного христианства в разные земли – это тоже история православия. Конечно, в этом процессе прослеживаются разные смыслы, идеи, интенции. В период существования Российской империи речь, прежде всего, шла о продвижении государственной политики; это было и культурное влияние, и попытка поддержать православных, пусть и немногочисленных, в экзотических для России странах. Из такого вот церковно-политического ряда – и постройка храма Святой Троицы в Антарктиде: сейчас за южную полярную зону борются разные страны, в их числе и Россия. Разумеется, среди полярников не так много православных верующих, но любопытно то, что в алтарь храма заложены списки всех погибших полярников, как российских, так и советских. Это неплохо, потому что должна же быть какая-то память об этих людях, какой-то мемориал.

В случае с Таиландом или соседней Камбоджей речь идет о другом явлении. В этих странах немало российских туристов, вокруг которых постепенно складывается инфраструктура. Здесь "первую скрипку" играет не государство, а русские нувориши, которые всюду хотят жить с комфортом, в том числе и с духовным. Например, в Камбодже с 2012 года поддерживает РПЦ и строит храмы россиянин – владелец одной небольшой местной авиакомпании. Но и здесь можно найти аналоги в прошлом, например, старые православные храмы в Карловых Варах или в Висбадене были построены русскими великими князьями на деньги императорской фамилии. Строили храмы за границами России и русские меценаты.
Храм Казанской иконы Божией Матери в столице Кубы Гаване

Храм Казанской иконы Божией Матери в столице Кубы Гаване


На мой взгляд, и в Таиланде, и в Камбодже должны бы появляться храмы современной архитектуры, с учетом национальной специфики, я такие, например, видел в Финляндии. Но нет: как правило, речь идет о "новодельной эклектике". Взгляните на фото: в храме в момент освящения в основном европейские лица, полагаю, что русские, да и среди духовенства опять же только один тайский священник. Конечно, бессмысленно даже сравнивать скорости распространения по планете православных идей с, например, католичеством, при масштабе миссионерской деятельности Ватикана это невозможно.

Может быть, ситуация складывалась бы чуть по другому, если бы новые храмы не были в основном волеизъявлением современных русских купцов, которые, как вы помните по Николаю Лескову, могли рубить пальмы в ресторане, а потом бить лбом у Пречистой иконы и, вздохнув, сказать: "Отпустила!". Архиепископ Марк, который освящал церковь в Бангкоке, говорит: "Приезжают сюда из России в основном за всякими удовольствиями, включая секс-услуги". Понятно, что это контингент не самый православный, да, люди чаще приезжают в Таиланд грешить, а не молиться. Но, как известно, "сила Божья в немощи совершается". Наверняка возможны и необычные, чудесные явления, которым православные храмы послужат и на далеких тропических курортах, – уверен религиовед Марк Смирнов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG